Реклама
На троих
20:32
6 Сентября 2018 г.
«Я перечеркнул всю ту биографию, которую создавал с большим трудом». Юрий Быков о «Спящих», кинотусовке, 90-х и главной цели Путина
Поделиться:

«Я перечеркнул всю ту биографию, которую создавал с большим трудом». Юрий Быков о «Спящих», кинотусовке, 90-х и главной цели Путина

Фотография:
Иван Краснов / RTVI

Режиссер Юрий Быков дал большое интервью Алексею Пивоварову и Тихону Дзядко в программе «На троих».


Юрий Быков рассказал: 

  • Почему он взялся за сериал «Спящие», а потом решил публично за него извиниться
  • Считает ли он, что Россия на самом деле находится «в кольце врагов», и кто ему ближе — Путин или Навальный
  • Что он думает о мире маленьких городов и как относится к 90-м
  • Почему он считает для себя уроком дело Кирилла Серебренникова 
  • О чем его новый фильм «Завод» и будет ли он еще снимать сериалы
О сериале «Спящие» и репутации
Алексей Пивоваров

Одна из самых громких тем за последнее время — сериал «Спящие». Если кто не помнит, я объясню, что это сериал, который Юрий Быков снимал как режиссер. Сергей Минаев был сценаристом. Там суть в том, что положительные сотрудники ФСБ разоблачают агентов влияния западных спецслужб, преимущественно оппозиционеров и либералов. Разумеется, в фейсбуке разразилась буря. С либерального фланга вас обвинили чуть ли не в предательстве. Как вы сейчас чувствуете: это была критика или травля?

Юрий Быков

Я не скажу, что ощутил особую критику или травлю, потому что в этот момент я снимал. Я снимал достаточно сложную картину «Завод». Вся информация поступала ко мне буквально на съемочную площадку. Меня от нее резко и оперативно оградили. Честно говоря, она пришла ко мне достаточно позже, приходит до сих пор. Основной объем негативной информации до меня доходил этим летом, может быть, даже весной. Когда все это происходило, я был огражден, так или иначе.

Сказать, что это была либо критика, либо травля — в большинстве своем, конечно, критика. С моей точки зрения, травля — некий искусственно придуманный термин, для того чтобы защитить ту сторону, которую ты предал. Те либералы, которые обвиняли меня в этом предательстве, наверное, не могут претендовать на эту претензию только со своей стороны. Мне кажется, консерваторы могут предъявить ту же самую претензию, может, и большую.

Тихон Дзядко
Что вы имеете в виду?
Юрий Быков

Я имею в виду претензию в предательстве. Даже большую, потому что, как говорил Лимонов в передаче Соловьёва про меня: «если уж взялся за гуж, не говори, что не дюж». Другое дело — по каким причинам я это делал. Мне кажется, для всех это был шок. Сначала был шок для либеральной оппозиции, что я в принципе это сделал. Даже не только для либеральной, но и для моей целевой аудитории после картин «Майор» и «Дурак» это было непонятно. Затем было сделано это обращение через группу «ВКонтакте», был шок для консервативной аудитории, которая не поняла, каким образом через два-три дня вышел сериал, и человек такое пишет. Мне кажется, поэтому и с той, и с другой стороны критика. И критика, скорее всего, обоснованная.

Тихон Дзядко
Если говорить про это обращение, в нем вы написали: «Я предал все прогрессивное поколение, которое хотело что-то изменить в этой стране». Когда я читал это обращение, меня не покидало ощущение, что от части вы иронизируете и троллите.
Юрий Быков

Я все-таки больше импульсивный человек, чем иронизирующий, троллирующий или провоцирующий. Это был импульс. Скажу вам честно, что ощущение краха накапливалось еще с со съемочного процесса. Я понимал, что те компромиссы, которые я допустил для себя в этой работе, мне отзовутся. Как мне однажды сказал Красовский: «Это же игра. Все просто изучают правила и играют. И вы научитесь». Я подумал, что научусь, потому что всех критикуют в той или иной степени. То люди говорят одно, то — другое. То переходят из одного лагеря в другой и наоборот. Вроде, как-то держатся.

Я подумал после того, что произошло на «Времени первых», когда меня уволили. Я остался без работы, и мне предложили достаточно серьезный пропагандистский государственный проект. Я подумал, что раз я не нашел себя в либеральной тусовке, а я, действительно, там себя не нашел, то я найду себя в консервативной. Я смогу поиграть в эту игру. Как сейчас часто звучит: «Найти своих и успокоиться». Я пошел на некоторое количество компромиссов, потому что я как был, так и остаюсь человеком, который считает, что существует геополитическое противостояние.

Конкретно в сериале «Спящие» есть серьезная необоснованная педаль на то, что все оппозиционеры и либералы — это предатели. Там есть персонажи, не сведущие в этом, как глупцы, но все-таки создается ощущение, что консервативная часть общества предъявляет либеральной именно эту претензию. В какой-то момент я ощутил, что не смогу играть в эту игру. Когда пошли дивиденды в виде критики, отзывов, комментариев, я вдруг понял, что на меня обрушилась лавина достаточно обоснованных претензий. То, что во мне зрело, я уже скрывать не могу. Это был просто импульс. Мало того, честно могу сказать, что это был не совсем трезвый импульс. Все горело синим пламенем. Почему я говорю, что меня потом оградили, буквально два-три дня в таком подавленном состоянии.

