Реклама
Сюжеты
18:43
30 Октября 2019 г.
«Вредный и опасный для здоровья людей закон». Директор фонда им. А. Рылькова — об уголовном наказании за пропаганду наркотиков
Поделиться:

«Вредный и опасный для здоровья людей закон». Директор фонда им. А. Рылькова — об уголовном наказании за пропаганду наркотиков

Фотография:
Anya Sarang / Facebook

В среду, 30 октября, депутаты Госдумы внесли закопопроект об уголовной ответственности за пропаганду и рекламу наркотиков в интернете. Его формулировки размыты, под пропагандой подразумевается формирование у человека, в том числе, и нейтрального отношения к наркотическим веществам. Наказывать нарушителей могут до семи лет. RTVI поговорил с президентом Фонда им. Андрея Рылькова Анной Саранг о новом законопроекте. Сам фонд помогает наркозависимым и их родственникам, в июне 2016 года структуру признали иностранным агентом. Нынешняя законодательная инициатива становится еще одной угрозой для организации.


RTVI: Как вы относитесь к этой инициативе?

Анна Саранг: Отношение к этому законопроекту у меня не может быть не отрицательным, потому что я считаю его абсолютно бесполезным. Он никак не может помочь разрешить проблему с наркоманией и злоупотреблением наркотиками в России. Кроме того, этот законопроект еще и вредный — для моей работы, для моей организации и таких организаций, как наша, которые работают в сфере общественного здоровья, напрямую с людьми, употребляющими наркотики, с их родственниками и близкими. Таким людям жизненно важно получать качественную информацию о веществах. Нам каждый день пишут родственники, которые не понимают, что происходит с их близкими. Нам эту информацию необходимо доносить до людей, потому что они должны понимать, что такое наркотики, как они воздействуют на человека, чем отличаются одни наркотики от других. Это важно для того, чтобы принимать решения о своем здоровье, своей жизни, о жизни своих близких.

И вот возможности распространять эту информацию нас хотят лишить. Мы и так не особо блестим, потому что у нас есть статья — та же самая ответственность за пропаганду наркотиков. Мою организацию в прошлом году уже оштрафовали на 800 тысяч рублей за информацию о том, как снизить вред от мефедрона. Она предназначалась людям, употребляющим наркотики. Если еще и сажать за это начнут, то о чем тут говорить.

RTVI: Как будем работать фонд, если закон все же примут? Ведь там говорится и о нейтральном отношении к наркотикам.

АС: Научный подход или информационный подход — он всегда нейтральный. Мы же не пишем на вебсайте: «Наркотики — это здорово! Ребята, давайте!» Но теперь я не могу обсуждать, например, медицинское использование психоделиков, в направлении чего сейчас развивается вообще современная наука и понимание депрессии, тревожности и других важных вещей. Вся эта информация станет недоступной, потому что для нас станут недоступными каналы ее распространения, и это, конечно, очень жаль.

Этот законопроект недоработанный. Вы, наверное, уже прочитали, что там и уксус нельзя в нейтральном свете обсуждать, и марганцовку, и ацетон — ряд, знаете ли, полезных вещей. И было бы неплохо, если бы нас не сажали за то, что мы их обсуждаем. Поэтому я надеюсь, что законопроект или будет дорабатываться, или его снимут — дай бог, одумаются. Но, конечно, очень неприятно, что он вообще возник.

RTVI: Как вы думаете, зачем создавали законопроект?

АС: Мне кажется, что это понятно: они пытались сделать что-то другое. Наверное, действительно взволновались по поводу распространения наркотиков где-то там в Дарквебе. «Что это вообще такое? А как с этим бороться? А давайте примем, как мы умеем, какой-нибудь такой закон, чтобы запретить пропаганду!» Ну то есть, видимо, что-то пытались сделать, а получился совершенно вредный и опасный для здоровья людей закон.

RTVI: Что фонд будет делать, если законопроект утвердят?

АС:Мысли, конечно, проносятся в голове... Господин Миронов (лидер «Справедливой России» Сергей Миронов — прим. ред.) только недавно эту свою прекрасную инициативу предложил, но за утро я уже успела продумать список литературы, которую я буду читать в местах лишения свободы. Обсудить какие-то более детальные подробности о функционировании нашей организации мы еще не успели. Посмотрим, если закон будут принимать, в связи с этим будем уже действовать и решать, как работать дальше и работать ли вообще.