Сюжет
00:43
1 Декабря 2018 г.
Столкновение в Керченском проливе: российско-украинский конфликт по обе стороны
Поделиться:

Столкновение в Керченском проливе: российско-украинский конфликт по обе стороны

Столкновение в Керченском проливе: российско-украинский конфликт по обе стороны
Фотография:
пресс-служба ПУ ФСБ России по Республике Крым / ТАСС

Вооруженный конфликт между Россией и Украиной в Керченском проливе вызвал ожесточенные дискуссии и очередную волну критики в адрес Кремля: Дональд Трамп даже отменил встречу с Владимиром Путиным на саммите G20 в Аргентине из-за того, что в России отказались вернуть захваченные украинские корабли и их экипажи. Тем временем российский суд уже арестовал 24 моряка по обвинению в нарушении государственной границы, а в Украине ввели режим военного положения.

Инцидент в Керченском проливе — это, по сути, первое вооруженное столкновение России и Украины. В Киеве сразу же назвали его «российской агрессией», а в Москве — «украинской провокацией». Как объясняет причины этого конфликта российская сторона, выяснял корреспондент RTVI Сергей Морозов.

Российская реакция на столкновение в Керченском проливе. Сюжет RTVI
Российская реакция на столкновение в Керченском проливе. Сюжет RTVI
Российская реакция на столкновение в Керченском проливе. Сюжет RTVI
Фотография:
пресс-служба ПУ ФСБ России по Республике Крым / ТАСС

Всего через несколько часов после столкновения в Керченском проливе, пока Запад дремал или пребывал в растерянности, ведущие российские СМИ выступили с монолитной позицией, которая с тех пор не менялась: это провокация украинского президента Петра Порошенко. Это твердит и ФСБ, и МИД, и, наконец, Владимир Путин.

Странная провокация — очень предсказуемая: Порошенко будто специально взялся доказывать правоту московских политологов. На этой неделе провластные аналитики собрались в Москве и подсчитали, что сбылось из их недавних прогнозов: военное обострение, военное положение в Украине и президентские выборы, кажется, под вопросом. Теперь они спорят только о том, дали ли Порошенко отмашку на эти действия из США.

Сергей Михеев, политолог: «То, что это имело отношение к выборам, — это точно. Сейчас военное положение введено на 30 дней. В принципе обострение в Донбассе было бы логично устроить, чтобы продлить еще на 30 дней, потом еще. И, глядишь, ситуация разрулится».

Ростислав Ищенко, политолог: «Безусловно, Порошенко был заинтересован в том, чтобы эти корабли утопили в Керченском проливе. И он делал все, чтобы это произошло».

Дмитрий Абзалов, политолог: «Основная задача Порошенко — это перебить социально-экономическую и антикоррупционную повестку. Его основная задача была сорвать кампанию Зеленского. Он это сделал на самом деле. Все мы знаем, что он там собирался на билбордах писать: „Я не шучу“. Теперь что он будет там писать? Проблема в том, чтобы переключать повестку». 

Слуга_Народа_фото_1.jpg
Владимир Зеленский
Фотография:
 Ярослав Бурдовицин / WikiCommons 

«Я не шучу» — предвыборный слоган Владимира Зеленского, ближайшего соперника Порошенко. Но теперь не до шуток, ведь ситуация серьезно обострилась. Даже независимые политологи в Москве уже не спорят с тем, что это предвыборная игра Порошенко, которой почему-то Россия решила подыграть.

Дмитрий Орешкин, политолог: «Конечно, Порошенко, когда принимал решение, — а это, видимо, он принимал решение об этом движении военных кораблей — понимал, что перед российской стороной будет очень простой вопрос: или пропускаем, или не пропускаем. Экономика не в лучшем состоянии, выборы на носу, соответственно, надо переносить центр консолидации избирателей из юридически-правовой, экономической сферы в быстро объединяющую идеологию — надо сплотиться, дать ответ. Мы видим томос, идеологию украинской модели православия, и крымский кризис. И то, и другое на негативном информационном фоне может объединить избирателей вокруг Порошенко. Он не может предъявить убедительные экономические результаты, как не может их предъявить и Путин, и они разговаривают с избирателем на риторике игры мускулатурой, одевания в камуфляж».

Вспомним предысторию: сколько раз украинские катера уже заходили в крымские воды, не признавая их российскими, как и сам Крым. Дело обычно заканчивалось тем, что российские пограничники вытесняли их из 12-мильной зоны. В этот раз такими мерами не ограничились, и даже объяснили, почему. Официальная версия — украинцы «опасно двигались, расчехлили оружие». Провластные аналитики на вопрос, почему, отвечают очень по-разному.

