Современные технологии распознавания лиц достигли такого уровня, что старая истина «от людей лучше скрываться в толпе» доживает последние дни. Корреспондент RTVI Гарри Княгницкий вгляделся в будущее без анонимности в офисе российской компании NtechLab, создателей сервиса FindFace. И даже немного изменился в лице — от ужаса.

Распознавание лиц и правоохранительные органы

Благодаря FindFace в социальной сети «ВКонтакте» нашли профили поджигателей многоэтажки в Петербурге в 2016 году. Быстро установили, кто захватил заложников в московском отделении «Ситибанка». Совсем свежий пример: в марте выяснили, кто грабил фитнес-клубы в Ульяновске. Но технология помогает не только в борьбе с криминалом. Систему распознавания лиц от создателей FindFace — компании NtechLab — берет на вооружение полиция. В Татарстане развешивают камеры, по Рязани ездит специальный автомобиль с мобильным биометрическим комплексом — для выявления на митингах и преступников, и просто несогласных. В Москве о пришествии «Большого брата» отчитались еще в прошлом году.

Во время июньского митинга на Тверской городской системы распознавания лиц официально еще не было. А FindFace уже существовал. С помощью него создатели сайта под Je suis maidan находили во «ВКонтакте» аккаунты участников акции и выкладывали на своем ресурсе. Формально разглашением персоналных данных это не является, потому что пользователи соцсети при регистрации сами в один клик подписывают соглашение — и к нему не придраться.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Артем Кухаренко и FindFace

Создатели «всевидящего и всезнающего ока» работают в темной башне в центре Москвы. Хотя на самом деле внутри башня прозрачная, а по периметру нет ни охранников, ни вахтеров. Для работников NtechLab пластиковый ключ для офиса — вчерашний день. Пропуск сотрудника на работу — его лицо. Все это придумал 28-летний Артем Кухаренко.

Кухаренко — выпускник МГУ. Диплом он, кстати, защищал по теме распознавания лиц. Компанию NtechLab он основал в 2015 году, — кроме него в штате было всего два сотрудника. Они выиграли конкурс MegaFace, организованный Университетом Вашингтона, — при этом среди соперников была команда из Google. Через год запустили FindFace: программа находит человека, анализируя базу из более, чем полумиллиона снимков.

Cannot find 'template.blocks.quote' template with page ''

Детектор лиц определяет, где именно на снимке лицо. Дальше нейросеть анализирует индивидуальные черты. NtechLab свою технологию, конечно, не раскрывает. Но обычно выбираются некие опорные точки, — их около ста. Важные параметры — расстояние между глазами, ширина ноздрей, длина носа, форма скул и так далее. В итоге получается трехмерная модель, и нейронная сеть сравнивает ее со снимками из базы данных. На все это — не больше секунды.

Генеральный директор NtechLab Михаил Иванов описывает механизм работы программы так: «Вы же понимаете, что если снимите очки, я вас все равно узнаю. Почему? Потому что я обращаю внимание не только на очки, да? Но и на некую совокупность признаков вашего лица». 


Мировой опыт применения технологии

В общем, на то он и интеллект, пусть и искусственный. Еще бывает поиск по текстуре кожи, ее характерным особенностям, шрамам, — каждый разработчик стремится войти в быстро растущий рынок систем видеонаблюдения со своим алгоритмом. В Израиле есть свой сервис распознавания лиц RealFace, — о его покупке объявила Apple. При этом в стране создается единая биометрическая база граждан. В Китае «Большой брат» давно знает почти все о каждом человеке и каждой машине, попавшей в кадр: это удобно как для поиска преступников, так и для продвижения товаров, — ведь система фиксирует и прилавки, у которых вы дольше всего задерживаетесь, и даже вкусовые предпочтения. Скажем, в закусочной в электронном меню вам сразу могут предложить то, что вы чаще всего заказываете. Не столь быстро технология продвигается в Германии: год назад систему тестировали в Берлине, и эксперимент продолжается до сих пор. Решение так и не принято. Против выступают правозащитники, — опасаются тотальной слежки. Ведь Германия через это уже проходила и безо всяких там алгоритмов. 


«Большой брат» в России

Для России с ее тоталитарным прошлым всеобщее распознавание лиц — тоже весьма болезненный вопрос. Но, к примеру, активистка Юлия Успенская (ее задержали на митинге 12 июня прошлого года на Тверской) сейчас живет не в России, — говорит, что база всех несогласных и так есть везде, где это ужно. На протестных акциях — масса сотрудников в штатском. И каждого активиста они знают в лицо. «Они мне сказали, что я в составе пятисот человек держала плакат и скандировала лозунги. Хотя меня даже близко не было ни к плакатам, ни к скандированию лозунгов» — вспоминает Юлия свое общение с правоохранительными органами.

В этом смысле, как убеждены некоторые правозащитники, система распознавания могла бы даже помочь. Например, Дмитрию Бученкову, осужденному по Болотному делу за то, что ударил полицейского. Тот заявил, что опознал Бученкова по глазам, носу и ушам, — хотя нападавший был в капюшоне. По словам адвоката Светланы Сидоркиной, система распознавания лиц могла бы точно засвидетельствовать: Бученков не виновен. Адвокаты обращают внимание: видеозапись — это объективное доказательство, которое действительно способно освободить невиновного.

А «Большой брат» прекрасно справится и без достижений прогресса. Как уже было не раз.


Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!