Фотография: П/с правительства Кузбасса / ТАСС

Власти Кемеровской области и компания «СДС-Уголь», которой принадлежит шахта «Листвяжная», уже начали выплачивать компенсации семьям погибших и пострадавшим во время аварии. Ожидается, что каждая семья, потерявшая кормильца, получит больше 6 млн рублей, жилье и другие льготы. Это одна из самых больших компенсаций родственникам жертв ЧП на промышленном производстве в современной истории России. RTVI поговорил о проблеме выплат семьям погибших шахтеров с юристами и профсоюзными активистами в России и США.

Из чего складывается сумма компенсации

Материальную помощь родственникам погибших выделят сразу из нескольких источников. Возместить ущерб пострадавшим должны будут региональные власти и муниципалитеты, компания «СДС-Уголь», владеющая шахтой, Фонд социального страхования и правительство России.

От Кемеровской области семьи погибших получат по 2 млн рублей. Еще по 1 млн рублей выдадут на каждого члена семьи, находящегося на иждивении. По словам губернатора Кемеровской области Сергея Цивилева, компенсации от областного правительства и муниципалитета уже выплачены почти всем пострадавшим, не считая двух семей, которые ожидают, когда тело их родственника будет поднято из шахты.

Кроме того, согласно распоряжению премьер-министра России Михаила Мишустина, родным погибших в ближайшее время выдадут дополнительно по 1 млн рублей независимо от уже выделенных средств. Пострадавшие в аварии, которым был нанесен тяжкий и средний тяжести вред здоровью, получат от правительства по 400 тысяч рублей. Всего на эти цели из федерального центра направят 76,8 млн рублей — сумма сопоставимая с финансовой поддержкой региональных властей.

Одновременно с этим выплаты идут и со стороны компании. «Руководство быстро аккумулировало денежные средства на своих счетах. Больше 100 млн рублей уже выплачено», — пояснил накануне губернатор, отвечая на вопросы журналистов. В самом холдинге «СДС» говорят, что общий объем финансовой помощи может составить полмиллиарда рублей.

«Некоторые семьи получат по пять миллионов, некоторые — по шесть и больше. Сумма разнится в зависимости от состава семьи и заработной платы сотрудника. Собственник предприятия принял решение купить каждому, кто нуждается в улучшении жилищных условий, квартиру. У меня есть поименный список погибших, мы стараемся сделать так, чтобы никто не был обижен, а помощь в необходимом объеме дошла до всех», — рассказал RTVI Иван Мохначук, председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности «Росуглепроф».

Президент холдинга «СДС» Михаил Федяев пообещал позаботиться и о детях погибших. В планах предприятия оплатить им обучение в высших и средних профессиональных учебных заведениях. Кроме того, адресная финансовая поддержка включает погашение всех кредитных обязательств, имеющихся у семей на данный момент: это и ипотека, и потребительские кредиты. По просьбе собственника компании Сбер (один из кредиторов предприятия) уже аннулировал все задолженности 31 работника шахты (не уточняется, идет ли речь о долгах погибших, пострадавших или сотрудниках предприятия вообще).

Могут ли потерпевшие рассчитывать на большее

В случае гибели сотрудника в результате несчастного случая на производстве, работодатель обеспечивает возмещение вреда в порядке, оговоренном в коллективном договоре. Это установлено Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности. Стандартный договор предусматривает, что работодатель должен оплатить все расходы на погребение, выплатить каждому члену семьи умершего, находящемуся на его иждивении, сумму в размере средней годовой зарплаты за последние три года и еще 1 млн рублей в счет возмещения морального вреда. Родственники, которых не устраивает выплаченная сумма компенсаций, могут обратиться в суд с соответствующим иском.

По словам адвоката и партнера J&S Legal Counsels and Trustees Константина Ерохина, размер выплат жертвам аварии на шахте «Листвяжная», сопоставим с теми суммами, которые выплачивались при схожих обстоятельствах российскими властями ранее. Для примера, семьи шахтеров, погибших в результате взрывов на шахте «Распадская» в 2010 году, получили по 1 млн рублей, а пострадавшие — от 200 до 400 тысяч рублей в зависимости от тяжести травм. Семьям умерших горняков и спасателей на шахте «Северная» в 2016 году было выделено из бюджета Коми также по 1 млн рублей.

«Родственники довольно часто дополнительно обращаются в суд с требованием выплатить моральный вред, связанный с произошедшим событием, — пояснил Ерохин. — Точные размеры подобных выплат установить проблематично, так как суммы компенсаций в базах данных судов не указываются в целях защиты персональных данных, между тем, они обычно не превышают миллиона рублей». Как показывает юридическая практика Ерохина, довольно часто такие требования удовлетворяют.

«Прокуратура, если она участвует в подобных делах, обычно встает на сторону истца и поддерживает требования пострадавшего родственника. В то время как само предприятие всеми процессуальными способами пытается избежать дополнительных материальных расходов, а также обжалует вынесенные решения в вышестоящих инстанциях», — резюмирует юрист.

И хотя напрямую размер компенсаций не связан с финансовыми показателями компании, суд может учесть эти сведения при вынесении решения.

«Верховный суд разъяснял, что при определении суммы выплат суду следует исходить из степени нравственных или физических страданий лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела», — добавил руководитель направления юридической компании a.t. Legal Олег Мамонт.

Юрист Ерохин считает, что выплаты повышенных компенсаций родственникам не отразятся значительным образом на бюджете компании с выручкой более 5 млрд рублей в год. «Наоборот это один из способов доказать декларируемую социальную ответственность», — уверен Ерохин.

Какие компенсации выплачивают в США

В США выплаты семьям погибших шахтеров назначают суды, где нужно доказать вину менеджера. Когда-то это было почти невозможно — родственники погибших просто не могли нанять хороших адвокатов, но в последние лет 50 угольным компаниям дешевле соблюдать меры безопасности, чем выплачивать потом компенсации. Появились профсоюзы и коллективные иски.

Самая крупная катастрофа на американских шахтах за последние 40 лет произошла в 2010 году. В результате взрыва метана на шахте Upper Big Branch в Западной Вирджинии погибли 29 шахтеров. Компания пыталась скрыть улики, но все же была вынуждена выплатить $209 млн компенсации родным погибших. Сложнее было посадить менеджера угольной фирмы в тюрьму. Обвинение запросило пять лет главе угольной компании Дональду Бланкеншипу за несоблюдение стандартов безопасности. В итоге топ-менеджер отсидел всего год.

Взрыв на шахте Upper Big Branch привлек внимание к большому количеству нарушений, которые были на предприятии, рассказал RTVI Джош Робертс — менеджер по охране и безопасности труда в организации «Объединение работников шахт Америки» из Бекли, Западная Вирджиния. По его словам, система пожарной безопасности в шахте была в плачевном состоянии, а на предприятии царила культура пренебрежения мерами безопасности. «Да, Дональд Бланкеншип преследовался по закону, — говорит Робертс. — Он год провел в тюрьме. Он прекрасно знал о том, какие проблемы есть на шахте, и знаете он, к сожалению, получил всего год. Многие семьи хотели чтобы он остался в тюрьме до конца жизни, так как фактически именно он забрал жизни 29 шахтеров».

Майкл Дэвис — фотограф из Теннесси и потомственный шахтер (его отец, оба деда и прадед были шахтерами), автор фото-альманаха «Угледобывающее оборудование в действии» следил за новостями из Кемерово. «Хотел бы выразить свои соболезнования всем чьи родственники пострадали. Подобные происшествия конечно же обсуждаются в нашем сообществе шахтеров. Шахтеры вообще рассматривают свое сообщество как большую семью, это такое братство своеобразное, когда происходит что-либо по другую сторону океана, мы переживаем и это конечно обсуждаем, в наших группах в фейсбуке в том числе», — сказал Дэвис RTVI.

По его словам, ситуации с компенсациями и безопасность на шахтах в США начала улучшаться еще в 1960-е годы. «Профсоюзы имели большое влияние на эту ситуацию, корпорации начали понимать, что если у вас культура, которая способствует соблюдению мер безопасности, то выигрывают все, и потом уже государство подхватило данную тенденцию».

Дарья Баева, Гарри Княгницкий

По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!