Андрей Кошкин, заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова: «Это бы расценивалось как победа украинских ВМС над Российской Федерацией, и если бы мы их пропустили, то это бы значило, что с Россией можно делать все что угодно. Не только жить за ее деньги, но и обзывать ее как угодно, пинать и требовать от всей мировой общественности предпринять меры против России».

Ростислав Ищенко, политолог: «К кромке российских территориальных вод подошли четыре корабля: один из них дозаправил три остальных, и они продолжили путь. Российским пограничникам четко показали, что буксир везет не солярку. Зачем нужен такой буксир — непонятно, но на него можно загрузить несколько тонн динамита и взорвать его под мостом. Любой пограничный офицер, рассматривая движение эскадры, должен был прийти к выводу, что на буксире везут взрывчатку, чтобы взорвать мост. А два артиллерийских катера идут для отвлечения на себя внимания».

KMO_168643_00034_1.jpg
Фотография:
Капитан 3-го ранга Владимир Лесовой, задержанный на корабле ВМС Украины в Керченском проливе 
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

ФСБ России выпустила подробное описание того, что нарушили украинские моряки: федеральные законы России «О внутренних водах», «Об охране госграницы», а кроме того, приказ Минтранса России, согласно которому проход через Керченский пролив требует разрешения, а не простого уведомления. Все эти законы действуют, если признавать Крым российским. Независимые политологи уверены, что украинская «провокация» состояла как раз в том, что они прокладывали маршрут в Азовское море по нормам международного, а не российского права.

Дмитрий Орешкин, политолог: «Азовское море — это акватория, которая принадлежит двум государствам, берега которых к ней выходят. Соответственно и пролив является международным проливом. Соответственно тот, кто регулирует прохождение через пролив — в данном случае Российская Федерация. Потому что Керчь и Таманский полуостров — под контролем России, соответственно, и мост под контролем. Тот, кто регулирует, и должен определять безопасные правила движения. Он должен выполнять функции регулировщика и говорить: ты идешь туда, ты идешь навстречу, ты подождешь и т.д. Это называется уведомительным характером: корабли подошли, записались в очередь и прошли. Но Россия ввела разрешительный порядок. Она села на этот пролив и кого-то пускает, кого-то не пускает, а это уже выход за правила международной морской практики».

Когда еще не было известно, что Дональд Трамп отменил встречу с Владимиром Путиным, прокремлевские аналитики считали, что ответ России на «провокацию Порошенко» был почти безупречным.

Сергей Михеев, политолог: «Я считаю, действовали оптимально. У нас есть такие горячие головы: потопить, расстрелять, повесить — это было бы излишней крайностью».

Дмитрий Абзалов, политолог: «У нас запросили объяснения по поводу прохода судов. Вы помните, когда в последний раз у нашего МИДа запрашивали разъяснения?»

То, что Россия усиливает контроль за Керченским проливом, участники дискуссии считают абсолютно оправданным.

Ростислав Ищенко, политолог: «Действуют те же правила прохода, но возможность менять правила России дает не наличие Керченского моста, а отношение Украины к мосту. Потому что если бы российские депутаты, министры и генералы заявляли, что они что-то хотят взорвать на территории Украины, Украина могла бы реагировать».

Андрей Кошкин, заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Плеханова: «Россия устанавливает порядок в Керченском проливе: там находится очень серьезный объект военно-стратегического назначения — Крымский мост, который в дебатах политики из Украины постоянно хотят взорвать. Они предлагают это сделать, даже рассказывают какими способами. Извините, мы вынуждены не просто его защищать, мы должны предполагать, что диверсия может произойти в любую минуту, и для этого были подняты в воздух авиация и современные вертолеты. Для того, чтобы обеспечить надежную охрану такого важного государственного дорогостоящего объекта».

Именно «провокация Порошенко» позволила Украине высветить, что Россия де-факто контролирует международный пролив между Черным и Азовским морем. Объяснить это международному сообществу будет непросто.

Дмитрий Орешкин, политолог: «Во-первых, конечно, это пропаганда, потому что мост построен вопреки международным правилам. Поскольку акватория принадлежит двум государствам, строительство каких-либо сооружений в горле этой акватории должно получить взаимное одобрение двух сторон. Не надо объяснять, что Украина не давала никакого согласования. Сказка о том, что у нас появились дополнительные права на обеспечение безопасности, работает только в нашем информационном секторе, а в мировом секторе она не работает, потому что какие дополнительные права из неправового сооружения этого моста? Это только в нашем воображении может существовать».

Но в конце концов ситуацию можно было разрядить, просто отдав Украине моряков и корабли. Почему Москва не стала этого делать, остается загадкой. Политолог Кирилл Рогов предлагает перевернуть ситуацию: возможно, все двигалось в другую сторону — сначала (по другим причинам) сорвалась эта встреча, а уже потом Москва решила проявить жесткость с Украиной.

