Фотография: Jacquelyn Martin / AP

Победа кандидата от демократов Джо Байдена на президентских выборах в США кажется сегодня для подавляющего большинства американцев и мировых лидеров свершившимся фактом. Тем не менее, весьма существенная часть людей, поддерживающих действующего главу Белого дома, все еще верит в его победу.

На данный момент все колеблющиеся штаты, заявившие о победе Джо Байдена, сертифицировали результаты выборов. Байден уже анонсировал назначения на ключевые посты в своей будущей администрации, приступил к приему дел и даже вместе с Камалой Харрис начал получать развед-брифинги — к слову, от назначенного Дональдом Трампом Офиса директора Национальной разведки Джона Рэтклиффа. Другой назначенный президентом чиновник, генпрокурор Уильям Барр, также заявил, что не выявил существенных нарушений на выборах, способных повлиять на их итог.

Даже сам Трамп, кажется, уже начал смиряться с неизбежным. Все еще утверждая о своей победе и массовой фальсификации выборов, он, тем не менее, заявил, что покинет Белый дом, если выборщики 14 декабря проголосуют за его соперника. Кроме этого, президент подготовил для себя «запасной вариант», дав понять, что в случае неудачи в оспаривании результата текущих выборов, попытает счастья через четыре года. Складывается впечатление, что, став заложником своего политического имиджа, Трамп уже не сможет формально признать поражение. Однако образ «героя, павшего в результате заговора и предательства», вполне вписывается в его предвыборную кампанию и может стать красивым способом отступления. Тем не менее часть избирателей воспринимает его слова вполне буквально.

Альтернативная реальность

В глазах этих людей победа Байдена является результатом фальсификации, настолько массовой и явной, что она представляет собой заговор, осуществленный Демократической партией совместно с верхушкой силовых структур, а также с «предателями» из окружения самого Трампа. По их версии, свидетелей нарушений запугивают, СМИ и соцсети, как главные инструменты заговора, отвечают за распространение ложной информации и цензуру, а суды обслуживают интересы «захватчиков власти».

Vote us
Фотография: Ben Gray / AP

Часть этой группы все еще верит в возможную победу Трампа — к примеру, через аннулирование хотя бы части итогов выборов Верховным судом. В таком случае гипотетически может сложиться ситуация, когда ни один из кандидатов не наберет требуемых 270 голосов выборщиков, и, по мнению сторонников Трампа, избрание президента состоится членами Конгресса согласно 12-й поправке к Конституции США. Однако сегодня уже очевидно, что подобный вариант практически нереализуем. Даже назначенные президентом судьи низших инстанций отклоняют его иски за недоказанностью, а представители Республиканской партии на местах сертифицируют результаты выборов. Никаких признаков того, что данная ситуация может измениться, не просматривается.

В свою очередь, сторонники Трампа уверены, что только описанный выше вариант является конституционным. Его провал они рассматривают как окончательный захват страны нелегитимной администрацией, естественным ответом на который становится необходимость «брать власть в свои руки». Скорее всего, после 14 декабря действительно возможны выступления недовольных, однако на практике вряд ли они способны перерасти в полноценную гражданскую войну. Однако очевидно, что значительная часть людей будет продолжать рассматривать новую власть как нелегитимную, и так или иначе саботировать ее решения, создавая своего рода «государство внутри государства».

Истоки конспирологии

Возникает вопрос, как могло сложиться, что миллионы американцев живут в реальности, настолько отличающейся от общепринятой? Ранее уже отмечались социально-экономические и ценностные причины поддержки Дональда Трампа разными частями его электората. Однако для того, чтобы настолько глубоко поверить в конспирологические теории, важны также психологические моменты, поскольку далеко не все люди, голосовавшие за Трампа, разделяют веру в глобальный заговор и решимость бороться против него до конца.

Говоря о психологии, здесь можно выделить интеллектуальный ее аспект, то есть умелое попадание риторики Трампа в «болевые точки» своей аудитории. Речь идет об уже существующих и годами взращиваемых в среде радикальных консерваторов набора убеждений, страхов, фобий и образов врагов, порождающих эти фобии. Сюда относится, в первую очередь, страх перед социализмом, коммунизмом, боязнь контроля и ущемления гражданских свобод со стороны правительства, недоверие к влиятельным и психологически и экономически оторванным от большинства американцев финансовым элитам. Все, что нужно было сделать в этой ситуации Дональду Трампу и его политтехнологам — это выстроить ассоциативные связи между этими фобиями и их политическими противниками.

Вообще демонизация оппонентов проявлялась как минимум со времени появления радикально-консервативного «движения чаепития» в 2009-м году, однако серьезного масштаба достигла только на выборах 2016-го года. К примеру, многие сторонники Дональда Трампа уверены, что их противники являются исключительно левыми социалистами. Аргументы в пользу того, что люди умеренных и даже весьма консервативных взглядов могут не принимать их кандидата по иным мотивам, попросту игнорируются. Вторым важным элементом этой картины мира является также убежденность в коррумпированности всех без исключения представителей правящей верхушки. При том, что случаи коррупции встречаются в элитах почти любой страны, а «большая политика» по определению является грязным делом, данное убеждение в сочетании с первым подготовило благоприятную почву для веры в заговоры.

Эмоциональный аспект этой веры во многом основан на том, что многие люди либеральных взглядов также не способны были слышать тех, кто голосовал за Трампа, но не являлся при этом его поклонником. На них безапелляционно навешивался ярлык «расистов», при этом под «расизм» попадала любая критика новой либеральной идеологии. Более того, впервые за много лет и даже десятилетий политические взгляды стали восприниматься через нравственную призму. Другими словами, в глазах противников Трампа, хороший человек по определению был не способен проголосовать за подобного кандидата. Подобный подход в сочетании с элитарным и надменным поведением лично Хиллари Клинтон также «подлил масла в огонь» нарастающего разделения.

За последние четыре года опасные тенденции только усугубились. С одной стороны, протесты BLM и рост популярности левых идей среди американской молодежи и представителей университетской интеллигенции срезонировали с основными страхами консерваторов. С другой стороны, сам Дональд Трамп многократно говорил о заговоре, и эти рассуждения легли на хорошо подготовленную почву.

Отдельный вопрос заключается в том, смогут ли представители победившей партии наладить диалог с принципиально не признающей их легитимность частью страны, особенно если Трамп, даже уступив власть Байдену, продолжит заниматься политикой? Похоже, что при глубине нынешних противоречий на их разрешение уйдут как минимум годы.

Автор Ксения Кириллова

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!