Фотография: Arturo Rodriguez / AP

10 декабря 2020 года Израиль и Марокко при посредничестве США объявили о нормализации двусторонних отношений. В отличие от других подобных сделок, заключенных Тель-Авивом при участии президента Дональда Трампа в последние несколько месяцев, израильско-марокканская имела одно специфическое условие: США признали суверенитет Марокко над Западной Сахарой — самопровозглашенным государством на побережье Атлантики, право народа которого на самоопределение в той или иной форме признают большинство стран мира. Разбираемся, какую роль в этом на первый взгляд далеком от России конфликте может сыграть Кремль.

Война за испанское наследство

Противостоянию Марокко — королевства, в глазах всего мира имеющего репутацию миролюбивого, светского и даже умеренно демократического — с примыкающей к его южным границам территорией уже почти полвека. Противостояние это когда-то было вооруженным и даже вполне бурным — хотя началось с мирного марша, когда 350000 марокканцев по призыву короля Хасана II вошли на эту землю.

Испанская Сахара — бесплодная и малонаселенная область на северо-западе Африки — была одной из последних колоний, которые Мадрид сохранил к моменту падения режима Франсиско Франко в 1975 году. Так как большинство населения колонии составляли арабы (как и в Марокко) и берберы (как и в Марокко, и в Мавритании), то по Мадридским соглашениям 1975 года Испанскую Сахару разделили между Марокко и Мавританией.

Решение это не устроило никого: и Марокко, и Мавритания претендовали на всю бывшую Испанскую Сахару (в ходе возникшей войны победа осталась за Рабатом — с 1979 года мавританских войск здесь нет), а местные жители хотели независимости. Их вооруженная организация — Фронт ПОЛИСАРИО начал войну с Марокко уже в 1976 году.

Дело осложнялось изначально двусмысленной позицией ООН, которая объявила Западную Сахару «недеколонизированной» страной, на которую ни у кого нет особых прав — в том числе и у ПОЛИСАРИО. При этом ООН признает фронт легитимным представителем народа Западной Сахары. Эту коллизию все участники (и не участники) конфликта используют по своему усмотрению уже сорок лет. Война в Западной Сахаре шла до 1991 года, стоила примерно 10000 жизней с обеих сторон и завершилась никого не удовлетворившим перемирием.

западная сахара солдаты
Фотография: Daniel Ochoa de Olza / AP

Статус кво, который не нравится никому

К концу 2020 года ситуация в Западной Сахаре складывалась следующим образом: большую часть территории страны контролирует Марокко, при этом — ее наиболее развитую и населенную часть. Вокруг нее возведена так называемая Берма или «Марокканская стена», система оборонительных укреплений, за которой — «Свободная зона», чистая пустыня с несколькими населенными пунктами и 200 тысячами населения. Де-факто «зона» — это все, чем управляет Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР), созданное ПОЛИСАРИО частично признанное государство.

Его признают в той или иной степени 60 государств-членов ООН. С 1982 года САДР — член Африканского Союза (что автоматически повлекло выход из этой организации Марокко, впрочем в 2017 году Рабат вернулся в АС). 45 стран (в том числе Россия) признают право народа Западной Сахары на самоопределение, ещё 20 с лишним — право на автономию в составе Марокко.

Именно этот запутанный клубок задумал разрубить президент США Дональд Трамп, решая свою последнюю внешнеполитическую задачу: примирить Израиль с как можно большим количеством мусульманских государств. Свой успех уходящий президент, как обычно, бурно отметил в Twitter: «Марокко признало Соединенные Штаты в 1777 году. Таким образом, уместно признать их суверенитет над Западной Сахарой». Формально США выступают за широкую автономию Западной Сахары в составе Марокко, фактически — отказывают этой стране в праве на независимость.

Реакция не заставила себя ждать. МИД САДР назвал решение Трампа «безрассудным» и «недействительным с юридической точки зрения». МИД России — выходящим «за рамки международного права». Франция (Марокко были ее протекторатом с 1912 по 1956 годы, во Франции живет полтора миллиона марокканцев), напротив, выразила поддержку плану автономизации Западной Сахары в противовес ее независимости. Африканский Союз официально поддержал Западную Сахару и право ее народа на референдум о своём будущем.

виды западной сахары
Фотография: Arturo Rodriguez / AP

При чем здесь Россия?

«Россия может сыграть в урегулировании этого конфликта главную роль на уровне Совета безопасности ООН. США все равно не смогут навязать нужное им решение, потому что будет российское вето». Безаппеляционность этого заявления, сделанного крупнейшим экспертом по западносахарской проблеме, директором по геополитическим исследованиям марсельской бизнес-школы Kedge профессором Яхъей Зубиром имеет свое объяснение. Зубир — этнический алжирец, а его историческая родина играет в ситуации вокруг Западной Сахары серьезнейшую роль.

Алжир — главный противник Марокко в борьбе за влияние на Магрибе и основной спонсор ПОЛИСАРИО. А ещё — третий по величине в мире (и первый в Африке) импортер российского оружия и важный союзник России в Северной Африке.

Примат экономических резонов над геополитическими вообще характерен для всех игроков в западносахарском конфликте, хотя экономика самой Западной Сахары, при всем богатстве ее недр, находится в слаборазвитом состоянии. Марокко — крупный импортер газа, причём в настоящее время значительное количество, 650 млн кубометров в год, вынуждено покупать у своего соперника Алжира. Ещё в 2016 году Марокко и Нигерия подписали договор о строительстве газопровода, по которому нигерийский СПГ пойдет на север континента, а затем — в Европу. В проекте заинтересован и ЕС, пытающийся таким образом снизить зависимость от российского газа. Газопровод пройдет через территорию Западной Сахары, обеспечить стабильность и безопасность в которой — задача Рабата.

Разумеется, там, где речь заходит об интересах российского ТЭК, Кремль действует довольно активно. В 2015 году тогдашний министр энергетики России Александр Новак пытался заинтересовать Марокко российским СПГ. С этого же времени усилилась активность России и на западносахарском направлении. Неприятной неожиданностью для Марокко стало голосование России в Совете безопасности ООН в 2016 году, когда там обсуждался марокканский план автономизации Западной Сахары в составе Марокко. Несмотря на то, что голосование прошло сразу после визита короля Мухаммеда VI в Москву, Россия воздержалась. Два года спустя, в апреле 2018 года Москву посетила делегация САДР, а буквально через 2 недели Россия вновь воздержалась в Совбезе — на сей раз при принятии инициированной США резолюции, призывающей ПОЛИСАРИО к «практически осуществимому» урегулированию в Западной Сахаре. Примечательно, что в тот момент архитектором западносахарской политики Вашингтона был тогдашний советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон, твердый сторонник референдума о будущем спорной территории.

С тех пор все изменилось. США фактически взяли на себя гарантии безопасности инфраструктурных проектов на территории Западной Сахары и тем самым поставили крест на идее ее независимости. Маловероятно, что администрация Байдена отменит эту сделку — как бы ни двусмысленно выглядел отказ США от поддержки права нации на самоопределение и как бы ни хотелось аннулировать «наследие Трампа», отношения с Израилем гораздо важнее и даже небольшое их ухудшения для Белого дома неприемлемо. Ну а перед Кремлем открывается новое окно возможностей — разумеется, в том случае, если там решат, что шанс одновременно осудить на уровне ООН очередную внешнеполитическую инициативу США, ещё раз обозначить свое намерение закрепиться на африканском континенте и вставить палки в колеса конкурентам «Газпрома» упускать нельзя.

Автор Алексей Королёв

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!