Кирилл Рогов, политолог: «Встреча Трампа и Путина возникла во время визита Джона Болтона в Москву. Он предложил Москве новую тему — Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и Китай. И я думаю, что отмена встречи — это результат того, что продвижения в этом направлении не произошло, и что по предложенной Болтоном теме Кремль либо дал неудовлетворительный ответ, либо не дал ответа».

Если это так, то украинским морякам не позавидуешь: то они заложники предвыборной ситуации в Украине, то заложники двусторонних отношений России с США. Даже неизвестно, что лучше. Одно радует: по расчетам как прокремлевских, так и независимых аналитиков, войны России с Украиной, видимо, в ближайшее время не будет. Кажется, первое открытое столкновение вооруженных сил останется без продолжения.

В Украине на 30 суток ввели военное положение. На этом фоне уже вводятся спорные ограничения — к примеру, с сегодняшнего дня всем мужчинам-гражданам России в возрасте от 16 до 60 запрещен въезд в страну. У правозащитников возникли вопросы и о положении самих украинцев: в десяти регионах, где действует военное положение, могут запретить митинги и акции протеста. Могут возникнуть проблемы и с работой СМИ. Впрочем, мнения в Украине разделились: есть те, кто категорически против особого режима и считает его частью политических маневров Петра Порошенко, а есть и те, кто задается вопросом — что еще остается делать в момент, когда одна страна открывает огонь по другой и берет под стражу чужих военнослужащих? Корреспондент RTVI в Киеве Антон Полищук выслушал позиции неравнодушных украинцев.

Военное положение в Украине. Сюжет RTVI
Военное положение в Украине. Сюжет RTVI
Военное положение в Украине. Сюжет RTVI
Фотография:
@petroporoshenko / Facebook

У стен посольства России в Киеве — клубы дыма и горящие бумажные кораблики. Новость о конфликте в Керченском проливе привела в патриотический экстаз ультраправых. В ход пошли давно апробированные методы самовыражения. Сгорел дотла один из автомобилей диппредставительства, а в здание, несмотря на оцепление полиции и нацгвардии, полетели дымовые шашки.

Без огня, но с не меньшим упорством, пытались проучить агрессора и депутаты Верховной Рады. Народные избранники почти пять часов спорили о введении военного положения в стране, время от времени переходя к брани и драке.

украина.svg

Президент Петр Порошенко требовал ввести военный режим на 60 дней и во всех 24 областях, но в итоге законодатели добились сокращения срока до 30 суток в 10 регионах, граничащих с Россией и непризнанным Приднестровьем.

Петр Порошенко
Петр Порошенко,
президент Украины

«Цель военного положения — показать, что противник очень дорого заплатит, если решит напасть на нас. Это будет холодный душ, который остановит сумасшедших, планирующих атаковать Украину. Если агрессии не будет, считайте, что наша цель достигнута»

Кадры перехвата украинских патрульных кораблей, обстрел судов и захват 24-х моряков действительно потрясли украинское общество. Страх большой войны проснулся впервые с 2014 года.

Но как относиться к военному положению? Что оно изменит? И какой мотив у президента Порошенко? Политический контекст очевиден — до выборов осталось четыре месяца. И это редкий случай, когда позиция Москвы совпадает с мнением многих украинцев: Петр Порошенко исходит из собственного рейтинга, который падает. Несмотря на заверения в том, что военное положение никак не помешает предвыборной кампании, подозрения крепнут.

Андрей Золотарев, политический обозреватель: «Растет рейтинг Юлии Тимошенко, а кампания президента „Армия, мова, вера“, о которой мы слышим с 24 августа, добавила ему около одного процента. <…> Это потенциально оппозиционные регионы, которые поддержат оппонентов Порошенко. Ясно, что этим он ломает избирательные кампании своих оппонентов».

Депутат Юлий Мамчур из Блока Петра Порошенко в интервью RTVI жалуется на коллег: все пять часов в Верховной Раде дискутировали вовсе не о госбезопасности и защите акватории Азовского моря — парламентарии настаивали на неприкосновенности выборов. И политик уверен, что не из благородных побуждений.

Юлий Мамчур
Юлий Мамчур,
депутат Верховной Рады

«Проблемный вопрос — это выборы. У всех на уме выборы, все настроены. Огромные деньги крутятся в рекламе. Депутатов не волновала безопасность государства, о государстве речь и вовсе не шла»


Три бывших украинских президента — Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко —обратились к Петру Порошенко с открытым письмом. Они напоминают, что в последний раз военное положение в стране вводил ровно 100 лет назад гетман Павел Скоропадский, и это закончилось ущемлением прав в УНР и крахом правительства.

