В конце июля по СМИ и соцсетям широко разошлась история Михаила и Марины Бухашеевых из Иркутска, которым пришлось вернуть пятилетнюю приемную дочь Алену (имя изменено) биологическим родителям из Таджикистана. Минсоцразвития региона и детский омбудсмен в Приангарье уверяют, что девочку кровным отцу и матери передали абсолютно законно. Почему опекунов разлучили с ребенком и как они годами отстаивают свое право на его воспитание — в материале RTVI.

От роддома до противостояния

Алена родилась в иркутском роддоме 3 октября 2017 года. В медучреждении у матери девочки — гражданки Таджикистана Аноргул Гайбулаевой — обнаружили туберкулез и рекомендовали ей обратиться к профильным специалистам, а ребенка для обследования перевели в детскую больницу, рассказывает представительница биологических родителей Алены Ирина Толмачева. Из роддома Аноргул выписали спустя три дня после родов, не выдав при этом справку о рождении девочки из-за отсутствия перевода паспорта с таджикского на русский язык, утверждает ее защитница. Однако дочь родителям не отдали, даже когда они предъявили медикам необходимый документ.

«Перевод паспорта не взяли. Врач ему [отцу Алены Азизу Асадову] сказал, что ребенок вообще уже находится у опекунов. А в выписке было написано, что ребенок будет находится в Ивано-Матренинской больнице для выявления иммунитета», уверяет Толмачева.

Чтобы выяснить, где находится Алена, паре посоветовали обратиться в органы опеки и попечительства, но там к таджикской семье отнеслись очень недоброжелательно, вспоминает Азиз: «Женщина [сотрудница опеки] начала нам угрожать. «Про этого ребенка вы забудьте. Если начнете бунтовать, я вызову ФМС, вас депортируют, и остальных ваших детей заберем».

Фото предоставлено Бухашеевыми

Супруги еще несколько раз пытались узнать хоть что-то о судьбе дочери, но их старания так ни к чему и не привели. Тогда Азиз обратился за помощью к своему начальнику, а тот в свою очередь попросил свою знакомую Ирину Толмачеву разобраться в ситуации.

Тем временем девочку поставили на учет как оставшуюся без попечения родителей и начали подыскивать ей замещающую семью. В декабре 2017 года, когда Алене исполнилось два месяца, предварительную опеку над ней оформили Михаил и Марина Бухашеевы, у которых не было своих детей. Михаил рассказал RTVI, что сотрудники тогда заверили супругов: никаких юридических проблем не будет, потому что биологические родители бросили ребенка, что, по их словам, подтверждалось прочерками в свидетельстве о рождении.

В феврале 2018 года Бухашеевы стали полноценными опекунами Алены — следующим шагом должно было стать ее удочерение. В то же время кровные родители, по словам их представительницы, обратились в прокуратуру и суд, чтобы доказать родство с собственной дочерью. Именно тогда Михаил и Марина узнали, что Аноргул и Азиз намерены вернуть себе ребенка, утверждает Толмачева. Пообщаться с биологическими родителями RTVI не удалось.

У приемных родителей Алены иная версия событий. Как вспоминает Михаил, родные мать и отец девочки внезапно объявились с требованием указать их имена в свидетельстве о рождении ребенка лишь в августе 2018 года. Причем до этого биологические родители никак не интересовались судьбой дочери, уверяет мужчина.

«На протяжении всего времени вместо биологических родителей на судах присутствовала их представитель. Не поступало ни звонков, ни каких-либо просьб показать им их дочь», — говорит Михаил.

В заседании, на котором суд по совместному иску кровных отца и матери рассматривал вопрос о расторжении договора об опекунстве, Бухашеевы участвовали в качестве третьих лиц. Тогда Аноргул и Азизу отказали в их требованиях из-за неверно составленного заявления. На какое-то время таджикская семья снова исчезла, а Михаил и Марина начали готовиться к удочерению девочки.

В сентябре 2018 года, собрав все документы, пара обратилась в суд для одобрения удочерения Алены и получила положительное решение. Однако вскоре выяснилось, что биологические родители подали иски повторно — отдельно от отца и отдельно от матери. Суд удовлетворил требования Гайбудаевой и Асадова, обязав уполномоченные органы внести изменения в акт о рождении ребенка. Вместе с тем родному отцу отказали в требовании передать девочку ему на воспитание.

