Реклама
Сюжеты
23:02
16 Октября 2020 г.
Штрафы, скот и Мишель Фуко: как живут Дегтярев, Фургал, ЛДПР и Хабаровск после трех месяцев беспрерывного протеста
Поделиться:

Штрафы, скот и Мишель Фуко: как живут Дегтярев, Фургал, ЛДПР и Хабаровск после трех месяцев беспрерывного протеста

Фотография:
Дмитрий Моргулис / ТАСС

В Хабаровске уже почти 100 дней проходят митингами в поддержку бывшего губернатора края Сергея Фургала. 10 октября очередную акцию впервые разогнали силовики. По итогам одного дня — 25 задержанных, штрафы и несколько уголовных дел по статье о нарушении поведения на митингах. В это же время Общественная наблюдательная комиссия заявила, что у Фургала в СИЗО нет доступа к медицинской помощи, также бывший губернатор не получает писем от родных. Что происходит в Хабаровске спустя три месяца протеста и почему власти региона решились на силовой метод борьбы с митингами, разбирался корреспондент RTVI Арсения Молчанов.


На экране телефона — фото постановления суда. Жителя Хабаровска Михаила Михайлова оштрафовали на 10 тысяч рублей за участие в митинге 10 октября.

Михаил Михайлов, житель Хабаровска: «Меня затолкали в автозак, там было два избитых парня. Один лежал в проходе, очень тяжело дышал, немигающими глазами смотрел. У другого был нос разворочен и лицо в крови. Минут 10-15 я сидел в автозаке, подтащили еще четырех женщин».

Из 5-го отделения полиции в тот день он вышел только вечером. По совету адвоката Михаил планирует подавать апелляцию. В прошлую субботу ОМОН стал еще одним действующим лицом дальневосточного протеста. После попытки установить у здания администрации палатки, силовики задержали 25 человек.

Михаил Дегтярев отреагировал на главную новость края только во вторник. В первый рабочий день он отчитывался в интернете о поголовье скота.

Михаил Дегтярев, врио губернатора Хабаровского края: «У нас в следующем году будет дойное стадо — 3500 голов. Очень хороший результат. Приближаемся к тем цифрам, которые когда-то Алексей Климентьевич Черный, председатель райкома КПСС, ставил всем начальникам в Хабаровском крае».

Но имидж крепкого хозяйственника теперь трудно отделить от его позиции по работе силовиков.

Михаил Дегтярев, врио губернатора Хабаровского края: «В рядах есть провокаторы, которые провоцировали полицию на ответные действия. Если ты пытаешься быковать, то будь готов, что получишь по рогам. Наши полицейские и росгвардейцы, я считаю, действовали профессионально, в рамках закона».

Журналист местного издания RusNews 10 октября вел прямой эфир в соцсетях, но быстро оказался в автозаке вместе с участниками митинга.

Сергей Плотников, журналист издания RusNews: «Меня восемь омоновцев перегородили, чтоб я не прошел, и услышал, что сзади говорят: „Задержи его“. Несколько раз меня ударили по спине и закинули в автозак. Я говорил, что я журналист. Было ноль внимания, как будто глухие были все».

Помимо штрафов и административных арестов заведено четыре уголовных дела по статье о нарушениях на массовых акциях и нападении на полицейских. И при этом — ни одного против западных подстрекателей, след которых Дегтярев увидел еще в июле.

Сергей Шнурова, генеральный продюсер RTVI: «Вы уничижаете наше ФСБ! Куда смотрит ФСБ, если столько разведки здесь?»

Михаил Дегтярев, врио губернатора Хабаровского края: «Что, это не так что ли? Так! Они здесь. Мы знаем. В том числе из Грузии».

Фургал
Фотография:
Сергей Карпухин / ТАСС


Рейтинги активного экс-губернатора стали опережать в Хабаровском крае популярность президента, за что Фургалу в итоге пришлось оправдываться перед полпредом главы государства на Дальнем Востоке Юрием Трутневым.

Юрий Трутнев, полпредом президента России на Дальнем Востоке: «История выглядит очень грустно: ваш рейтинг растет, а президента — падает».

В сентябре Фургалу предъявили обвинение в организации убийств в 2004 году. Депутат Госдумы от ЛДПР, зять Сергея Фургала Иван Пиляев рассказывает, что дело продвигается тяжело. Что до негласных договоренностей с Кремлем — деталей не раскрывает.

Иван Пиляев, депутат Госдумы от ЛДПР: «После того как зашла профессиональная команда адвокатов, Сергей Иванович стал более уверенным. Сложилась доверительные отношения между подследственным и защитой, а это уже значит все-таки 20% успеха. У нас во фракции по этому вопросу создана рабочая группа, которая очень внимательно следит за этим делом. Владимир Вольфович обращается в самые высокие кабинеты».

Связь с отцом, которого при аресте этапировали в Москву, держит и бизнесмен Антон Фургал. По его словам экс-главе региона отказывают в доступе к письмам от родственников и медобследовании. Экс-губернатор страдает от некого заболевания, при котором нужна компьютерная томография.

Антон Фургал, сын Сергея Фургала, предприниматель: «Компьютерную томографию надо сделать. Адвокаты уже занимаются этим вопросом, надеюсь на положительный исход. Письма не доходят. Свидания... Не знаю, вот недавно написал заявление по поводу свидания с отцом, надеюсь, что одобрят. Но до этого никак не получалось».

Бывший губернатор недавно рассказал, что в СИЗО «Лефортово», где он сейчас находится, прислали больше 200 книг. Но читает Фургал сейчас одну — труд французского философа XX века Мишеля Фуко. Она про метафизику пенитенциарной системы. Автор уверен: тюрьма — идеальное место, где власть видит каждого, но при этом сама власть — невидима.

К середине XIX века, по книге, наказание исчезло как зрелище. Головы на площадях не рубят, животы не вспарывают. Вместо этого — паноптикум, здание тюрьмы круглой формы, где достаточно одного надзирателя в центре. Похожий образ некоторые углядывают в современной России. На улицах не стреляют, как в 90-х, а счеты сводят уголовными статьями.

Дмитрий Орешкин, политолог: «В некотором смысле это не совсем „государство“, а то, что в Средние века называлось вождеством“. Когда вождь определяет все правила, он уничтожает разделение властей. Никто не может его критиковать. И свергнуть его может только альтернативная силовая группировка, которая отхватывает у него власть, после чего она подтверждает себя на всенародном курултае».

Срок заключения Фургала Басманный суд недавно продлил до 9 декабря.