Леонид Кравчук во время аннексии Крыма и начала боевых действий в Донбассе был сторонником введения военного положения. Сегодня первый президент опасается, что решения Порошенко могут привести к серьезному ограничению прав и свобод, в частности, свободы слова и передвижения. Может быть введен контроль интернета и СМИ, а также комендантский час, во время военного положения запрещены акции и протесты. В таких условиях кого-угодно можно обвинить в узурпации власти.

Леонид Кравчук
Леонид Кравчук,
первый президент Украины

«Тема очень острая, и она может иметь очень серьезные последствия. <…> Причины для военного положения были все четыре с половиной года. У меня сразу возник вопрос — а почему раньше этого не делали?»

Четыре года назад руководство страны уверяло, что подобные решения ситуацию не спасут. Впрочем, военные, в отличие от ряда возмущенных политиков, жесткие меры поддерживают. Они говорят, что случай в Керченском проливе — беспрецедентный. Хотя бы потому, что впервые Россия вступила в прямое столкновение с Украиной. Без каких-либо добровольцев и «вежливых людей».

Евгений Лупаков
Евгений Лупаков,
глава Союза офицеров Украины

«Официальные российские военные структуры, боевые корабли России напали на боевые корабли Украины. Это уже открытая вооруженная агрессия одного государства против другого. Здесь уже не спрячешься ни за „зелеными человечками“, ни за кем»


Евгений Лупаков, глава Союза офицеров Украины: «Официальные российские военные структуры, боевые корабли России напали на боевые корабли Украины. Это уже открытая вооруженная агрессия одного государства против другого. Здесь уже не спрячешься ни за „зелеными человечками“, ни за кем».

«А как еще отвечать Москве?» — задаются вопросом те, кто Порошенко не любит, но его решение о военном положении одобрил. Среди подписавших указ — Мустафа Найем.

Мустафа Найем
Мустафа Найем,
депутат Верховной Рады

«Оставить без ответа открытую военную агрессию против страны нельзя. Не ради Порошенко, его рейтингов или технологов. Страну представляет не только он, а мы все. И я тоже. Как депутат и как гражданин»

Украинские власти запретили въезд на территорию страны мужчинам с российским гражданством в возрасте от 16 до 60 лет. Исключение сделано для тех, кто едет в Украину с гуманитарными целями или на похороны родственников. Ограничения будут действовать на время военного положения.

Андрей Меркурьев, солист Большого театра: «Я ехал с целью оказаться в Одесском театре на спектакле, который я поставил в 2014 году — балет „Крик“. Каждый раз, когда я приезжал в страну, мне делали специальное приглашение, но в этот раз оно не сработало. Я так понимаю — в связи с тем, что в стране объявлено военное положение».

К счастью для миллионов украинцев, живущих и работающих в России, зеркального ответа Москвы не будет — по крайней мере пока.

В десяти областях, где объявлено военное положение, уже сформировали военные администрации. А во всех, без исключения, областных центрах — советы обороны. В Киеве совет обороны возглавил мэр Виталий Кличко. Усилена охрана транспортных магистралей, вокзалов и аэропортов.

В случае, если начнутся боевые действия, принимать управленческие решения будут военные администрации, а вот гражданские органы власти свои полномочия утратят, — объясняет эксперт по региональной политике Александр Сергиенко.

Александр Сергиенко, эксперт по региональной политике: «Закон о введении военного положения открывает возможности. Если возникнет такая ситуация, что нужно перекрыть дороги, установить контроль, ограничить массовые мероприятия, — вот тогда военная администрация принимает решение о таких мерах».

И, кажется, уже сейчас руководство регионов, где введено военное положение, пользуется новым статусом. В Харьковской и Сумской областях ограничены митинги и протесты. А в Одессе в среду полиция разогнала акцию против застройки прибрежной зоны.

Андрей Золотарев, политический обозреватель: «Зная президента, — он человек во много талантливый, в том числе в упорстве в достижении собственных целей — я думаю, этим голосованием он повесил у себя в шкафу скелет военного положения. Дальше он попытается его нарастить, повесить на него мясо, мышцы, наполнить его конкретным содержанием».

По данным социологов, победу на выборах президента и парламента одержат те, кто убедит электорат в искренней готовности побороть коррупцию. Именно тотальное взяточничество — главный предмет беспокойства и источник разочарования украинских граждан.

А вот вторая выигрышная история — и с ней гораздо проще, чем с первой, — это противостояние с внешним врагом. На уходящей неделе радикалы беспрепятственно взяли под контроль один из самых больших торговых центров Киева «Океан плаза», который связывают с российским бизнесменом, человеком из ближайшего окружения Владимира Путина — Аркадием Роттенбергом. А во Львове сожгли два отделения российского «Альфа Банка», демонстрируя, что изгоняют из Украины бизнес страны-агрессора.


Авторы сюжета:
Видео
Столкновение в Керченском проливе: российско-украинский конфликт по обе стороны