Тихон Дзядко
Не жалели потом, что написали этот текст?
Юрий Быков
Вы знаете, Дмитрий Быков правильно написал очень разносное стихотворение о том, что лицо теряют один раз. Наверное, это самое маленькое, что я мог сделать, после того что было со «Спящими». Он сказал: «Ведь девственность теряют лишь однажды в отличие от денег, например». Вдруг я понял, что перечеркнул в одно мгновение ту биографию, которую создавал с большим трудом, снимая свои критические проблемные картины. Ближе к этому лету я оказался в личностной и нравственной пустоте. Мне кажется, это самое формальное, что я мог сделать. Сам поступок, покаяние — вещи, не имеющие какого-то ценностного значения.

2.jpg
Фотография:
Иван Краснов / RTVI

Алексей Пивоваров
Вы единственный человек за последнее время, кто так искренне и публично кается в чем-то. Если спросить меня, а я работаю на смежном рынке, в том числе работал в телекомпании НТВ долгие годы, то я бы точно сказал, что в России вообще не существует института репутации.
Юрий Быков
Это я тоже недавно понял.
Алексей Пивоваров
Я не согласен с вашим однофамильцем Дмитрием Быковым в том, что репутацию теряют лишь однажды. Нет, мы видим это постоянно. Репутации меняются, и даже если те люди, которых сейчас поносят с либерального фланга, делают что-то наоборот, их начинают сразу любить. Вам не кажется, что вы слишком остро отреагировали на это? Наверняка Минаев и Красовский тоже вам говорили об этом.
Юрий Быков
Вы знаете как раз-таки поход к Красовскому научил меня очень многому.
Алексей Пивоваров
А что за поход?
Юрий Быков

Во время кампании Ксении Собчак у Красовского было интервью. Я пошел к нему на интервью как к человеку, с которым можно подискутировать, оппонировать. Он сказал, что это все некая большая игра, в которой каждый разумный человек должен усваивать правила самосохранения, перехода из одного сосуда в другой, сохраняя политическую жизнеспособность или элементарно физическую.

Вдруг я понял, что крайне не готов к тому, чтобы войти в большую светскую жизнь. Я не знал ни конкретной школы, ни азов, ни букваря. Я не знал даже людей, которые бы смогли мне это объяснить. Я не буду скрывать, что и раньше со мной общались какие-то большие люди. Ни тесно, ни близко, но я с ними соприкасался. В жизни мне никто таких слов, как Красовский, не сказал. Либо с той, либо с другой стороны (я имею в виду либеральную и консервативную стороны) мне всегда говорили: «Ты должен вот это! Давай! Это серьезно, это правильно».

Мое ощущение жертвы, героизма от части подтолкнуло меня к «Спящим». События, происходившие в Украине, в Доме профсоюзов, дали мне патриотический всплеск. Может быть, я не разбирался в ситуации до конца, но серьезно недоумевал, как можно так издеваться над русскоязычным населением. В какой-то момент после общения с консервативными элитами: с Прилепиным, с Бояковым — появилось ощущение, что я должен сделать что-то серьезное. Сначала я критиковал, а потом хотел сохранить государственность. Эти импульсивные вещи всегда во мне присутствовали.

О противостоянии Запада и России
Тихон Дзядко
Если непосредственно обратиться к теме сериала, вы упомянули словосочетание «геополитическое противостояние», насколько вас волнует тема противостояния России и Запада?
Юрий Быков

Номинально, как гражданина, конечно, интересует. Я крайне критически отношусь ко внутренней политике. Я имею в виду медицину, образование, глобальное, что происходит в социальном плане в России. Что касается внешней политики, у меня тоже есть вопросы. Как принято говорить наверху: «Претензии к нашим западным партнерам». В конечном счете они ведут свою политическую игру.

Есть такой замечательный фильм «Сириана», который, с моей точки зрения, стоит посмотреть любому разумному человеку. Его снимал драматург, режиссер Гейган. Там есть эпизод, который я часто привожу в пример. В отеле прогрессивно настроенный арабский принц смотрит, как американские политики разговаривают с его отцом и братом. Он понимает, что происходят процессы, которые повлекут за собой серьезные, социальные, негативные последствия в его стране. Принц говорит своему советнику из Европы, которого играет Мэтт Деймон,: «Скажи мне, чего они хотят». Он отвечает ему: «Ты что не понимаешь, чего они хотят? Они хотят войти сюда и высосать все до конца, пока ничего не останется».

В другом фильме критического режиссера Оливера Стоуна Маккейн вскакивает на стол, бьет по столу тапком и говорит: «Мы, 5% населения земли, 40% потребления, должны войти в Ирак и остаться там навсегда». Понимая, как агрессивно ведет себя американская политика, я не могу верить до конца в благие намерения распространения демократии.

Тихон Дзядко
Чего хочет Запад в вашем представлении? Вам близка позиция «Россия в кольце врагов»?
Юрий Быков
Я думаю, Запад хочет того же, чего хотела Римская или любая другая империя. Ощущая собственное превосходство над остальными, Запад искренне верит, что он имеет право на мировую гегемонию и распространение своих ценностей. Как говорят у нас в России: «Лес рубят — щепки летят».

