Реклама
Сюжеты
01:29
29 Июня 2019 г.
Семь дней протеста на проспекте Руставели. Специальный репортаж RTVI из Тбилиси
Поделиться:

Семь дней протеста на проспекте Руставели. Специальный репортаж RTVI из Тбилиси

Видео
Семь дней протеста на проспекте Руставели. Специальный репортаж RTVI из Тбилиси
Фотография:
Zurab Kurtsikidze / EPA / TASS

В самый разгар сезона отпусков президент России Владимир Путин запретил прямые авиарейсы между Россией и Грузией. В Кремле обосновали это тем, что власти заботятся о безопасности российских граждан, ведь в Грузии уже неделю не утихают акции протеста после визита российских депутатов. Официальная Москва называет это выражением русофобии, но сами демонстранты говорят, что они лишь требуют определенности от своих властей, а не от российских. За протестами наблюдала корреспондент RTVI в Тбилиси Марта Ардашелия.


Днем Тбилиси — центр кавказского туризма: даже в 30-градусную жару узкие улочки Старого города заполнены гостями из разных стран. Но с семи часов вечера грузинская столица превращается в площадку для протестов и шумной борьбы за права страны.

Все началось с того, что не самый известный депутат Госдумы, коммунист Сергей Гаврилов, приехал в Тбилиси во главе делегации Православной ассамблеи. Гаврилов — один из тех, кто в 2008 году голосовал за признание независимости грузинских сепаратистских регионов. Его позвали в парламент и посадили в кресло спикера, оттуда он обратился к залу заседаний. Сначала это возмутило депутатов от грузинской оппозиции, а вечером того же дня несколько тысяч граждан вышли на улицы. Ведь в Грузии считают, что часть территорий страны оккупированы соседней Россией.

Сергей Гаврилов, депутат Госдумы: «Не так давно мы были с официальным визитом в Чеченской республике. Там, действительно, абсолютная безопасность, нелицемерное, сдержанное гостеприимство и все условия для работы. Гуляй себе по городу хоть круглые сутки. Учитесь! Посмотрите, в каком состоянии была Чечня после войны, сейчас мы видим существенный прогресс. Не хочу сказать „берите уроки у Кадырова‟, но есть чему поучиться».

На акциях протеста слышны лозунги против российских депутатов и российской политики в целом. Гаврилова обвиняют в участии в Абхазской войне начала 90-х.

Георги Канделаки, депутат парламента Грузии: «В делегации господина Гаврилова отмечено, что он находился в Абхазии во время войны, когда там погибло много тысяч наших сограждан».

Сергей Гаврилов, депутат Госдумы: «Я никогда в жизни не участвовал ни в каких военных конфликтах, никогда не брал в руки оружие, никогда не был в Абхазии во время войн».

Но у демонстрантов вопросы скорее не к соседней стране, а к своей. И инцидент с креслом в парламенте — не причина, а повод начать протесты. У митингующих накопилось немало претензий к правящей партии. На площади перед парламентом звучит требование провести реформу избирательной системы и отправить в отставку нескольких министров и спикера парламента. Того самого политика, который допустил оскорбительное, по мнению недовольных, появление российского политика в высшем законодательном органе независимого государства.

Гия Барамидзе, депутат парламента Грузии от оппозиции: «Посадили человека, который стал одним из олицетворений того зла, который представляет собой путинский режим. Он говорит: „Вы — грузины, украинцы, — должны свыкнуться с мыслью, что Абхазия и Южная Осетия, Крым не ваши‟. И все, точка, новые реалии. Нет».

В Москве происходящее называют проявлением русофобии, за которым стоит Запад. Владимир Путин запретил прямые рейсы из России в Грузию и обратно и предложил всем российским гражданам вернуться домой. Роспотребнадзор заподозрил, что качество грузинского вина ухудшилось. Но туристам грузинское вино и кухня все еще нравятся. Говорят, единственное, что пугает, — много полицейских около парламента.

Неприятные впечатления правоохранительные органы произвели на гостей Тбилиси после «ночи Гаврилова». Так манифестанты называют кровавый разгон акции протеста 21 июня. Больше 200 пострадавших, в том числе 33 журналиста. На следующий день власти отправили в отставку председателя парламента. Но протесты продолжились: люди потребовали либерализации избирательной системы. Власти согласились и на это. Но требование отставки ключевой фигуры кабмина, главы МВД Георгия Гахария, так и не удовлетворили.

