Сюжет
21:12
23 Марта 2018 г.
«Русский след» в скандале с утечкой данных Facebook. Эксклюзивное расследование RTVI
Поделиться:

«Русский след» в скандале с утечкой данных Facebook. Эксклюзивное расследование RTVI

«Русский след» в скандале с утечкой данных Facebook. Эксклюзивное расследование RTVI
Фотография:
Bloomberg / Getty

Грандиозный скандал вокруг самой популярной социальной сети планеты Facebook набирает обороты. Незаконное использованием данных 50 миллионов пользователей уже стоило этой компании десятков миллиардов долларов капитализации. Но главная интрига — в этой истории появился «русский след». Один из центральных персонажей — Александр Коган, выходец из бывшего СССР, до последнего времени сотрудничал с Санкт-Петербургским государственным университетом и даже получал от него миллионные гранты. Именно Коган передал компании, работавшей на избирательный штаб Трампа, данные о миллионах американцев. Все это очень специфические сведения о наших с вами предпочтениях — причем не только и даже не столько политических — помогли застройщику-шоумену стать президентом. Сам факт, что большие данные стали инструментом политической игры, потряс Америку. Означает ли это, что работа с big data будет остановлена или наоборот — мы все теперь под колпаком и о приватности в сети надо забыть? В новой реальности разбирался Сергей Морозов.

Все началось с того, что бывший аналитик фирмы Cambridge Analytica рассказал газете Guardian, как на самом деле привели к власти Дональда Трампа: десятки миллионов американцев подверглись пропагандистской атаке, данные о них были выгружены из фейсбука, загружены в компьютер — и машина предсказала их реакции точнее, чем мог бы человек. Выгрузить данные помог Александр Коган — профессор психологии Кембриджского университета, выходец из бывшего СССР.

//Berkeley University//
Фотография:
Berkeley University

Русскоговорящий профессор родился в Молдавии, потом родители увезли его за границу. Коллеги по Кембриджу не знали, что он преподает еще и в Санкт-Петербургском Государственном университете, и к тому же получил там грант на исследования по очень интересной тематике.

Это подтверждают приказы по университету — из них следует, что работа Когана в России шла три года, указан номер гранта, который он получил, и сумма — более миллиона рублей только за 2016 год. Сотрудничество шло до последнего времени, проект закрыли лишь в декабре 2017.

Самое интригующее — это тема исследования. За сухим академическим названием скрывается исследование психологии «темных черт личности» в интернете, иначе говоря — интернет-троллей.

Руководство Университета отказалось комментировать, как и почему профессор Коган работал у них, но в интернете осталась запись лекции одной из участниц проекта — старшего преподавателя кафедры Янины Ледовой.

Янина Ледовая
Янина Ледовая,
старший преподаватель кафедры общей психологии СПбГУ

«Итак, у нас есть руководитель нашего проекта. Его зовут Алекс Спектр, он работает в Кембридже и сейчас работает с СПбГУ. Он занимается исследованием социальных сетей, построением моделей на основании анализа лайков страниц и профиля личности. У нас есть коллеги, которые занимаются анализом данных — программисты, специалисты по темной стороне личности, лингвисты, и я в основном организую этот проект»

В рамках проекта в России прошел опрос десяти тысяч человек, и в 2016 году группа собиралась переключиться на изучение американских пользователей соцсетей. Теперь, когда проект окончен, его участники говорят, что Коган почти не приезжал в Россию — сам он в начале этой недели затаился у себя дома в Сан-Франциско, потом дал интервью CNN. В нем он утверждал, что агентом Кремля никогда не был и не догадывался о том, что его научная работа будет использована в политике.

Еще один неожиданный поворот в этой истории: британская пресса утверждает, что талантливый психолог Коган (у него действительно немало наград со студенческих времен) — на самом деле внук известного советского ученого Александра Борисовича Когана, который основал в Ростове-на-Дону Институт Нейрокибернетики, теперь носящий его имя.

//Южный федеральный университет//
Фотография:
 Южный федеральный университет

Советский ученый Коган придумал метод хронического вживления электродов для исследования функций мозга. Его внук изобрел гораздо более тонкие методы: он предсказывал поведение человека на основе больших данных — людей делили на классы в зависимости от их реакций.

В упрощенном виде это объяснял бывший директор Cambridge Analytica Александр Никс: если надо сагитировать за оружие невротиков — покажем им картинку с грабителем, который рвется в дом, а людям веселым и позитивным для тех же целей покажем картину охоты на уток. Когда еще не было понятно, кто победит, Трамп или Клинтон, Никс произнес такие слова:

Александр Никс
Александр Никс,
бывший глава компании Cambridge Analytica

«Из двух кандидатов, которые сейчас ведут гонку, один использует эти методы. И будет очень интересно посмотреть, как все это повлияет на ближайшие 7 недель»

Чем закончились выборы — известно. И теперь, после скандала вокруг Facebook, Никс больше не возглавляет Cambridge Analytica. Основатель социальной сети Марк Цукерберг, потеряв за неделю 50 миллиардов рыночной капитализации, заявил, что властям, возможно, придется ввести новые законы об охране персональных данных. Но, вероятно, уже поздно: охранять нечего. Профессор Бостонского университета Анатолий Темкин уверяет: «Наша информация покупается и продается, и мы вообще не знаем об этом. Огромное количество компаний, которые называются „дата-брокеры“, делают на этом деньги. Как базы данных будут использоваться — это их абсолютно не интересует». 

Михаил Левиев работает на светлой стороне big data — его компания не манипулирует людьми, он работает с массивами данных: для банков, ритейла, металлургии и химической промышленности. Объем заказов постоянно растет, потому что данные — настолько мощная вещь, что отказаться от них — значит проиграть. За 2015-2016 годы его компания сгенерировала больше данных, чем за всю историю человечества.

Противников big data больше всего тревожит то, что в огромных потоках данных машины ориентируются гораздо лучше, чем люди — в итоге машины знают о нас больше, чем мы сами. Неважно, о чем вы говорите по телефону — общая картина ваших звонков и встреч позволит понять суть разговора, а потом машина еще и спрогнозирует, что вы будете делать дальше.

Парадокс в том, что ваши личные данные не важны — важно, что машина относит вас к классу людей и знает о вас все, не зная вас по имени.

Сергей Марин
Сергей Марин,
основатель Школы данных

«Под закон о персональных данных подпадают фамилия, имя, адрес, но это никому не интересно. А вот данные о том, кому вы звоните, куда ездите — это интереснее»

Наверное, машина смогла бы точнее сказать, что именно Александр Коган делал в университете Санкт-Петербурга, какова его роль в избрании Трампа, и заодно предсказать, что он собирается делать дальше.

Жаль, что люди, которые так широко использовали массивы информации о других, так неохотно делятся информацией о себе. Одно можно сказать с уверенностью: если в прошлые годы big data использовали в политике в основном крайне правые и неортодоксальные партии, то в ближайшие годы это информационное оружие скорее всего возьмут в руки и партии политического мейнстрима — и шепчущих вам в ухо станет больше. 



Авторы сюжета:
Видео сюжета
/
Фотография:
Brais G. Rouco / SOPA Images / LightRocket via Getty Images