То, что это будет стоить таких больших и серьезных последствий, мне кажется, в расчет не берется. Будучи человеком живущим здесь, а не в Америке или Европе, я понимаю, что теми самыми щепками могут оказаться мои соотечественники и я. Это сложное сочетание внутри меня: претензия к тому, что происходит внутри страны, к тому, как власть ведет себя внутри страны, и другая претензия к тому, как Запад противостоит той самой власти.
Тихон Дзядко
Очень многие на том же самом Западе вам бы ответили, что все его действия — лишь реакция на действия России.
Юрий Быков
Возможно, но мне кажется, что это реакция на действия неповиновения, если хотите. Запад представляет для себя некую систему органично существующей цивилизации, в которой Россия должна занимать определенное место. Как любая развивающаяся страна, Россия хочет самостоятельности. Как любой подросток, хочет уважения, может быть, не соответствующего своему политическому и мировому статусу.

Ей все время указывают на то место, которое она должна занимать. Сильные мира сего в нашей стране не согласны с этой постановкой. Они начинают жесткое противостояние, на которое следует еще более жесткая реакция. Насколько я понимаю, страдает-то народ, а эти силы наверху борются за уважение и политический статус. Насколько это правильно? Надо разбираться в вопросе. Я убежден, что, прежде всего, это политическая статусная игра.
О ситуации в Крыму
Алексей Пивоваров
Давайте вспомним, с чего начался нынешний острый этап. Россия имела моральное право на присоединение или, как говорят на Западе, аннексию Крыма?
Юрий Быков
Я понимаю, что витиеватый ответ вас не устроит, но это не увиливание. Я прекрасно понимаю, чем руководствовалась власть. Если говорить о присоединении или аннексии Крыма, есть две причины. Первая причина совсем мальчишеская и пацанская: «Вот мы им отомстим и заберем себе Крым из-за того, что они забрали Украину».

Как считают наши власти, попадание под влияние Запада тождественно тому, что Украину забрали. Мне кажется, что все-таки они руководствовались теми самыми геополитическими причинами. Подлетное время ракет, военно-морская база в Севастополе и так далее. Я убежден, что это были первопричины. В течение 20 лет Крым как территория официально принадлежал Украине, но Севастополь оставался городом русских моряков.
Алексей Пивоваров
За кем моральная правота?
Юрий Быков
Решение принимал не я, решение принимали наверху. Это у них надо спрашивать, что они считают моральной правотой. Я считаю, что для них это было морально. Для меня, еще раз говорю, Севастополь — город русских моряков. Для меня эта ситуация сложная, и я не дам вам однозначного ответа.

Я прекрасно понимаю, что, даже если результаты референдума были относительно фиктивные или настоящие, глобально Крым гораздо более русская территория, чем все остальные территории в Украине. Мне кажется, что там была бы большая резня, чем на Донбассе, если бы Крым остался в составе Украины. Это те причины, по которым он присоединялся. Сказать с точки зрения морали? Морально по отношению к кому? К крымчанам? Я думаю, что какой-то антиморали там не было. Геополитически это, конечно, ответ. Не могу дать вам окончательного ответа.
О Путине и Навальном
Алексей Пивоваров
После всей этой истории со «Спящими», всем, что вы говорите сейчас, к кому вы ближе как гражданин? К Путину или к Навальному?
Юрий Быков
Ух! Как вы закрутили. Давайте я скажу вам извилисто, как учил Красовский: «Я не знаю ни Путина, ни Навального». Условно говоря, близко и хорошо.
Алексей Пивоваров
Я имею в виду политическую сущность.
Юрий Быков
Политическая сущность Путина — сохранение государства. Если мы сейчас не будем его препарировать, что он пропагандирует, объявляет и несет в общество. Это сохранение целостности нашего государства. Я гражданин России, я не могу быть против этого. Видя, какая ведется социальная политика внутри страны, что лозунги о том, что у нас все хорошо, остаются просто лозунгами, я понимаю, что мне будет ближе любой человек, который скажет, что нужно менять систему и делать ее социально ориентированной, ориентированной на инициативу индивидуальной личности. Если вы говорите выбирать между Путиным и Навальным, я стремлюсь к людям, которые мыслят прогрессивнее, чем та власть, которая существует сейчас.
Тихон Дзядко
У меня в памяти всплыл еще один политик, которого вы упомянули, Эдуард Лимонов. Основная идея нацболов заключалась в том, что им не нравится и они не согласны с тем, что власть делает внутри страны, но они, в целом, поддерживают то, что она делает во внешнем направлении.
Юрий Быков

Нацболы на то и нацболы, что они очень сильно приветствуют рост российского авторитета на внешнеполитической арене. Другой вопрос: чего это стоит? Будучи патриотически настроенным человеком, патриотизм для меня — переживание за собственный народ. Мои родители до сих пор живут в маленьком городке, где я родился и вырос. Я постоянно туда езжу и вижу проблемы простого народа. Если говорить о том, что меня сильно волнует, это то, когда начинаешь топить за внешнеполитические достижения существующей власти, в каком-то смысле начинаешь топить и за саму власть. Та власть, которая чего-то достигла на мировой арене, не очень многого достигла на внутренней.

Вечный парадокс: как не объявить себя врагом для народа, с которым ты сообщаешься, для которого ты работаешь. Очень часто человека, который высказывает прогрессивные мысли, начинают считать врагом. То самое, о чем вы говорили: либералы — предатели. А все ли они одинаково мыслят? Я знаю либералов, которые на вопрос: «Крым наш?» скажут: «Крым наш». Именно либералов, и таких много. От части ведь тот же Алексей Навальный однозначно не высказывается, что он категорически не наш.

3.jpg
Фотография:
Иван Краснов / RTVI

Как остаться человеком, прогрессивно мыслящим в интересах страны? В то же время, чтобы тебя не записали в предатели. Я не могу встать в строй и сказать: «Да, я за Владимира Владимировича во всех отношениях». Как и сказать, что я крайне западно настроен. Тот же самый Красовский спросил у меня тоже прямо: «Ты что против того, чтобы американцы нас завоевали? Вот они завоевали японцев, те живут замечательно». Конечно, я против этого. Мне кажется, что так тоже дела не делаются. Что какая-то цивилизация приходит и захватывает то культурно-языковое пространство, в котором ты живешь, и ты сразу начинаешь жить лучше. Честно говоря, это какой-то ущербный путь.

О 90-х
Алексей Пивоваров
Вы же 80-го года рождения, то есть 90-е годы — годы вашего становления, превращения в мужчину. Как они вам запомнились? Как лихие бандитские или как время возможностей и надежд?
Юрий Быков
Если классифицировать социально, я был почти крестьянином. «Лихие девяностые» были такими для лихих. Я не был бандитом, не входил в бандитскую группировку. Были какие-то попытки втянуть меня в низшую касту, выполняющую совсем грязную работу, но я очень быстро понял, чем это чревато.

По большому счету, для меня это время голода, фактически постоянных задержек зарплат. Мало того, это почти совпало с уходом отца из семьи, с тем, что мать воспитывала меня одна. Для нас это было голодное, бедное и неприятное время. Из-за этого достаточно долгий период своей взрослой жизни я жил в парадигме, что нас обокрали во время приватизации.
Алексей Пивоваров
Сейчас вам так не кажется?
Юрий Быков
Сейчас я вынужден признать, как это признается в экономике, что это первичное накопление капитала. Без этого процесса те самые социально-активные, бандитского характера люди просто не накапливают первичный капитал, который потом естественным образом переходит к наследникам. Они уже не хотят ничего воровать, идти по головам, а начинают преобразовывать этот капитал во что-то более рациональное. Так всегда бывает. Сказать, что это было справедливо и морально, я не могу. Но то, что это было естественно, к сожалению, могу.
Тихон Дзядко
Город Новомичуринск, откуда вы родом, в 90-е был местом, похожим на мир, описанный в «Грузе 200» Балабанова? Или не так?
Юрий Быков

Нет, я думаю, что «Груз 200» — это его личная и абсолютно обоснованная рефлексия на Советский Союз. Я СССР, как свое детство, может быть, потому что это детство, не помню таким ужасным и страшным. Хотя это был период перестройки, перехода к этим «лихим девяностым», пустых прилавков, талонов и так далее. Мне казалось, что в то время было какое-то рацио, понятные ценности. В 90-е ценность оставалась одна — выживание. Это меня всегда пугало.

В общем-то, я вырос не в 80-е, тогда я был более-менее изолирован родителями, а в 90-е я закончил школу, вступил в самостоятельную жизнь. Мне казалось трагедией, что единственное, что прививается молодым людям — это выживать любым способом. Моральные устои, нравственные ориентиры не имеют значения. С точки зрения выбора как критерия, ты делаешь выбор, ты должен учитывать, что есть некий кодекс. Кодексы практически нивелировали, убрали даже тот самый архаичный, который был при СССР. Для меня это была личностная трагедия. Книжные устои: «Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха», — это было правильно.

Алексей Пивоваров
Вы были правильным человеком.
Юрий Быков
Да, мне всегда казалось, что надо быть правильным человеком. Потом оказалось, что жизнь сложнее. 90-е не просто заставили повзрослеть, это неправильное взросление. Это удар по психике, когда тебя окружает сплошь лицемерие и попытка выжить любым способом. Часто это приводило к тому, что не образовывалось настоящих человеческих связей. Образовывалось кумовство, своячество, какие-то вещи, связанные с выгодой, с карьерным ростом, с точки зрения обретения «свой свояка видит издалека». Для меня всегда это было раздражающим фактором. Люди не двигались по социальному лифту согласно своим возможностям и способностям, а только кто кому в какой момент пригодится.
О переезде в Москву
Алексей Пивоваров
Вы довольно поздно уехали из Новомичуринска. Сколько вам было?
Юрий Быков
Я поехал учиться в Москву почти в 20 лет.
Алексей Пивоваров
Если бы не уехали, что сейчас с вашими сверстниками, друзьями, которые там остались? Какую бы жизнь вели сейчас?
Юрий Быков

А ведь на самом деле все мои сверстники уехали оттуда. Я сейчас не утрирую. По крайней мере, те, с кем я учился даже в параллельных классах, уехали из Новомичуринска гораздо раньше, чем я. Многие уехали в Дубну, а не в Москву — это такая особенность. Там был какой-то замечательный институт, созданный по европейским канонам. Не помню, как он точно называется, но это уникальное явление. Все они уехали в 1997-1998 годах. Я уехал гораздо позже.

Сказать, что я могу сейчас сличать жизнь с моими сверстниками, смотреть, что с ними происходит, не могу. Есть, безусловно, какие-то ребята, которые не уехали. В основном, все они работали на электростанции. Те, кто остается в маленьких городах, — это естественный процесс. Значит, люди с менее инициативным мышлением. Им достаточно того, что их пристроили на работу, у них есть огород, они более-менее спокойно живут. Я бы не сказал, что там ходят вурдалаки с бутылкой водки на привязи. Нет. 

