Фотография: Vladimir Tretyakov / AP

Казахстанский политолог Досым Сатпаев в беседе с корреспондентом RTVI рассказал о природе возникших в стране беспорядков, требованиях протестующих и основной движущей силе протестных акций.

Требования протестующих

Политические требования у протестующих возникли практически сразу. Когда на западе Казахстана в городе Жанаозен начались митинги против роста цен на газ, тогда же стали появляться и политические требования. В частности, ввести выборы акимов, которые сейчас назначаются президентом. Также было требование провести парламентские выборы, потому что те парламентские выборы, которые прошли в январе прошлого года, многих разочаровали и привели к сохранению существующего политического статус-кво, при котором парламент оторван от народа, так как он состоит из пропрезидентских партий.

Были требования отправить в отставку правительство, и президент Токаев эту отставку недавно принял. Было требование отправить в отставку и самого президента, и было требование, чтобы первый президент Назарбаев ушел из политики окончательно. Формально он, конечно, не является президентом, но фактически Назарбаев сохраняет рычаги контроля над внутренней и внешней политикой страны. То есть, на самом деле, политические требования звучали, и они до сих пор звучат. И даже запоздалое решение президента Токаева снизить цену на газ, контролировать цены на социально значимые продукты, на коммунальные услуги и так далее, уже не вызывает такого эффекта, на который власть рассчитывала.

Потому что люди сейчас уже начинают чувствовать, что конечная цель того, что происходит, — это существенные политические изменения.

Протест без вождя

Насчет лидеров. В этом и есть вся сложность ситуации, потому что за эти годы власть в Казахстане уничтожила практически все оппозиционное поле. У нас нет ни одной официально зарегистрированной оппозиционной партии, у нас уже не осталось оппозиционных СМИ, в офлайне по крайней мере. Многие оппозиционные деятели ушли в социальные сети. То есть в офлайне пока нет ни одной политической структуры в виде партии, которая могла бы объединить эти протестные настроения. Поэтому в определенной степени эти протестные настроения имеют стихийный характер. И это приводит к тому, что пока нет ни конкретного лидера, ни конкретной политической организации, которая могла бы представлять интересы всех протестующих и выдвигать какие-то структурированные требования. Но в этом в первую очередь сама власть Казахстана и виновата. Потому что она так активно уничтожала всех более или менее независимых политических игроков, что во время кризисной ситуации у власти нет ни одного посредника для общения с протестующими. Она не может никого выставить кроме силовиков, вот в чем проблема.

Казахстан1
Фотография: Vladimir Tretyakov / AP

«Такого никогда не было»

С одной стороны, эти митинги, которые мы наблюдаем, являются самыми массовыми и самыми активными возможно за все 30 лет независимости Казахстана. Ночью в Алма-Ате были массовые столкновения с полицией, днем я был в городе, и они до сих пор продолжаются, сейчас еще захватили городской акимат. Такого никогда не было. Единственный момент, пока мы это наблюдаем только в Алма-Ате. Частично была такая же ситуация в Мангистауской области, откуда все началось. Там тоже были определенные столкновения с полицией, но именно в Алма-Ате они были более массовыми и более жесткими. И, кстати, именно в Алма-Ате и Мангистауской области ввели чрезвычайное положение.

Понятно, что для смены власти необходимо, чтобы все-таки значительная часть страны поднялась, как это было в Грузии или Украине. И, естественно, чтобы в столице были акции протеста, потому что именно там сконцентрированы все органы государственной власти. А их не было. Поэтому на текущий момент мы видим зону дестабилизации в крупнейшем городе Казахстана Алма-Ате, но он традиционно был оппозиционным.

Я думаю, что власть будет всеми силами пытаться использовать силовой фактор, чтобы, во-первых, расколоть протестующих, и, во-вторых, нейтрализовать возможных неформальных лидеров, которые в любом случае будут появляться.

И параллельно будут пытаться популистскими мерами снизить протест, частично это уже началось в виде отставки правительства и мер экономического характера. Но все запоздалое. Это нужно было делать в течение 3-5 часов с момента начала митингов в Жанаозене, но это было сделано через 3 дня, и время, по сути, потеряли.

«Молодежь из пригородов»

Обстановка нестабильная, но Токаев в своих заявлениях вчера и сегодня постоянно делал акцент на том, что власть меняться не будет, что она чувствует себя крепко, и более того, в его заявлениях звучали нотки угрозы в адрес протестующих, особенно молодежи. И для власти является тревожным моментом то, что основная часть протестующих — это молодежь, ровесники независимости страны. Демографически это молодые люди от 17 до 30 лет, возможно чуть старше. С этнической точки зрения, они в основном казахи и казахоязычные. И если посмотреть на все митинги и акции протеста, которые были за все 30 лет, всегда ядром этих акций протеста были именно казахи.

Если говорить об Алма-Ате, то в основном это молодежь из пригородов. Но это тоже вполне объяснимо, потому что именно там живут многие молодые люди, которые не видят перспектив. Плохая работа, невозможность получить хорошее образование. Многим из них терять нечего, поэтому такая активность. 30 лет назад власть обещала превратить Казахстан в новые Объединенные Арабские Эмираты, в аналог одной из богатых стран Персидского залива. У нас ведь огромные территории и почти вся таблица Менделеева. Это изначально закладывало хорошие возможности для Казахстана, чтобы сделать значительную часть общества довольно богатой. Хотя бы средний класс чтобы был. А в Казахстане среднего класса нет. Основная часть населения — это люди бедные, либо чуть выше уровня бедности. Плюс еще высокий уровень закредитованности населения. Это тоже большая проблема, которая влияет на уровень напряженности в обществе.

Казахстан2
Фотография: Vladimir Tretyakov / AP

«Взрываются проблемы, которые копились годами»

Конечно, любимая сказка власти — это то, что протесты координируются извне. На самом деле, власть так пытается снять с себя ответственность. Когда происходит какой-то социальный взрыв, легче сказать, что на самом деле это все скоординировано извне, а так все нормально. Но корни всех социальных взрывов, которые были в Казахстане, лежат внутри страны. Все проблемы, которые копились годами, сейчас взрываются. Они начались еще при Назарбаеве и продолжаются при президенте Токаеве. Казахстан — это сплошное минное поле.

Мы не слишком далеко ушли от каких-нибудь латиноамериканских стран.

Все эти социальные взрывы, которые мы наблюдаем, это все давно накопившиеся нерешенные проблемы. Власть всегда пытается эти проблемы решить косметическими мерами, но их невозможно решить без системных реформ. Например, в Казахстане олигархическая экономика, и все это знают. У нас нет конкуренции рыночной полноценной. Взять ту же ситуацию с газом, которая и привела к началу митингов. Многие это связывают именно с тем, что в борьбе за рынок газа участвовали аффилированные бизнес-структуры. И некоторые из них одержали победу и завысили цену на газ, потому что исходили из своих экономических интересов, не думая о последствиях. Олигархическая экономика, авторитарная система, высокий уровень коррупции, высокий уровень миграции. Вот и результат.

Екатерина Митрохина

По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!