В Грузии эти манифестации называют «протестом новой формации». Молодые люди выходят на улицу сами, без политических лидеров. Из групп в фейсбуке они вышли в оффлайн и теперь вселяют надежду даже в представителей старшего поколения — откровенных скептиков. Здесь многие верят, что демонстрации на проспекте Руставели принесут стране позитивные изменения, даже если за это придется платить из собственного кармана.

Национальная валюта ставит антирекорды. По подсчетам Национального банка Грузии, ущерб от распространения информации о неизбежном снижении потока туристов составит от 200 до 300 млн долларов. В прошлом году в страну приехало больше полутора миллионов туристов из России, а в этом году их должно было стать еще больше. Как говорят в российской туристической отрасли, теперь, когда в Грузию придется добираться на перекладных, желающих наверняка станет меньше.

Ирина Тюрина, пресс-секретарь Российского союза туриндустрии: «В первое время, когда началась приостановка прямых рейсов, поток упадет примерно на 40-60%. Опросы показывают, что 20% из тех, кто собирался, точно поедут. Мы думаем, что пройдет немного времени, ситуация стабилизируется, и многие россияне все-таки поедут стыковочными рейсами».

Не исключено, что за запретом полетов последуют и другие меры. По некоторым данным, российские власти начали запрашивать у торговых сетей информацию о доле грузинского вина в ассортименте. Это может стать первым шагом к введению запрета на импорт алкоголя из Грузии. Впрочем, через это страна уже проходила в 2006 году.

Кристина Талахадзе, основательница кафе Ezo: «Наше вино стало намного лучше после эмбарго Путина».

В первый день протестов в Тбилиси в кафе Ezo решили ударить по тем самым российским туристам и придумали акцию «плюс 20%»: для тех клиентов, кто попросит меню на русском языке, счет вырастает на 20%. Это прозрачный намек на 20% оккупированных территорий Грузии.

Кристина Талахадзе, основательница кафе Ezo: «Я считаю, надо начать разговаривать об этом. Здесь могут быть разногласия, у нас могут быть разные мнения, но нельзя умалчивать. Это не хорошо ни для нас, ни для России. Надо вести себя, как будто бы ничего не происходит».

Саломе Баркер, активистка: «Скажите, что может вообще нравиться в России? Ни денег, ни культуры. Кто-то скажет — Достоевский же?! Ладно, с Достоевским все понятно, но сейчас что, как сейчас проявила себя Россия?».

Грузинский блогер Саломе Баркер теперь выводит людей на масштабные акции протеста. Она стала лицом нового протестного движения. Их требование — определиться с приоритетами: полный отказ от дружбы с Россией, полный переход на дружбу с Западом. Чтобы добиться перемен, этому поколению нужен только мобильный телефон с выходом в интернет.

Своим модератором активисты выбрали телевизионного продюсера Михаила Мшвилдадзе. Его определили путем голосования в интернете. Теперь он следит за ходом демонстраций и выступает с пламенными речами, одну из которых посвятил лично президенту Владимиру Путину.

Михаил Мшвилдадзе, модератор акции протеста в Тбилиси: «Мы не любим Путина. Русских мы любим, всех людей мы любим. Каждый человек нам друг и приятель. Наш враг — Путин».

Чтобы спасти туристический бизнес, в грузинских соцсетях развернули новую кампанию. Хэштег #SpendYourSummerInGeorgia призван убедить потенциальных гостей в том, что здесь нет ни русофобии, ни любой другой фобии, а есть знаменитое грузинское гостеприимство. Только на российскую власть оно не распространяется.

Менеджер одного из гостевых домов в Тбилиси считает, что причин для паники пока нет.

Тамуна, менеджер хостела в Тбилиси: «Возможно, именно на российских туристов эта ситуация подействует меньше всего. Что касается акций, я считаю, что заявления Путина не столько повлияют на поток туристов, сколько сам факт акций и кадры разгона. Это может напугать гостей».

Как долго будет закрыт по вечерам главный проспект гостеприимной грузинской столицы, не знает, пожалуй, никто: ни участники акций, ни организаторы протестных групп в соцсетях, ни модераторы демонстраций в оффлайне. Зато они точно знают, что не хотят видеть на трибуне у здания парламента политиков от каких-либо партий. И следовать за политиками здесь тоже не готовы. Эта площадь видела множество митингов. Но такого не было никогда.


Авторы сюжета: