Сюжеты
23:54
4 Сентября 2019 г.
Источники RTVI: у россиянина, которого считают убийцей Зелимхана Хангошвили, могли быть сообщники среди друзей бывшего чеченского полевого командира
Поделиться:

Источники RTVI: у россиянина, которого считают убийцей Зелимхана Хангошвили, могли быть сообщники среди друзей бывшего чеченского полевого командира

Видео
Источники RTVI: у россиянина, которого считают убийцей Зелимхана Хангошвили, могли быть сообщники среди друзей бывшего чеченского полевого командира
Фотография:
Clemens Bilan / EPA / TASS

Берлинская полиция показала фотографию российского гражданина, предполагаемого убийцы бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили. По паспорту задержанного якобы зовут Вадим Соколов. Но документ, судя по его номеру и отсутствию в российских базах данных, выдан тем же подразделением МВД, что уже оформляло загранпаспорта предполагаемым агентам ГРУ Боширову и Петрову, известным так же под фамилиями Чепига и Мишкин, которых подозревают в отравлении Скрипалей в Солсбери. Новые подробности этого дела узнал шеф европейского бюро RTVI Константин Гольденцвайг.


В отличие от Лондона, в новом шпионском скандале официальный Берлин пока что реагирует сдержанно. До сих пор власти, хоть и требуют всестороннего расследования, о наличии «политической составляющей» говорить не спешат.

Сам Соколов, находясь в берлинском СИЗО, не дает показаний. На прошлой неделе он по собственному желанию пообщался с представителями российского консульства, но те журналистам не дают конкретной информации и утверждают, что до сих пор — то есть уже неделю — якобы проверяют странную ситуацию с как будто бы фальшивым загранпаспортом Соколова, по которому он через Францию въехал в Шенген незадолго до убийства.

Прошедшие несколько дней полиция посветила поискам очевидцев: разыскивали тех, кто видел предполагаемого убийцу в Берлине или знает, где он жил. Уже официально в прессу сообщаются и новые подробности, например, фотографии электоромотороллера, на котором подозреваемый рассчитывал сбежать с места преступления в центре Берлина, но был пойман с поличным, попытавшись сбросить пистолет и глушитель в воду.

Многое действительно указывает на след спецслужб, но есть и противоречивые улики. Например, татуировки в околокриминальной стилистике, обнаруженные на теле задержанного, которые никак не вяжутся с требованиями к агенту ГРУ. А значит, нельзя исключать, что совершено было преступление при участии спецслужб, но чьими-то чужими руками.

То, как мастерски было спланировано убийство Хангошвили, наводит и на мысль, что у убийцы, прибывшего из России, были здесь местные пособники, которые заранее выслеживали жертву и готовили преступление. И вот информация от людей, близко знавших Зелимхана Хангошвили: сразу несколько источников сообщили RTVI, что вероятных сообщников тоже задержали.

Рубати Митсаева, представитель Ахмеда Закаева в Германии: «Буквально после убийства Зелимхана, уже на второй день я получала такую информацию, что могут быть замешаны эти люди… Но я не полиция, я не могу с уверенностью говорить, что они замешаны. В этом, конечно, должна разбираться полиция. Но факт, что полицией уже задержаны убийца и сообщники. <…> Это был самый его близкий человек, который входил в его круг, который, по словам информатора, был очень близок с ним, хороший друг. По нашей информации, он действительно может быть сообщником этого российского агента».

Пока что речь идет о версии. RTVI в прокуратуре Берлина не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть задержание возможных сообщников киллера. Но если эта гипотеза подтвердится, то получится, что Зелимхана Хангошвили здесь, в Германии, предали свои же. Что никак не отменяет возможной связи самого убийцы с российскими спецслужбами.

Скорейшего расследования убийства сегодня требовали и перед ведомством канцлера. Там на крупную для чеченской диаспоры демонстрацию вышли больше ста человек — кавказские беженцы, обвиняющие не только российские, но и немецкие власти в попустительстве, а именно в том, что не обеспечили безопасность убитого.

Мухаммад Абдурахманов, представитель организации Vayfond в Германии: «Мы требуем от властей Германии, чтобы они привлекли к ответственности тех работников миграционной службы, которые не предоставили Зелимхану Хангошвили убежище, по чьей халатности Зелимхан Хангошвили и был легкой добычей для российских спецслужб».

Это была, пожалуй, более эмоциональная акция, чем в субботу у российского посольства, где митинговали чеченцы, скорее, из числа светских сторонников Дудаева и Масхадова. Здесь же участники были настроены жестче. Пожалуй, еще никогда перед ведомством канцлера Меркель не открывалось такой картины.

Яраги Сулумов, участник акции протеста: «Мы заявляем сегодня этому руководству, чтобы они не говорили потом, что мы их не предупреждали, что они не знали. Чтобы они нас защищали. В противном случае мы сами себя будем защищать. Мы найдем способ как».

Любопытно, что очередная акция, в отличие от демонстрации в субботу, проходит уже не перед российским посольством, а перед ведомством канцлера Германии. То есть требуют чеченцы в Европе после этого убийства куда больше, чем просто его расследования. Они надеются, что теперь власти Германии и других европейских стран, все последние годы отказывавшие им в убежище и грозившие высылкой из страны, пересмотрят свое отношение.

Пока что, впрочем, ничто на это не указывает. Вот пример: организатор этого митинга — активист Мухаммад Абдурахманов, младший брат известного оппозиционного чеченского блогера Тумсо Абдурахманова. Как и известный родственник, он получил от суда едва ли не последней инстанции отказ в предоставлении убежища и в течение 30 дней обязан покинуть Германию.

Мухаммад Абдурахманов, представитель организации Vayfond в Германии: «Сразу, по прилету в аэропорт Шереметьево, я эту картину представляю таким образом, что меня задержат сотрудники ФСБ, проведут очень „ласковый‟ разговор. Потом меня так же „ласково‟ передадут в руки чеченских правоохранителей. Скорее всего, это будет какой-то там отдел по борьбе с терроризмом. И дальше меня будут использовать с целью вытащить на родину моего старшего брата, будут писать, я буду говорить, что он сошел с ума и такие вещи как бы... Ну, меня будут использовать как заложника, я думаю. Возможно, даже меня убьют».