Основная трагедия в том, что из регионов утекает молодежь в Москву не потому, что Москва резиновая, а потому что на местах не развивают культурные центры, не устраивают интересные мероприятия, те же самые фестивали. Я, вообще, за регионы. Практически все свои картины я снимал в регионах. Это мой небольшой вклад в то, что Россия огромная. Огромную область от Европы до Волги можно было бы использовать более рационально.

О мире маленьких городов
Тихон Дзядко
Как вы относитесь к миру маленьких городов? К тем, кого можно назвать простыми русскими людьми? Из того, что вы говорите, складывается ощущение, что для вас в этом и есть Россия.
Юрий Быков
Во-первых, она численно гораздо больше, чем Москва. Во-вторых, она более унифицирована, поддается какой-то простой идентичности. Я могу четко определить, что в Липецке живут липчане, в Рязани — рязанцы, в Воронеже — воронежцы и так далее. Это основной признак культурно-языковой идентичности. Я бы не хотел заниматься профанацией.

Вот знаете, как в начале «Неоконченной пьесы для механического пианино» Михалкова идет герой и рассуждает: «Народ, великий русский народ». А ему говорят: «Вы ему на ногу наступили». Герой отвечает: «А?»

Я не хочу говорить, что я хочу в народ, носить косу, хотя я и косил, и поле копал — все было. Мне кажется, что у простого народа больше потенциала к искренности. Те правила игры, которые надо изучать, тот сложный мир, в котором надо вариться и выживать, особенно в светской Москве, мне это немного неорганично. Это не значит, что то хуже, а это лучше. Это значит, что мне тот мир ближе, я его знаю, могу его изучать, критиковать его недостатки. Наверное, чисто в профессиональном смысле мне это понятнее.
Алексей Пивоваров
Глядя на финал вашего выдающегося фильма «Дурак», сложно поверить, что вы допускаете некую мудрость народа как важную сущность. Это очень жесткий и правильный финал.
Юрий Быков
Знаете, я про мудрость все-таки не сказал. Я сказал про простоту и искренность восприятия событий.
Алексей Пивоваров
Я услышал только про мудрость, честно сказать.
Юрий Быков
Да?
Алексей Пивоваров
Вы не сказали этого слова, но я это услышал.
Юрий Быков

Я думаю, что речь идет о некой детскости и даже инфантильности восприятия окружающей действительности. Ведь у простого народа есть недостаток — отсутствие инициативы. Может быть, отсутствие важных знаний, которые позволяют эту инициативу приобрести. Дальше все по накатанной. Тот самый Дима Никитин в «Дураке» попытался эту инициативу привнести. С тем мировоззрением я хотел показать, что эта попытка может не увенчаться успехом, потому что народ не готов. Нужно вкладывать огромное количество времени и труда в то, чтобы там появилось ощущение, что они целостные, могут отвечать за самих себя, что ими не нужно манипулировать.

Я вот про это говорю, если вам показалось, что я говорю, что народ-то знает лучше. Я все-таки тоже уже немаленький, прекрасно понимаю, что существуют деды на завалинке, которые прожили жизнь и могут сказать в двух-трех словах, как все устроено. Я не хочу отрицать достижений ни философии, ни науки, ни культуры, ни литературы. Вообще-то, большинство никогда не принимает гораздо более верных решений, чем меньшинство. Все-таки меньшинство — люди, которые подвергают себя риску, берут на себя ответственность, идут дальше, чем большинство. Нет, я сейчас не про мудрость народа, а про его открытость и возможность измениться, которую надо как-то спровоцировать. Не понимаю как.

1.jpg
Фотография:
Иван Краснов / RTVI

О кинотусовке
Тихон Дзядко
Вы ощущаете себя своим в тусовке в широком смысле слова? Что-то изменилось по сравнению с тем, что было до сериала «Спящие»?
Юрий Быков
Чтобы быть в тусовке, надо в ней быть. Я бы не сказал, что меня куда-то зовут.
Тихон Дзядко
Я имею в виду кинотусовку.
Юрий Быков
Она у нас достаточно разрозненная. В моей профессиональной биографии есть два очень неприятных инцидента, которые меня вывели из того понятия тусовки, про которое вы говорите. Я автономно сейчас существую. Непонятно, как все будет развиваться, но первое — уход из сериала «Станица». С одной стороны, это очень сознательное, с другой стороны, мальчишеское поведение, которое привело к тому, что меня внесли в черный список.
Алексей Пивоваров
Расскажите, почему вы ушли.
Юрий Быков

Надо честно признаться, что это был больше эмоциональный поступок. Мне казалось, что я буду снимать для целой страны фильм о том, что по-настоящему происходило в станице Кущёвской. В итоге, это было драматургически причесано, приведено к мелодраматической истории, которая перестала иметь отношение к настоящей истории. В какой-то момент я пошел на компромисс. Условия создания сериального продукта были очень тяжелые: большая выработка, не можешь тщательно обработать материал и с артистами, и с оператором, плюс еще та драматургия, на которую я согласился. Меня загнали в такую депрессию, и я понял, что дальше работать не смогу. На 14-й смене я ушел оттуда.

Я ни в коем случае не считаю, что это правильный поступок взрослого человека. Я заплатил за это достаточно большие деньги. Продюсеры поняли, что этот парень проблемный. Способный, вопросов нет, но очень проблемный. Кстати, это отдельный разговор, что такое проблемный режиссер. Любой художник чем более проблемный, тем более потенциальный. Продюсеры так не считают, потому что они, прежде всего, бизнесмены. Большой вопрос: является ли искусством продюсерское или то самое коммерческое кино?

Второе событие — это увольнение с «Времени первых» и работа на «Спящих». Для меня это чисто профессиональные события. Одно повлияло на другое. Произошедшее с «Временем первых» и «Спящими» окончательно констатировало факт, что я не являюсь системным человеком. Под «системой» я имею в виду ту самую тусовку. Я не являюсь полезной профессиональной единицей для нее. В этом смысле я не в тусовке. 

У меня есть единомышленники, товарищи, друзья, которые сейчас поддержали меня с картиной «Завод». Их небольшое количество, но они тоже в индустрии. Они поддерживают  меня автономно и позволяют мне существовать автономно. Сколько это продлится? Я не знаю. Честно скажу, что у меня сейчас уникальный опыт режиссера. Я знаю, что у других такого опыта нет. Я не являюсь подчинительной единицей в процессе создания фильма, какими обычно являются остальные режиссеры. Ситуации, в которых я был, неуникальные. Просто сейчас я принял для себя решение, что больше в подобные ситуации попадать не буду, чего бы мне это ни стоило.

О сериале «Метод»
Алексей Пивоваров
«Метод» — очень успешный коммерческий продукт и классно сделанный. Почему вы противопоставляете сериал авторскому кино?
Юрий Быков
Я не хочу распространяться и не имею на это ни профессионального, ни морального права. В «Методе» было тоже достаточно сложное взаимодействие с продюсером. Александр Цекало не является простым человеком.
Алексей Пивоваров
Простые люди, как известно, работают в библиотеке.
Юрий Быков

Да. Одновременно он является идеологом русского HBO и сложным человеком. На «Методе» был тот самый компромисс режиссера с продюсером. После сериала «Станица» мне объяснили, что другим образом ты результата не достигнешь. В «Методе» было то самое компромиссное,  режиссерско-продюсерское взаимодействие.

К сожалению, пройдя «Метод» я понял, что я могу это делать, но это колоссально отображается на моей психике. Дальше на «Времени первых» я, видимо, сломался. Я не смог повторить этот опыт. Почему, собственно говоря, мы разошлись? Это было очень интеллигентно. Там Евгений Витальевич Миронов, Тимур Нуруахитович Бекмамбетов отнеслись деликатно, но я не смог находиться в этом продюсерско-режиссерском взаимодействии. Опыт с «Методом» неповторимый.

Алексей Пивоваров
«Время первых» не сериал. Значит ли это, что вы больше не будете снимать сериалы?
Юрий Быков
Нет, не в этом дело. Я не противопоставляю сериал большому или авторскому кино.
Алексей Пивоваров
Вы противопоставляете продюсерское кино авторскому?
Юрий Быков
В своем случае я противопоставляю не продюсерское кино, а кино, которое я вынужден создавать, воплощая творческие и профессиональные амбиции продюсера.

4.jpg
Фотография:
Иван Краснов / RTVI
Алексей Пивоваров
Это любой сериал, поэтому я спрашиваю: вы больше не будете снимать сериалы?
Юрий Быков
Нет. Я говорю про то, что если я буду делать фильм или сериал, то, как у нас принято говорить в профессии, я должен иметь final cut. Это означает, что я несу ответственность за конечный результат и никто из продюсеров не в праве мне сказать, что этот фильм будет изменен без моего участия или решения. Как сейчас выйдет фильм (дай бог), как он выглядит — это полностью моя ответственность, больше ничья.
О государственном финансировании
Тихон Дзядко
Вы говорили, что вам сейчас помогают ваши друзья в работе над фильмом. Очевидно, речь идет о финансировании. Кто вас финансирует? Вы берете деньги у государства?
Юрий Быков
Нет, картина «Завод» достаточно спокойная, была отклонена Минкультом еще три года назад без особых скандалов и проволочек. Единственное, что мне оставалось, — найти софинансирование, потому что я тоже продюсер и вкладываю личные деньги. Конечно, основную часть дают инвесторы. Там три стороны: и Франция, и Россия, и Армения. С российской стороны это Yellow, Black and White — молодая развивающаяся компания.
Алексей Пивоваров
Как молодая? Они сделали «Кухню», «Отель Элеон». У них хиты, в основном.
Юрий Быков
Это понятно, они и «Последнего богатыря» сделали. Очень успешный коммерческий проект. В своей корпорации для полноты картины им нужен блок авторского интеллектуального кино. Также «Инвада Фильм» — очень добросовестная компания, там мои друзья: Андрей Новиков, Александр Котелевский. Шарль Чехов тоже мой близкий друг, который был со стороны Франции продюсером «Лета» Серебренникова.

Достаточно большая команда — это нормально для западного independent movie. Иногда смотришь американские, европейские независимые картины, идет порядка шести-семи контор, которые представляют фильм, а уж производственных ресурсов с миру по нитке. На самом деле это общемировая тенденция. Авторское осмысленное, проблемное, критическое кино не популярно на широком экране, поэтому способы монетизации крайне ограничены. В этом смысле надо очень тщательно разрабатывать экономику проекта, распределять royalty. Это очень сложно особенно у нас.

