Сюжет
15:01
2 Декабря 2018 г.
«Тот, кто пришел убивать, не должен жить». Введут ли в Израиле смертную казнь для террористов
Поделиться:

«Тот, кто пришел убивать, не должен жить». Введут ли в Израиле смертную казнь для террористов

«Тот, кто пришел убивать, не должен жить». Введут ли в Израиле смертную казнь для террористов
Фотография:
Mahmoud Illean / AP

Три четверти населения Израиля выступают за введение смертной казни для террористов, от рук которых за годы независимости погибли тысячи граждан. Инициатор закона — партия «Наш Дом Израиль» под руководством Авигдора Либермана. В январе закон прошел первое чтение, однако затем все остановилось. Против смертной казни выступили в офисе юридического советника правительства. Ситуация усугубилась после выхода партии НДИ из правящей коалиции. Кто хочет напугать смертника электрическим стулом, разбирался шеф ближневосточного бюро RTVI Евгений Сова.


Тот страшный день Владимир Любарский помнит в деталях: помнит, как люди в военной форме приехали к нему домой и сообщили, что его сын, боец элитного спецназа «Дувдеван» Ронен, тяжело ранен в ходе операции по поимке террористов на Западном берегу. Один из палестинцев бросил на военнослужащего 20-килограмовую гранитную плиту, и через несколько дней, не приходя в сознание, Ронен скончался.

Владимир, отец Ронена Любарского: «После его гибели мы узнали, что он много писал. Очень много записных книжек. Одну из них мы написали на его могиле. Каждую неделю проверяй, что ты сделал».

Для боевых товарищей Ронена найти убийцу было делом чести. Операцию по задержанию проводили в лагере беженцев «Эль-Амари» недалеко от Рамаллы. Подозреваемый сдался без сопротивления и через несколько недель предстал перед судом с улыбкой на лице. Кажется, он совсем не боялся израильского правосудия. Может быть, потому что точно знал: максимальная мера наказания — это пожизненное заключение. Смертная казнь в еврейском государстве не применяется даже к самым жестоким палестинским террористам.

Родители Ронена приняли решение не присутствовать на заседаниях военного суда. Елена говорит, что просто не может это выдержать, а Владимир уверен, что, пока не будет закона о высшей мере, палестинский террор ничем не остановить. Убийце своего сына они желают смерти.

Елена, мама Ронена Любарского: «Меня так учили в детстве, что тот, кто пришел тебя убить и это согласно нашим законам, он не должен жить. Смертная казнь — это приемлемое решение вопроса».

Октябрь 2011 года. Сделка по возвращению из плена ХАМАСа капрала Гилада Шалита. 1027 палестинцев в обмен на одного израильского солдата. Среди освобожденных — более 200 человек, отбывавших пожизненные сроки, как здесь принято говорить, с «кровью на руках». Это — активисты террористических организаций, например, Ихья Синвар, нынешний глава ХАМАС, который похитил и лично убил военнослужащего Нахшона Ваксамана. Здесь же — Хумас Бадран, один из организаторов теракта у дискотеки Дольфи и гостиницы «Парк» в Нетании.


У многих израильтян тогда были смешанные чувства: радость за живого солдата и в то же время — стыд перед родственниками жертв террора за то, что убийцы их близких вот так просто выходят на свободу. А еще через несколько лет руководство Службы общей безопасности ШАБАК скажет, что более половины освобожденных вновь вернулись к террористической деятельности. С момента заключения сделки по вызволению Шалита и по сегодняшний день от рук этих преступников погибнут по меньшей мере 70 израильтян.

Двора Гонен вспоминает, как 19 июня 2015 года палестинские террористы убили ее сына Дани. Отсидев «шиву», неделю траура по еврейской традиции, она поняла, что нужно срочно что-то делать. Так родилась идея создания форума «Выбираем жизнь». Одно из главных требований организации — введение смертной казни для террористов.

Двора Гонен
Двора Гонен,
основатель форума «Выбираем жизнь»

«Увы, но мы разучились жестко отвечать на террор. Мы боимся, что скажут про нас в мире, что скажут судьи и прочее. А все это время у нас только добавляются вдовы, сироты и матери, потерявшие своих детей от рук террористов»


Требование «смертной казни для террористов» — одно из основных предвыборных обещаний партии «Наш Дом Израиль» под руководством Авигдора Либермана. В мае 2016 года, вступая в правительство Нетаньяху, Либерман выдвинул вопрос высшей меры в качестве условия в коалиционных соглашениях. Впрочем, согласия одних политиков в данном случае оказалось явно недостаточно: идею казнить террористов категорически не приняли израильские юристы. Против смертной казни выступили также правозащитные организации и некоторые отставные силовики.

photo-2.jpg
Фотография:
Nasser Shiyoukhi / AP

Юрист Идан Двир — специалист по международному праву, в прошлом проходивший службу офицером при военной прокуратуре. Он говорит, что высшая мера станет громадным пятном на репутации Израиля, а сравнивать еврейское государство с Америкой, где во многих штатах практикуется смертная казнь, просто некорректно.

Идан Двир, адвокат, специалист по международному праву: «Проблема в том, что армия контролирует гражданское палестинское население, и применение смертной казни в отношении гражданских лиц будет расцениваться как нарушение международного законодательства, Ведь Израиль фактически является сувереном на территории Западного берега, а это значит, что каждый наш шаг будут тщательно проверять. Мы должны в этом случае оглядываться на международное мнение».

Адвокат Григорий Курзинер считает иначе и добавляет, что параллельно с новым законом о смертной казни следует кардинальным образом пересмотреть условия содержания палестинских заключенных.

Григорий Курзинер
Григорий Курзинер,
адвокат

«Это террористы, и условиях их содержания должны быть жестокими. А сегодня они учатся в университетах, получают образование, говорят по телефону»

Попытки ужесточить условия содержания в тюрьмах были предприняты министром внутренней безопасности Гиладом Эрданом, правда без особых успехов. На решение запретить в тюрьмах трансляцию чемпионата мира по футболу минувшим летом палестинские заключенные ответили голодовкой и обращениями в Верховный Суд. В итоге управление тюрем пошло на компромиссный вариант: заключенным разрешили смотреть всего пять каналов из семнадцати на их выбор. Звучит абсурдно, но такова реальность. Нередко именно те заключенные, которые находятся в израильских застенках, обладают влиянием и, самое главное, важной информацией, за которой охотятся израильские спецслужбы. Это еще одна причина из-за которой представители силовых ведомств выступают против смертной казни.

Против закона Либермана высказываются и в парламентской оппозиции. По словам экс-министра иностранных дел Ципи Ливни, в этом вопросе она вовсе не руководствуется заботой о жизнях террористов, а прислушивается к специалистам по вопросам безопасности.

Ципи Ливни
Ципи Ливни,
председатель парламентской оппозиции Израиля

«Вы думаете, что я против того, чтобы террористы превратились в шахидов и отправились на небеса? Я только за, но я выступаю против закона о смертной казни, потому что он преследует исключительно политические цели, а в вопросах безопасности не должно быть политики»


Если судить по опросам общественного мнения, то большинство израильтян такую позицию Ливни не разделяют. Три четверти граждан в целом поддерживают идею смертной казни для террористов. Среди избирателей правых партий этот показатель составляет 92%.  

Последний раз смертную казнь в Израиле официально применяли в 1962 году. В далекой Аргентине сотрудники Моссада похитили нацистского преступника Адольфа Эйхмана. Его тайком привезли в еврейское государство, показательно судили, а затем повесили. Большинство израильтян тогда выступали за смертный приговор, и мало кто думал о том, как этот шаг воспримут в мире: у евреев было моральное право казнить тех, кто хотел уничтожить их народ. Палестинцы — другое дело, ведь сегодня в Израиле есть и такие, кто до сих пор видит в них будущих партнеров по мирному процессу. 

Видео
«Тот, кто пришел убивать, не должен жить». Введут ли в Израиле смертную казнь для террористов
Фотография:
Mahmoud Illean / AP