Фотография: Евгений Павленко / Коммерсантъ
Когда против «Русала» были введены санкции, то десятки, если не сотни компаний запаниковали. Это одно из крупнейших предприятий, влияющий на рынки алюминия по всему миру: в 2016 году активы корпорации оценивались в $14,5 млрд, на «Русал» работает 72 тысячи человек. Получилось, что спасением российского предприятия занялись, казалось бы, главные геополитические противники Москвы — страны ЕС. Мы попытались понять: как Ангела Меркель и другие европейские лидеры расставляют приоритеты.

Что беспокоит Ангелу Меркель

Американские власти способны проявлять гибкость в вопросах санкционной политики. Пока она коснулась только российского алюминиевого гиганта «Русал». Глава Минфина США сказал, что ограничительные меры направлены на олигарха Олега Дерипаску. Пусть уйдет из компании, и санкции будут сняты. И тут немедленно посыпались вопросы: в чьих интересах действует американский Минфин? Почему именно «Русал» получил шанс спасти бизнес? Пойдет ли на сделку Дерипаска?

Ангелу Меркель трудно назвать поклонницей Дональда Трампа — впрочем, у них это взаимно. Канцлер Германии выступает за предоставление убежища иммигрантам, за борьбу с изменениями климата, за глобализацию и открытые границы. Изоляционист и главный враг всех нелегалов Дональд Трамп — полная противоположность. После его избрания именно Ангеле Меркель как-то сама собой перешла роль лидера свободного мира и главного борца за демократические ценности.

Зато Россию оба, казалось бы, осуждают: вводят санкции, высылают дипломатов, ограничивают возможности. Но есть деталь: оказалось, что Россия — не Северная Корея. Ее ресурсы нужны Европе — и тут заговорил бизнес.

Так совпало, что как раз на днях американский Минфин выступил с неожиданным заявлением: компанию «Русал» готовы исключить из санкционного списка, если от нее откажется владелец — Олег Дерипаска.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Судьба добросовестных работников «Русала», которая так озаботила американский Минфин, на самом деле второстепенна. А первостепенна — судьба европейских предпринимателей, ведь именно они беспокоят Ангелу Меркель и, как следствие, американское правительство. По данным Wall Street Journal, безопасность германских предприятий, зависящих от российских поставщиков, — одна из главных тем рабочей встречи в американской столице.

Реакция США

В Берлине Андреас Метц представляет мощную лоббистскую структуру — Восточный комитет немецкой экономики. Именно здесь был составлен объемный доклад для правительства Меркель, в котором описывается едва ли не крах крупного немецкого бизнеса — разрыв контрактов с Москвой означает приостановку или остановку деятельности для десятков корпораций, говорит Метц. И если в 2014 году совместный ответ Запада на аннексию Крыма был понятной и справедливой мерой, то сейчас, в 2018, европейцы оказываются заложниками американцев.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

45 президент США считает себя очень эффективным бизнесменом, специалистом по хорошим сделкам. Он даже книгу такую написал — «Искусство сделки». В Вашингтоне бытует мнение, что жонглирование экономиками разных стран мира — это именно то, чем Трампу интересно заниматься. Азарт велик: он затевает торговую войну с Китаем, вводит пошлины на алюминий и сталь, задевает тем самым партнеров по Евросоюзу. Подумав, временно отменяет пошлины для европейцев. Но дедлайн (первое мая) совсем близко. Миссия Меркель в Вашингтоне — убедить американского президента: с Европой он вполне может рассчитывать на хорошие сделки.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Дональд Трамп проявлять гибкость готов. Европа — все-таки не Китай, который, по мнению президента США, «насилует экономику Соединенных Штатов», лишает рядовых американцев работы и дохода. Что же касается санкций против российских корпораций, санкций, которые могут ударить по партнерам в Старом Свете, то Америка наверняка подумает. В конце концов, Трамп никогда не хотел всерьез ссориться с Путиным. Об этом осведомлен Конгресс — в июле прошлого года законодатели ограничили возможности главы государства: Трамп без их одобрения отменить антироссийские санкции не может.

Санкционная политика

Сейчас в Вашингтоне настаивают: Америка не дает задний ход, не меняет решений, не смягчает ограничительные меры, а наносит точечный удар по нужным людям.


Брайан О’Тулл работал в управлении по контролю за иностранными активами Министерства финансов, занимался как раз санкционной политикой. Сейчас — аналитик в респектабельном исследовательском центре Atlantic Council («Антлантический совет»). О’Тулл — из тех, кто против Трампа. Но точно — за санкции. Как и его германский коллега Ян Техау, эксперт фонда Маршалла.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

И все же, почему столь непредвзятые профессионалы выбирают одну компанию, а не какую-нибудь другую? Вероятно потому, что «Русал» — главный поставщик алюминия на европейский рынок. Без продукции компании могут остановиться, к примеру, Airbus, BMW и Volkswagen. Пострадают и американские компании: для того, чтобы переориентироваться на других поставщиков, говорят эксперты, западным производителям может понадобиться целый год, а это огромные убытки.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Торг уместен, даже когда все понимают, что санкции вводятся за дело. И опять же, какие санкции. С середины марта 2014 года Россию последовательно исключают из круга избранных стран: «Большая восьмерка» становится семеркой, российская делегация лишается права голоса в Парламентской ассамблее Совета Европы, приостанавливаются программы взаимодействия в целом ряде сфер. Москва вводит контрсанкции, начинается эпопея с импортозамещением, попытки производить свой собственный хамон... Но в целом, по мнению экономистов, санкции значительного эффекта не произвели. Не запретили же экспорт нефти — как в свое время Ирану. Вот это было бы равносильно катастрофе. А так...

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Что будет дальше

В самом начале многосерийной санкционной истории США ввели ограничения против российских нефтяных компаний, в том числе «Лукойла». Но спустя четыре года в Нью-Йорке вполне открыто и успешно работают их заправки. А все потому, что санкции бывают разные. Те, что против «Лукойла», предусматривают технологические ограничения, но не предполагают ни запрета деятельности в США, ни замораживания активов.

Россия продает Америке даже сжиженный газ. В общем, при необходимости прагматичный подход одерживает уверенную победу.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Пока же страдают конкретные, очень богатые россияне: такие как Олег Дерипаска, Вексельберг, Костин, Миллер. Эксперты, консультирующие чиновников в Вашингтоне, говорят, что в этом и состоит задача — минимизировать ущерб в масштабах России, но поставить под угрозу состояние самых влиятельных. Ведь именно олигархи теряют миллионы, размещенные в американских банках, теряют виллы. Теряют, наконец, визы. По задумке эти влиятельные граждане могли бы обратиться к президенту Путину с просьбой развернуть внешнюю политику его страны.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Вечером 27 апреля стало известно, что он согласился покинуть совет директоров группы En+ и сократить свою долю в ней ниже 50%. Bloomberg со ссылкой на свои источники пишет, что Дерипаска хочет сохранить контроль над компанией, даже если компании придется бороться за выживание. И в этой борьбе Дерипаска рассчитывает на помощь европейских лидеров. 

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!