Раньше, если государство поддерживает теми же самыми 25 млн и у тебя есть свои 70% бюджета, то продюсеры начинают более интересно реагировать на проект. Например, так была снята «Аритмия». Сейчас при поддержке государства вышла «Кислота» — нашумевший юношеский триллер. К сожалению или к несчастью, в нашем случае поддержки не случилось. Наверное, это абсолютно нормально, потому что картина проблемная. Я думаю, что государство не захотело бы в этом участвовать ни при каких обстоятельствах.
Алексей Пивоваров
Уже несколько раз речь зашла про Кирилла Серебренникова. Кажется ли вам, что Кирилл допустил ошибку, когда брал деньги у государства?
Юрий Быков
Мне кажется, он вообще не думал, что это ошибка. Я не знаю его лично, близко, несколько раз мы с ним здоровались. Он приезжал на площадку «Времени первых», они очень подружились с Мироновым. Я думаю, он находил абсолютно органичным взаимодействие с государством. Он говорил: «Я, Кирилл Серебренников, отвечаю за прогрессивное поколение, за создание новых тенденций в театральном и современном искусстве. Я имею право одновременно критиковать и создавать “Платформу” на базе государства».

Мне кажется, он допускал возможность, что государство, находящееся в стадии развития, укрепляет основы и скрепы и в то же время дает возможность развивать что-то новое, в том числе и критическое. Мне тоже это кажется нормальным. Естественно, для того чтобы создавать большие, серьезно действующие платформы, нужны государственные деньги. На первых порах все это очень трудно монетизируется. Кирилл думал, что это нормально и органично. Ситуация резко поменялась, могу догадываться, ему намекнули, что это ненормально. Мне кажется, он просто вовремя адекватно не отреагировал на это. Может быть, он до конца и не верил, что придут с такими претензиями
Алексей Пивоваров
Лично для вас это урок? Предостережение?
Юрий Быков
Безусловно.
Тихон Дзядко
Вы больше не будете пробовать брать деньги у государства?
Юрий Быков

Я не то чтобы не буду. Во-первых, не дадут. Что касается кинематографии, после «Левиафана» все стало понятно. «Левиафан» стал прецедентом того, что мы больше не будем снимать кино за государственные деньги. Это слова министра культуры. Не будем снимать про «Рашку-говняшку» за наши собственные деньги. Если ты сотрудничаешь с государством, то можешь снимать глубокую человеческую драму, как, допустим, «Сердце мира». Кстати, видите, я перечисляю достаточно много картин, которые являются и авторским достижением, и достижением откровенных либералов. В либеральной среде нравится и «Аритмия», и «Сердце мира», и «Кислота». Мне они кажутся выдающимися работами, но они тоже сняты при государственной поддержке. Там нет критического направленного обсуждения существующего положения вещей — это за государственные деньги не получится.

Если вы спрашиваете, какой это урок для меня. Прежде всего, урок того, что если тебе и дают финансирование, то нужно понимать, что ты делаешь на эти деньги. Нужно понимать, что если ты обещаешь одно, а делаешь другое, то тебя, по крайней мере, будут преследовать. Если взаимодействовать с государством, не может быть радикального, того, что однажды предлагал Воропаев. Ни в коем случае. Все очень перемешано. Андрей Звягинцев и Александр Роднянский — хороший продюсерско-режиссерский тандем. В то же время Роднянский — близкий друг Федора Бондарчука, который является столпом, поддерживающим существующую власть. Все очень пронизано, перемешано, здесь не может быть радикализма. Фильм, подобный «Заводу», на государственные деньги я снимать не буду.

О новой картине «Завод»
Тихон Дзядко
Расскажите более подробно про картину «Завод». Насколько мы понимаем, скоро будет премьера. А где и когда?
Юрий Быков
Не прямо скоро, будет международная премьера. Как любая авторская картина, она имеет международную площадку. В первую очередь это требования сейлз-агента [агента по продажам] Вайлда Банча, который занимается большими авторскими картинами. Премьера будет в сентябре в Торонто. Дальше российский релиз, когда выйдет в прокат — вопрос открытый. В любом случае, не через год, а в какое-то ближайшее время: полгода, осень или зима.
Алексей Пивоваров
Судя по тому, что просочилось в открытые источники, фильм будет про то, как рабочие вступают в конфликт с собственником предприятия. В конце концов там доходит до взятия его в заложники.
Юрий Быков
В том числе.
Алексей Пивоваров
Насколько актуальной вам кажется эта проблема для России 2018?
Юрий Быков

Когда я задумал проект три года назад, казалось, что это крайне актуально. Я имею внятную и постоянную связь с периферией, с российской глубинкой, как угодно ее называйте. Сюжет таков, что закрывается очень маленькое градообразующее предприятие. У почти состоявшихся мужиков от 40 лет и выше нет очевидных вариантов как-то реализовать себя в жизни. Один из самых активных, которого играет Денис Шведов, предлагает очень простое решение проблемы: взять в заложники владельца предприятия, у которого много денег, и потребовать у него этих самых денег. От отчаяния они соглашаются на это. Как раз-таки разговор идет о том, насколько это возможно в действительности.

Мне кажется, это возможно. У нас есть фраза у одного очень хорошего артиста: «Да кто меня возьмет в слесари за полтинник?» А ведь действительно? У нас что есть обучающие, перепрофилирующие программы или социальные лифты на случаи подобных мероприятий? Я думаю, что нет. Любые рабочие, которые остаются на улице, вынуждены либо работать охранниками, либо заниматься огородом, либо спиваться.

