Новости
16:15
30 Января 2018 г.
Кто и как отреагировал на попадание в «кремлевский доклад»
Поделиться:

Кто и как отреагировал на попадание в «кремлевский доклад»

Кто и как отреагировал на попадание в «кремлевский доклад»
Фотография:
Агентство «Москва»

Утром 30 января Минфин США представил в Конгресс так называемый «кремлевский доклад» — список из 210 наиболее влиятельных российских чиновников и бизнесменов, входящих в окружение Владимира Путина. RTVI собрал первую реакцию тех, кто попал в это список

  • Многие чиновники говорят, что рады оказаться в докладе Минфина США
  • Также некоторые говорят, что это не стало для них неожиданностью
  • Путин сказал, что ему «обидно», что его не включили в этот доклад
Видео
Видео
Фотография:
Library of Congress

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента: «Это все делается в соответствии с законом по противодействию врагам США. Поэтому де-факто вся эта группа лиц названа врагами США».

Борис Титов, бизнес-омбудсмен: «Они ударили по пианистам, играющим для всех, а не для власти, по тем, по кому обычно приличные люди не стреляют…».Дмитрий Рогозин, вице-премьер России: «Американцы остаются верны себе. Они везде и всегда используют принцип „двухходовочки“. То есть хотят и рыбку съесть и в кресло присесть». 


Михаил Федотов, председатель СПЧ: «Что для меня это может значить? Не знаю. Мне визу закроют? У меня ее нет. Счета арестуют? У меня их нет. Недвижимости тоже нет. Может, американские дипломаты перестанут со мной здороваться. Сейчас всегда здороваются». Сергей Собянин, мэр Москвы: «На Западе Россию не любили во все времена, но до таких списков не могли додуматься даже в самые худшие периоды истории. Подобные меры не раскалывают, а объединяют».


Герман Клименко, советник президента России по развитию интернета: «В прошлом в такие бы списки попали бы и Королев, и Курчатов. Мне до таких людей бесконечно далеко».Ирина Яровая, зампред Думы: «Санкции — это удавка на международный бизнес, в том числе и бизнес Европы. Америка открывает экономическую Гуантанамо для бизнеса по всему миру».


Валентина Матвиенко, спикер Совета Федерации: «Те, кто сейчас задает тон в политике США, охвачены очень опасным недугом: я бы назвала его санкциомания».Анна Кузнецова, уполномоченный при президенте по правам ребенка: «Полагаю, что такая оценка моей деятельности свидетельствует, что мы на правильном пути к нашей основной цели — счастью и благополучию российских детей».

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев о включении в список главы компании Игоря Сечина: «Мы к этому были готовы, хотя ничего в этом правильного и логичного не видим».

Виктор Зубков, председатель совета директоров «Газпрома»: «Ничего, выдержим. Они и так постоянно давят все время».

Пресс-секретарь губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко: «Попадание его фамилии в „рейтинг влиятельности российских руководителей“, опубликованный сегодня Минфином США, говорит о признании заслуг перед Россией и Петербургом».

Министерство транспорта России: «Начнем работать с еще большим усердием и рвением».

Аркадий Дворкович, вице-премьер: «Как член правительства обязан был быть в этом списке, все правительство в нем есть, ничего удивительного в этом нет».

Вячеслав Володин, председатель Государственной думы: «Какие только санкции ни придумывали против нашей страны, начиная с 2014 года. Они не привели ни к изменению политического курса нашей страны, ни к ослаблению ее суверенитета, ни к внутреннему разобщению».Владимир Мединский, министр культуры России: «Это номинация, на самом деле, безусловное признание, которое вдохновляет на новые свершения. Присутствие моей фамилии в этом списке — ровно последнее, что меня в этой жизни интересует».

Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций России: «Вы знаете, мы всегда исходили из того, что американские санкции — это навсегда, их не отменят никогда. Могут быть разные списки – такие, другие, большие, маленькие. Но в целом вот это отношение долгосрочное, мы не видим каких-то факторов, которые способны изменить эту ситуацию».

Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК «Система»: «Нет никаких рисков, не видим их».

Евгений Касперский, глава «Лаборатории Касперского»: «1) Список не накладывает на его участников никаких санкций и ограничений — компания работает в обычном темпе, защищаем пользователей от кибератак вне зависимости от их происхождения. 2) Cписок на 100% совпадает с рейтингом Forbes. 3) Cоставители списка не понимают значения слова „олигарх“, иначе не включили бы в него меня и многих других бизнесменов, не имеющих отношения к власти».


Комментарии от тех, кто не попал в список:

Владимир Путин, президент России: Кто в этом списке? Вся Администрация президента, правительство, бизнесмены. За ними простые граждане, трудовые коллективы. По сути всех нас, все 146 миллионов, занесли в список.

Константин Косачев, глава комитета Совета Федерации по международным делам: «Первое ознакомление создает (во всяком случае в его политической части) устойчивое ощущение того, что спецслужбы США, отчаявшись найти обещанный и, главное, доказуемый компромат на российских политиков, просто переписали кремлевский телефонный справочник».Владимир Джабаров, первый зампред комитета Совета Федерации по международным делам: «Включение в санкционный список практически всего руководства нашей страны говорит о том, что эти отношения фактически разрываются».

Франц Клинцевич, первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности: «Не знаю, что последует за этим списком дальше, но уже само его появление не имеет прецедентов в мировой истории. США грубейшим образом нарушили все возможные принципы отношений между государствами».

Виталий Милонов, член комитета Госдумы по международным делам: «Безусловно, наше руководство примет все необходимые меры реагирования на этот выпад, но я бы задумался о составлении зеркального „вашингтонского списка“, куда бы включил всех официальных американских лиц, виновных в развязывании этой санкционной войны против нашей страны».

Рамзан Кадыров, глава Чечни: «В современном мире нельзя совершать такие глупые шаги. Без России они не смогут решить ни одну международную проблему. Отрезвление придёт! И оно будет иметь эффект, который не снился деятелям США!»

Алексей Навальный, основатель Фонда борьбы с коррупцией: «Очень много жуликов, бывших объектами расследований ФБК, включены в этот список. Ну что же, мы рады, что их официально признали жуликами и ворами на международном уровне».

Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы»: «Этот список редакция „Эха Москвы“ могла бы составить за 20 минут».

Анатолий Чубайс, председатель правления «Роснано»: «Понимаю, что виноват! На этот раз в том, что не попал в число „врагов США“. Лихорадочно ищу оправдания. Вот: все-таки у нас тоже вполне приличная компания!».Алексей Кудрин, председатель Центра стратегических разработок: «Так называемый кремлевский список – формальное выполнение поспешно принятого закона. И сам закон, и список, и возможные санкции нелогичны. В этом их и слабость, и сила. Относиться к этому надо спокойно, не нужно разрывать отношения».