Реклама
Сюжеты
15:32
20 Ноября 2019 г.
«Наши за границей». «Турецкий английский», бубнящие британцы и любовь к фиш-энд-чипс: рассказ Дарьи, которая уехала из Витебска в Ньюарк-он-Трент
Поделиться:

«Наши за границей». «Турецкий английский», бубнящие британцы и любовь к фиш-энд-чипс: рассказ Дарьи, которая уехала из Витебска в Ньюарк-он-Трент

Как устроена жизнь русскоязычных людей, которые покинули родину и перебрались за границу? Что их радует, разочаровывает или удивляет? Как они решились на переезд и думают ли вернуться? Искать ответы на все эти вопросы мы решили вместе с нашими зрителями и читателями за пределами СНГ. В рамках проекта «Наши за границей» мы публикуем анкеты людей, живущих в разных странах мира, но объединенных русской речью. В этот раз о своем переезде из Витебска в небольшой британский город Ньюарк-он-Трент рассказывает Дарья.


Дарья, 25 лет, в 2016 году уехала из Беларуси в Великобританию с мужем «от безысходности». В Витебске работала парикмахером, в Ньюарке стала домохозяйкой

11@2x-100.jpg
Я уехала в 2016 году из Витебска. Мой муж Юрий родился в Латвии, его мама — латвийка, а отец — белорус, и так уж вышло, что они всей семьей тоже жили в Витебске. Мы начали встречаться в 2013 году — белоруска, которая не знает белорусского, и латыш, который практически не знает латвийского языка.

В Британии я живу в маленьком провинциальном городке, который можно обойти буквально за 1,5 часа. Для меня это довольно удручающий факт, потому что я и Витебск большим городом не считала (там живет 360 тысяч человек), что уж говорить про крохотный Ньюарк (27,7 тысячи жителей). Я очень люблю мегаполисы, но жизнь надо мной посмеялась и занесла (по моим меркам) в английскую деревню.

В Беларуси я работала парикмахером, у меня не было недостатка в клиентах, но за два года работы самая большая зарплата у меня была $200, а обычно было $110-$140. Когда я отпросилась на свадьбу, то получила $10 отпускных. Естественно при таком заработке (муж получал приблизительно столько же) невозможно было даже банально снимать квартиру, не говоря уже о собственном жилье.

В 2016-м году терпение лопнуло у родителей мужа, так как их бизнес в Беларуси начали «давить». Тогда мать мужа пошла на встречу к латвийскому консулу, который посоветовал уехать в Северную Европу — в Норвегию или Данию, например. Но на семейном совете решили, что лучше будет уехать в Великобританию, так как муж ездил туда на заработки, и хоть что-то знает об устройстве этой страны. Да и учить английский будет проще, чем норвежский или датский.

По сути, никто Великобританию не выбирал — надо было просто куда-то уехать и срочно. Сначала в Ньюарк-он-Трент уехали муж с мамой. С моим переездом дело обстояло сложнее, так как у меня белорусское гражданство, и в Британию я могла бы попасть разве что по туристической визе, которую мне, скорее всего, не дали бы после просмотра моей справки о доходах.

В итоге, чтобы переехать в Англию мы с Юрой поженились и через несколько недель получили визу EEA Family Permit («семейная виза» — прим. ред.). По этой визе я могла находиться в Соединенном королевстве до окончания ее срока, а также подать документы на резидентство. В общей сложности на подготовку к переезду у меня ушло около полугода.

привыкли.jpg

В этом году. Еще перед переездом я считала, что довольно сносно говорю по-английски: в 2013 году я работал в Турции, и там у меня с английским никогда проблем не было. Но мой «турецкий английский» сильно отличался от «настоящего английского».

С грамматикой у меня проблем не было, но мне катастрофически не хватало словарного запаса, и я вообще не понимала, что говорят эти бубнящие британцы. В диалоге всегда оглядывалась на мужа, чтобы он мне объяснил, что от меня вообще хотят.

В этом и есть проблема «школьного английского»: вместо того, чтобы готовить учеников к выпускным тестам, нужно рассказывать, как попросить счет, как позвонить в больницу или как сделать заказ.