5.jpg
Фотография:
 Иван Краснов / RTVI

Алексей Пивоваров
Либо идти в криминал.
Юрий Быков
Совершенно верно, поэтому основной посыл картины в том, что сильные мира сего должны понимать, что от народа они не скроются. Нельзя обнести себя стеной, огромным количеством военных, силовиков, кого угодно. Как писал один классик: «Русский бунт — бессмысленный и беспощадный». Нельзя доводить народ до такой стадии, когда ему некуда деваться. Понятное дело, что у нас основная народная масса инертна. До такой степени масштабно и массово она не дойдет, но локально будут возникать очаги, потому что это простое решение проблемы. Мне кажется, что это актуально.
Тихон Дзядко
В этом противостоянии труда и капитала, я так понимаю, вы не на стороне капитала?
Юрий Быков
Поймите меня правильно. Я же не буду сейчас говорить, что я за то, чтобы все взяли в руки оружие и побежали брать в заложники.
Алексей Пивоваров
Уголовная статья. Конечно, не надо.
Юрий Быков
Конечно. Дело даже не в уголовной статье, я говорю о проблеме, которую любым нормальным людям хочется избегать. Мне кажется, что капиталу, что рабочим. Зачем им подвергать себя такой опасности и идти на преступление? Факт остается фактом, что уже не думаешь, когда некуда деваться и надо кормить семью. Я как был, так и остаюсь на стороне тех людей, которых испокон веков мы называем «обездоленными». Конечно, я не буду на стороне капитала, как бы он ни был талантливо накоплен, ярко и интересно ни выглядел, кто бы его ни представлял, какая бы харизматичная личность за ним ни стояла. А чего, собственно говоря, сопереживать олигархам? Я думаю, что они могут спокойно переживать о себе сами, потому что добились такого состояния. А я буду переживать за народ.
Алексей Пивоваров
Вам кажется, что в современной России возможен бунт?
Юрий Быков
Я думаю, что в глобальном смысле нет. От части, это отображено и в «Заводе». Там сложная драматургия, я не хочу спойлерить, но мы касаемся этой темы. Должно произойти крайне редкое стечение обстоятельств, как, допустим, в 1917 году очень пассионарно настроенные люди завладевают умами обездоленных и крайне доведенных до ручки людей в огромной массе. Такого пока мы не наблюдаем, тем более ХХI век на дворе.
Алексей Пивоваров
Мировая война еще была.
Юрий Быков
Да-да, верно, был крайне доведенный до ручки народ. Сейчас мы наблюдаем определенный уровень не благополучия, а терпимой жизни. Люди не доведены до такой степени, чтобы нечего было есть, негде было жить. Конечно, социалка находится в состоянии необходимой модернизации. Наверху тоже сидят неглупые люди, они понимают, что не надо доводить до самого края. Большого потенциала у массового бунта, мне кажется, нет.

Есть потенциал у вяло текущего недовольства, которое будет зреть, провоцировать не произносимое вслух недоверие к власти. Это самое неприятное, когда все, вроде, спокойно, но на самом деле люди, которые благодаря интернету имеют возможность сравнивать с тем, как живут другие люди, будут понимать, что у них совершенно другая жизнь, которая очень отличается от идеальной. Наиболее обозленные и жестко настроенные люди могут локально создавать очаги.
Тихон Дзядко
Вы как-то рассказывали, что после картины «Дурак» у вас было непростое эмоциональное состояние, депрессия, вас даже посещали суецидальные мысли. Так происходит после окончания любых съемок? Сейчас, когда завершается подготовка картины «Завод», какое у вас ощущение?
Юрий Быков

У меня ощущение завершения очень большого этапа. Дело в том, что картина «Завод», надо признаться честно, задумывалась и создавалась в очень сложный период моей жизни, когда были «Спящие», проблемы с «Временем первых». Этот замысел зрел в очень болезненное время. Завершив картину, как бы цинично это ни звучало, я снял груз с плечей. Я высказался на эту тему так, как хотел, но это было длительно, с большими сомнениями. Я, может быть, сам не все до конца понимаю в этой теме. По сравнению с «Дураком», у меня совершенно другое ощущение. В «Дураке» я ставил точку, в том числе и для себя. Есть сцена у отца с сыном, когда отец говорит: «Уезжай отсюда. Никогда здесь по-другому не будет. Никогда». Для себя я ставил не просто точку, а крест на своей судьбе и жизни в целом. Мне казалось, что можно после «Дурака» делать? О чем разговаривать? Все, гроб и крышка.

Сейчас мне кажется, что благодаря событиям со «Спящими», всем негативным вещам, которые со мной произошли за два года, я нащупал ниточку чего-то разумного, которое, возможно, вытянет меня на другой уровень настолько радикальный, импульсивный, крайний и неудовлетворенный жизнью куда-то в более разумное, продуктивное. Пока я не знаю, что это будет. Я закрываю для себя тот страшный и болезненный период картиной «Завод». По-моему, в обращении я написал, что надолго уйду в тень. От части, это правда. Я попытаюсь сделать большую паузу, в которой постараюсь ответить на какие-то главные вопросы, на которые до сих пор ответа не было. Из-за отсутствия этих ответов я натворил то, что натворил. Я попытаюсь чуть-чуть побольше узнать и помыслить.

Алексей Пивоваров
Мы искренне желаем вам успеха. Я не сомневаюсь, что все сложится. Это далеко не крайний ваш фильм.

До прямого эфира осталось:
LIVE