Сюжет
21:48
11 Апреля 2018 г.
Как Марк Цукерберг оправдывался перед Конгрессом за утечку данных
Поделиться:

Как Марк Цукерберг оправдывался перед Конгрессом за утечку данных

Как Марк Цукерберг оправдывался перед Конгрессом за утечку данных
Фотография:
Olivier Douliery / ABACAPRESS / Коммерсантъ

Глава Facebook второй день дает показания на Капитолийском холме: накануне его уже целых пять часов допрашивали сенаторы. Создателя крупнейшей на планете социальной сети вызвали на слушания из-за скандала с утечкой данных миллионов пользователей. За слушаниями наблюдал корреспондент RTVI Денис Малинин.

33-летний миллиардер на фоне законодателей выглядит как провинившийся школьник, которого вызвали к директору. Уже второй день Цукерберг оправдывается за скандал с утечкой персональных данных пользователей. Сегодня конгрессмены пытаются выяснить, кто должен отвечать за сохранность личных сведений пользователей Facebook. Основатель соцсети утверждает, что безопасность пользователей — дело рук самих пользователей.  

Конгрессмен-демократ Бобби Раш спросил главу Facebook:

— Почему ответстенность за сохранность персональных данных лежит на пользователях?

— Потому что пользователи сами принимают решение, какой контент опубликовать: фотографии, сообщения и так далее.

Эксперты называют ответ Цукерберга спорным. Но он настаивает: Facebook — дело добровольное. И все решения — что показывать миру, а что нет — личное дело пользователей. Несмотря на уверенный ответ, заметно, что для Цукерберга такой формат общения непривычен: в пиджаке и галстуке любитель футболок и толстовок явно чувствует себя некомфортно. Синий пиджак с голубым галстуком в фирменных тонах компании журналисты уже назвали «костюмом для извинений». Цукерберг волнуется, часто пьет воду и смотрит по сторонам и на своих консультантов. Зал заседаний забит: на слушания с участием создателя самой популярной на планете соцсети ажиотаж. 

К этой встрече он готовился несколько недель. Советовался с юристами, что и как отвечать, — но всего предусмотреть не удалось. Конгрессмен-демократ Дик Дурбин задал один простой вопрос, который поставил Цукерберга в тупик.

— Господин Цукерберг, вам было бы удобно сказань нам название отеля, в котором вы остановились?

— Эм-м… Нет.

— Если вы переписывались с кем-нибудь на этой неделе, вы бы назвали нам имена этих людей?

— Сенатор, нет, я бы, наверное, не стал публично их называть.

— Собственно, это и есть разговор о праве на конфиденциальность, о возможных пределах того, что вы готовы рассказать о себе в современной Америке во имя, я цитирую, «объединения людей во всем мире».

Цукерберг в очередной раз извинился за утечку персональных данных и за то, что компания Cambridge Analytica получила сведения о 87 миллионах пользователей соцсети. Основатель Facebook подчеркнул: Cambridge Analytica получила данные пользователей легально, — в 2012 году таковы были рамки дозволенного в политике безопасности социальной сети. По словам Цукерберга, он и сотрудники его компании хотели помочь разработчикам создавать новые, удобные для пользователей приложения. Никто и не предполагал, говорит Цукерберг, что британские аналитики используют полученные данные для создания таргетированной политической рекламы. В 2014 году бреши в системе защиты информации закрыли. 


Сенатор-республиканец Дэн Салливан продолжил выяснять у Цукерберга, какие данные могла собирать социальная сеть и, что важно, — кому их могли передавать:

— Мы не продаем данные никому. Рекламщики не получают доступа к персональным данным пользователей.

— Вы когда-нибудь записывали телефонные разговоры пользователей?

— Сенатор, я не верю, что подобные данные когда-либо собирались.

Слушания в Конгрессе, говорят американские журналисты, наглядно продемонстрировали, какая пропасть лежит между Кремниевой долиной и Вашингтоном. Законодатели ориентируются в вопросах морали, но с трудом понимают технические тонкости того, как работает социальная сеть. Впрочем, делиться секретами Цукерберг не намерен: зачастую он уходил от прямых ответов на каверзные вопросы политиков.

Сенатор-республиканец Линдси Грэм заинтересовался положением Facebook с точки зрения мономольного законодательства:

— Есть ли альтернатива Фейсбуку?

— Да, сенатор. В среднем каждый американец использует восемь разных приложений для того, чтобы оставаться на связи.

— Это всё похожие сервисы?

— Мы предоставляем разные услуги.

— А Твиттер занимается тем же, чем и вы?

— Мы с ними частично пересекаемся.

— Вы не думаете, что у вас монополия?

— Я так не думаю.

Не забыли законодатели и о «Рашагейте». Цукерберг признал, что сотрудничает со следователями из команды Роберта Мюллера и принимает меры для борьбы с российскими интернет-троллями. Например, владельцам большого количества страниц требуется дополнительно подтверждать свою личность и местонахождение. Фейковые аккаунты Цуккерберг обещает блокировать. И здесь же — парадокс: неясно, где та грань между свободой слова каждого пользователя и вычислением фейковых аккаунтов. 


В итоге Цукерберг признал: интернет развивается слишком стремительно и без государственного регулирования здесь не обойтись. Однако до сих пор не ясно, как работу той же Facebook можно отрегулировать. Социальная сеть не считается средством массовой информации или оператором связи и не подпадает под соответсвующие правила. Конгрессмены уже внесли законопроект, который обяжет соцсети спрашивать у пользователей разрешения на сбор их личных данных. Но скептики говорят, что это вновь лишь перекладывает ответственность за любые утечки на плечи пользователей, которые никогда не читают многостраничные соглашения о конфиденциальности. 


Авторы сюжета: