Реклама
Новости
12:41
12 Ноября 2019 г.
КС России подтвердил законность конфискации имущества у окружения осужденных коррупционеров
Поделиться:

КС России подтвердил законность конфискации имущества у окружения осужденных коррупционеров

Фотография:
Петр Ковалев / ТАСС
  • До этого изымать имущество можно было только у осужденных госслужащих и членов их семей
  • Новые нормы суд вынес после жалобы бывшего полковника МВД Дмитрия Захарченко и его близких
  • В 2017 году суд конфисковал у них 9 миллиардов рублей в пользу государства

Конституционный суд России подтвердил законность конфискации имущества не только у самих коррупционеров и их родственников, но также у друзей или знакомых обвиняемых. Об этом 12 ноября сообщают «Ведомости».


О решении КС говорится в отказных определениях суда по жалобам бывшего полковника МВД Дмитрия Захарченко и его близких. В июне этого года Захарченко приговорили к 13 годам колонии за злоупотребление должностными полномочиями и взяточничество.

До этого суд отобрал у его семьи 9 миллиардов рублей в пользу государства. Среди конфискованного имущества были наличные, квартиры в Москве и автомобили родителей обвиняемого, его сестры и бывших подруг.

При этом Генпрокуратура не смогла представить прямых доказательств того, что источником этих средств были незаконные доходы Захарченко. «Суд просто написал, что коррупция — это плохо, но не дал никакой оценки доводам заявителей», — рассказала адвокат родителей Захарченко Валерия Туникова.

По версии КС, подобная конфискация «относится к особым правовым мерам», которые не противоречат основному закону о контроле за расходами госслужащих. В законе говорится, что государство может изымать имущество, которое приобрели на незаконно добытые средства, только у чиновников, их жен или мужей и несовершеннолетних детей.

Таким образом, «теперь в доход государства может быть обращено имущество любого человека, если он не докажет законность его происхождения», объяснил адвокат Захарченко Александр Горбатенко.

Кроме того, адвокат Алексей Мельников считает, что практика упрощенной конфискации имущества у третьих лиц применялась в России и до этого. «У нас прокуратура давно ничего не доказывает — она просто излагает свою позицию, а суд с ней соглашается», — сообщил он.