Истории
18:04
2 Октября 2019 г.
«Нас реально там приложили прямо в камни мордой»: чему учат на курсах экстремальной журналистики «Бастион»
Поделиться:

«Нас реально там приложили прямо в камни мордой»: чему учат на курсах экстремальной журналистики «Бастион»

Фотография:
Анатолий Жданов / Коммерсантъ

В начале октября сотрудник РИА Новости Святослав Павлов рассказал «Медиазоне» и «Открытым медиа», что его избили на курсах для военных корреспондентов «Бастион», и потребовал возбудить уголовное дело. RTVI разбирался в этой истории и в том, что за курсы проводят для журналистов.


С 1 сентября вступили в силу поправки к закону о СМИ, по которым журналисты перед отправлением в горячие точки должны пройти обучение и получить соответствующий сертификат. На таких курсах репортерам преподают тактику выживания в условиях, приближенных к боевым.

Павлов принимал участие в учебно-практических курсах «Бастион», которые организовал Союз журналистов Москвы совместно с Минобороны и другими силовыми ведомствами. Они проходили в сентябре в Севастополе. Тренинги проводили для сотрудников проектов «России сегодня» и крымских изданий.

По словам Павлова, после двухдневного теоретического курса у них начались практические задания, во время которых морские пехотинцы, изображавшие террористов, инсценировали нападение на журналистов. «Они нас реально там приложили прямо в камни мордой. Всех разложили, пнули по несколько раз ногой по телу, меня пнули раза два. И все, учения окончились», — рассказал Павлов. На следующий день во время лекции на них опять «напали» морпехи. Журналистам на головы надели мешки и вновь избили. Потом увезли на полигон, где, как утверждает Павлов, курсантов обливали бараньей кровью, заставляли ползать по земле и стреляли над головой холостыми патронами. Журналист сравнил эти учения с фильмом «Цельнометаллическая оболочка».

После таких тренингов один журналист уехал с курсов из-за проблем со здоровьем, еще одному порвали ухо, рассказал Павлов. При этом курсантам отказывали в медицинской помощи. В итоге и Павлов вместе с коллегой решил уехать. Остальные журналисты остались на тренингах, так как многие работают в горячих точках и им был нужен сертификат, без которого они не смогли бы продолжать работу.

Историю Павлова прокомментировал генеральный директор МИА «Россия сегодня», телеведущий Дмитрий Киселев. Он подчеркнул, что претензий к военным у него нет, а вот к Союзу журналистов Москвы есть вопросы. «Все же это не бой, а игра. Жесткая, но ведь игра все же. Если так, то стоило бы лучше подумать о безопасности коллег-журналистов», — считает Киселев. Он не доволен, в частности, тем, что участники не могли выйти из «игры» с помощью стоп-слова или другого условного знака, а также тем, что после травмы Павлова ему не провели врачебный осмотр.

Журналистка «Комсомольской правды — Крым» Анастасия Жукова была на курсах «Бастион» в 2017 году. Тогда их проводили во Владимирской области. Жукова написала в фейсбуке, что не согласна с оценками Павлова, но подтвердила его слова об армейском распорядке на курсах. Она рассказала, что ей стягивали руки, после чего у нее остались следы, не проходившие год, а после стрельбы холостыми патронами на нее падали раскаленные гильзы и она получила ожоги.

«Полтора часа нас гоняли по лесу. Разведчики изображали боевиков старательно, пинали нас, матерились, унижали, обещали отрезать уши. Приходилось ползти, идти на коленях, отплевываться от песка и пыли. Ничего не видно, наволочка на голове, периодически она тебя придушивает. Переход реки вброд. Поездка под сиденьем ПАЗика в положении „как бросили — так и валяешься“. И так полтора часа», — написала Жукова.

Несмотря на все это, итогами тренировок она довольна и не видит поводов для возмущений. По мнению журналистки, «Бастион» должен существовать дальше. «И он может быть с еще более жесткой дисциплиной, чем сейчас. А то поселили в чистую теплую казарму, накормили от пуза в офицерской столовой, а ходить строем по территории для некоторых оказывается слишком тяжелой ношей», — отметила Жукова.

Хорошей школой для военного корреспондента считает «Бастион» и журналист Сергей Асланян, который тоже был на курсах в 2017 году. «Был БМП и маршрут, когда на каске осталось с десяток глубоких вмятин. Полностью заминированный дом. В него необходимо войти и выйти. Почти каждый день были растяжки, гранаты, ловушки, мины и фугасы. Бинтовали, накладывали жгуты и таскали раненых целыми днями», — вспоминает Асланян. По его оценке, за неделю участников тренингов «очень грамотно и профессионально погрузили в непривычные ситуации, показали различные сценарии, предостерегли от фатальных заблуждений и дали широчайший простор для практики».

Курсы «Бастион» существуют с 2006 года. Каждый год они проходят в разных регионах России. В Союзе журналистов Москвы заявили, что участники курсов дают добровольное согласие на занятия, а всем нежелающим предлагают отказаться. В организации отметили, что Павлов с самого начала не соблюдал правила, не выполнял требования инструкторов и не стал проходить повторный медосмотр.

Специальная подготовка журналистов к работе в зоне военных конфликтов — это распространенная практика. Например, бывшая сотрудница «Коммерсанта», корреспондент «Новой газеты» Александра Джорджевич рассказала, что прошла курсы «Основы безопасности в зонах чрезвычайных ситуаций и вооруженных конфликтов для представителей СМИ», которые организовывают Русская гуманитарная миссия и Международный комитет Красного Креста. Она написала, что получила много полезной информации, в частности, как оказывать первую помощь. По словам Джорджевич, она тоже приехала с курсов с синяками, но получила их случайно.

Журналистка отметила, что курсы «Бастион» она и ее коллеги еще год назад «обсуждали с опаской». «Мне искренне жаль, что некоторым журналистам приходится участвовать в том, чего они не хотят, и от чего зависит их будущая карьера и здоровье. Я бы в таком случае однозначно поменяла работодателя», — подчеркнула

Одним из крупнейших международных тренингов для журналистов считается HEFAT (hostile-environment and first-aid training). Его проходят корреспонденты Би-би-си и Euronews. Курсы длятся от четырех до шести дней. На них учат оказывать первую помощь, а также основам безопасности и самозащиты. Журналистам объясняют, как вести себя во время похищения, при взрыве мины или самодельной бомбы, при угрозах сексуального насилия и в других экстремальных ситуациях.

На видео с одного из таких тренингов можно заметить испытания, похожие на те, что используют в «Бастионе». Журналистов тоже похищают «террористы», но физическое насилие с их стороны весьма ограничено. Если участникам тренинга приходится драться, то с человеком в специальном мягком костюме. А для имитации стрельбы используют пейнтбольные винтовки.