Как я поняла, что привыкла? Очень просто — у меня перестали дрожать поджилки при походе на почту, в кофейню, в магазин или куда-то еще. И еще я перестала нервно улыбаться, когда со мной кто-то заводит small talk, и даже могу что-то пошутить в ответ.

Я привыкала долго именно из-за языка, но у кого-то могут возникнуть и другие проблемы — говорю по опыту своих знакомых. Кто-то «закрывается» в своей этнической группе, не делая никаких попыток, чтобы ассимилироваться. Кто-то приезжает только на заработки и вся эта ассимиляция им даром не далась.

выходцы.jpg

Спокойно. Люди это люди, политика это политика. Но, как говорила моя учительница по английскому, русских легко отличить в толпе по угрюмому лицу и спокойной ровной речи, без каких-либо эмоций.

преим переезда.jpg

Другой уровень жизни абсолютно во всем. Это касается и заработка, и качества еды, и вообще изменения мироощущения.

Великобритания поменяла свое отношение к жизни в целом. Например, одну из моих клиенток в Беларуси сократили на работе в библиотеке, потому что она уже якобы не подходит по возрасту для этой работы (ей было около 50-ти, а в Беларуси женщины на пенсию тогда уходили в 55). Мою маму, которой сейчас 46, тоже не хотели брать — ей, видите ли, скоро на пенсию.

А в Великобритании моя учительница английского решила стать учителем в 40 с небольшим, а пока отучилась, ей уже было 50. До этого она с мужем занималась бизнесом. Сейчас ей чуть больше 60, и она собирается работать, пока может и пока есть желание. Она много путешествует, ходит с учениками в пабы и музеи. Могу ли я представить, что-то подобное в Беларуси, России или другой стране СНГ? К сожалению, нет.

Мы во всем очень ограничены, и если у тебя появится мысль, что можно как-то иначе, тебя сразу приструнят — нельзя, сиди смирно.

До этого мне было страшно, что вот когда-нибудь мне будет 30, 40, 50. Что потом? А сейчас мне совсем не страшно перевернуть все с ног на голову. По крайней мере, меня никто не «ударит по рукам линейкой» и не скажет, что так нельзя.

большая покупка.jpg

Айфон, наверное, если это можно назвать большой покупкой.

11 copy 5@2x-100.jpg

Русскоязычных друзей у меня здесь особо нет — город маленький, из Беларуси я еще никого здесь не встречала, из России знаю одного человека. Русскоязычных прибалтов знаю много, но, к сожалению, у нас с ними разный бэкграунд, и поэтому дружбы как-то не сложилось. По этой же причине я не особо близка и с местными. Правда, они особо к себе и «не подпускают» — сказывается «закрытый» английский менталитет.

То есть знакомые есть, их достаточно, но дружбой это не назовешь.

Вам нравится местная еда? Если да, то что? А что не нравится?

местная еда.jpg

В основном нет, хотя британская кухня гораздо ближе к российской, чем кажется — основные продукты практически те же. Но я, например, не люблю карри, подливку, субпродукты, многие корнеплоды, выпечку, а они здесь на каждом шагу. К тому же, британская еда очень пресная, и теперь я удивляюсь, когда еда в ресторане хотя бы посолена. Но есть исключение — очень люблю фиш энд чипс.

тупик.jpg

В основном нет, потому что я уже привыкла к местному размеренному образу жизни. Но поначалу выводили из себя медлительность, бюрократия и любовь британцев к решению вопросов через письма. То, что можно решить в течение пары часов, решалось в итоге дни, недели, а то и месяцы. Но к этому просто надо привыкнуть и принять как должное.

друзей.jpg

По вкусной и, что важно, соленой еде! Ну и по «приятным» ценам, пожалуй. Но здесь стоит оговориться, что они «приятны» только тогда, когда у тебя в кармане фунты.

вернутся.jpg

Я бы хотела категорически ответить «нет», но прекрасно осознаю, что случиться может всякое, и кто знает, что будет дальше.

Если вы тоже хотите поучаствовать в проекте «Наши за границей», заполните анкету по этой ссылке или в «Одноклассниках» — и мы с вами свяжемся.