Фото документа предоставлено Бухашеевыми

«Есть еще один важный момент: отец, когда подал иск, также сдавал [тест] на отцовство. Когда родство подтвердили, он потребовал отдать ребенка ему, но суд отказал, сказав, что это не в интересах ребенка. А мать такое требование не ставила. Ей было нужно, чтобы ее записали как мать в акте рождения ребенка. Но ей тест на ДНК не проводили. При этом согласились с тем, что она мать ребенка, только на основании ее слов», — рассказывает RTVI адвокат Бухашеевых Анна Ханхалаева.

Отмена удочерения и долгие переговоры

В мае 2019 года по повторному иску биологических родителей Алены суд аннулировал ее удочерение судья счел, что оба никогда не отказывались от ребенка. Несмотря на это решение, Аноргул и Азиз не могли тогда забрать дочь, поскольку находились за пределами России.

Фото документа предоставлено семьей Бухашеевых

По словам защитницы Бухашеевых, еще в конце 2018 года Аноргул и Азиза выдворили из страны за нарушение миграционного законодательства и на несколько лет запретили въезжать обратно. Для отца ограничения действуют до 2024 года, а для матери — до 2028 (вместо родителей в судебных заседаниях участвовала их представитель. — прим. ред.). Оказавшись на родине, пара попыталась вернуть Алену по доверенности, но не позволила опека.

Михаил и Марина попытались оспорить решение суда об отмене удочерения Алены, однако результатов это не принесло. Позже супругам удалось вновь получить статус опекунов, и девочка продолжила жить с ними, поскольку суд не обязывал Бухашеевых вернуть ребенка в родную семью.

В июне 2022 года после долгих переговоров консульства Таджикистана с российскими ведомствами кровная мать Алены приехала в Иркутск и обратилась в отдел опеки по вопросу передачи ей ребенка. Вскоре Бухашеевых обязали приводить девочку на встречу с Гайбулаевой, чтобы «наладить контакт между матерью и ребенком».

«Но мы и не препятствовали никогда. Мать даже при встречах с нами не разговаривала, просто отворачивалась и все. Мы с представителями ее общались», рассказал RTVI глава семьи Бухашеевых.

В июле прошло несколько таких встреч-знакомств. На них присутствовали представители органов опеки и психолог, рассказали RTVI в аппарате уполномоченного по правам ребенка в Иркутской области Татьяны Афанасьевой. После третьей встречи психолог пришла к выводу — контакт между биологической матерью и дочерью установлен.

Фото предоставлено Бухашеевыми

«По факту они ей [Алене] чужие люди. Психолог, которую назначали власти, сказала, что после трех встреч зафиксирован контакт матери с ребенком. Но что это значит? Для того, чтобы наладить контакт, не меньше года надо. А там три встречи по 20-30 минут. Поэтому резонно задаться вопросом о профпригодности такого специалиста», — считает Михаил.

Очередная встреча, 22 июля, к удивлению Бухашеевых, проходила не только в присутствии Гайбудаевой и сотрудника органов опеки — на нее также пришли представители регионального Минсоцразвития, детского омбудсмена Иркутской области, таджикской диаспоры Иркутска, а также около 20 крепких мужчин.

В таджикской диаспоре рассказали RTVI, что принять участие в процессе передачи девочки биологической матери их попросил генконсул республики. Свою просьбу дипломат якобы объяснил желанием «не допустить различных межнациональных конфликтов».

«Все были в курсе происходящего, все было по закону. Мы помогли все организовать и получили благодарности как со стороны России, так и Таджикистана», — пояснил собеседник RTVI.

На той встрече Михаилу и Марине вручили распоряжение об освобождении их от исполнения обязанностей опекунов и сообщили об изъятии ребенка. Приемные родители выступили против такого решения и попытались объяснить присутствующим, что возникшая ситуация может травмировать девочку. Однако в итоге все закончилось не в их пользу: Алена оказалась в руках биологической матери, а некоторые участники встречи пострадали.

«Они [представители биологических родителей] подошли к моим доверителям, взяли их в кольцо. И тогда Толмачева говорит: “Забирайте ребенка”. В это время опекуны позвонили своим родственникам — братьям-сестрам, потому что поняли, что что-то непонятное происходит. Во время инцидента некоторым женщинам [со стороны приемных родителей] были причинены телесные повреждения. Они обратились в полицию потом, все зафиксировали. Полиция стояла на все смотрела и бездействовала», — рассказала RTVI адвокат Бухашеевых.

Защитница биологических родителей Алены настаивает, что Михаил, Марина и их родственники тоже вели себя крайне агрессивно — устраивали провокации и скандалили.

«Мы пытались договориться до поздней ночи. Бухашеев вызвал подкрепление, его друзья и родня дежурили у дверей опеки. В какой-то момент девочку вывели из помещения опеки через черный ход, посадили в мою машину. Так там на улице была целая толпа с их стороны. Стоял ОМОН и не мог справиться с ними. Они пинали мою машину, отломили зеркала. Я думала, мне голову оторвут волосы вырвали, а Аноргул повредили два пальца», — вспоминает Ирина Толмачева.

Присутствующий на встрече представитель регионального Минсоцразвития решил, что пока семьи не договорятся, Алене лучше находиться в социально-реабилитационном центре — тем же вечером девочку направили туда. Однако уже на следующий день выяснилось, что из учреждения ее забрала биологическая мать, и они вместе направились в Новосибирск, где находится генконсульство Таджикистана.

Борьба продолжается

С тех пор приемные родители не видели Алену и не знают, что с ней сейчас происходит. По последней информации, биологическая мать хочет увезти ребенка на родину, однако пока не может этого сделать, поскольку в начале лета Бухашеевы, еще будучи опекунами девочки, оформили запрет на ее выезд за пределы страны.

Фото Марины Бухашеевой

В аппарате новосибирского детского омбудсмена Надежды Болтенко RTVI сообщили, что держат на контроле ситуацию с Аленой. По сведениям ведомства, генконсульство Таджикистана в Новосибирске предоставило ребенку и ее биологической матери все необходимые условия для проживания.

В самом генконсульстве заявили, что очень обеспокоены случившимся. В ведомстве считают, что вопрос должен решиться в рамках двусторонних соглашений и международных договоров, подписанных Таджикистаном и Россией. В диппредставительстве также отметили, что передача ребенка на предварительное опекунство гражданам России без согласия таджикской стороны является нарушением соглашения о сотрудничестве между государствами-участниками СНГ. Особый акцент дипломаты сделали на том, что Алену, по их словам, никто не пытался удочерить.

«Просим российские СМИ не искажать данные и не писать о том, что девочка была удочерена. Такая процедура не проводилась. Мы благодарны российской семье, которая опекала ребенка и надеемся, что с пониманием отнесутся к данному вопросу», — сказано в сообщении генконсульства.

В аппарате уполномоченного по правам ребенка в Иркутской области Татьяны Афанасьевой RTVI сообщили, окажут поддержку семье Бухашеевых «насколько это возможно», а также будут следить за судьбой Алены через детского омбудсмена в Таджикистане.

Михаил считает, что Аноргул и Азиза интересует вовсе не возвращение дочери в семью, а возможность стать гражданами России. Сама девочка стала россиянкой в начале лета, и теперь ее родные мать и отец тоже могут претендовать на этот статус.

«Ходят слухи о том, что они так хотят получить гражданство, но доподлинно нам это неизвестно. Шансы вернуть девочку есть, мы хотим восстановить себя в правах опекунов. Мы стремимся добиться законным путем того, что девочка должна жить с нами: теми, кто ее воспитал, вырастил», — сказал Бухашеев в беседе с RTVI.

По его мнению, в первую очередь в происходящем виноваты чиновники, из-за которых суд отозвал у них документ об удочерении, а кровную мать не лишил родительских прав.

В региональном Минсоцразвития, в свою очередь, пояснили: так как отец и мать не были лишены родительских прав, а уполномоченный по правам человека в Таджикистане предоставил документы о том, что семья родных родителей благополучная, органы опеки Иркутской области не имели законного права отказать биологическим отцу и матери в передаче им родной дочери.

Фото предоставлено Бухашеевыми

Несмотря на это, Бухашеевы не оставляют попыток вернуть Алену и намерены бороться за свои права. Недавно они обратились в Следственный комитет, который начал проверку иркутских органов опеки и в отношении пока неустановленных лиц завел уголовное дело по статье «Халатность» — оно находится на личном контроле у председателя СК Александра Бастрыкина.

Кроме того, 17 августа прошло первое заседание об оспаривании распоряжения органа опеки, согласно которому Алену передали родной матери. Однако никакого решения суд не вынес, решив по ходатайству органов опеки передать дело на рассмотрение в другой район. Михаил и Марина намерены оспорить это решение, а также хотят попросить судью назначить девочке независимую психологическую экспертизу.

По словам адвоката Бухашеевых, новое рассмотрение дела состоится не ранее, чем через месяц. За это время Алена вместе с биологической матерью может улететь на родину. Ведь даже несмотря на то, что сейчас у девочки нет разрешения на выезд в Таджикистан, в консульстве ей могут оформить второе гражданство по стране происхождения родителей.