Фотография: Поисково-спасательная операция на шахте «Листвяжная» / пресс-служба администрации Правительства Кузбасса

До аварии на шахте «Листвяжная» датчики фиксировали превышение уровня метана, однако руководство предприятия проклеивало их изнутри скотчем, чтобы сбить показатели. Об этом шахтеры и дизелисты рассказали корреспондентам РБК и «Известий».

«Предпосылок много было для аварии, лава (подземная горная выработка. — Прим. RTVI) сама по себе опасная была, с сентября были превышения по метану. Доходило до того, что руководство заклеивало нам скотчем газоанализаторы, чтобы мы ехали работать», — сообщил РБК машинист Артем Симон, работавший от подрядной организации.

По его словам, начальство «Листвяжной» пошло на такой шаг, чтобы сотрудники подрядной организации не отказывались от работы из-за небезопасных условий. Симон указал, что на производстве было много случаев, когда «шахтовых» заставляли «садиться на дизеля» после того, как его коллеги прекращали работу.

Шахтеры передали корреспонденту РБК в Кузбассе снимки и видео датчиков из «Листвяжной», на которых зафиксировано превышение показателей метана в августе и ноябре 2021 года.

«По первым датчикам метан 2%. Это плохо, но надо знать, где были сделаны эти фото, в каком забое, потому что если прислонить датчик к углю, то может показать 2,2%. Но формально это уже нарушение. Метан превышает норму на проходке, но близок к ней. Если показания метана не с проходки, то это слишком много. Взрыв происходит при 5–6%», — отметил экс-руководитель одной из угольных шахт, которому издание продемонстрировало снимки.

Как отметили работники «Листвяжной», реальное количество метана в шахте могло быть выше, поскольку начальство старалось сбить показатели.

«Они просто перемычат эти датчики, и все. Этот датчик двусторонним скотчем изнутри проклеивают, чтобы воздух не поступал туда, и он не те данные показывал, которые есть на самом деле. Все это видели», — пояснил Симон.

В компании «СДС-Уголь», которой принадлежит шахта, на запрос РБК ответили, что не «дают комментариев в условиях расследования уголовных дел».

Опасная работа

Дизелист шахты Евгений Кувшинов также подтвердил, что начальство проводило манипуляции с датчиками и вынуждало сотрудников работать в опасных условиях, игнорируя все их замечания. При этом шахтеры боялись идти против руководства из-за необходимости кормить семью.

«Они [начальство] предлагали нам деньги, чтобы мы ездили в газ. Они заклеивали нам датчики, приборы, которые показывают газ. <…> Мы работали с лавой, в четвертом участке, и там уже начиналась эта ерунда. И вот эти вспышки – я сам отлично это видел, <…> когда вот это синее там выгорает. Я говорю [другим горнякам]: „Пацаны, вы что делаете, остановите шахту, встаньте!” А они все боятся, потому что у всех дети, у всех кредиты…», — рассказал дизелист корреспонденту «Известий».

Сам Кувшинов не пострадал во время аварии, поскольку в тот день находился дома на больничном. Он добавил, что настоящие виновники трагедии, заставлявшие людей постоянно находиться на производстве, задержаны не были.

Ранее бывший горняк Денис Тимохин сообщил телеканалу «Дождь»*, что датчики на «Листвяжной» «затыкали мешками», а на время проверок тормозили выработку. Таким образом, начальству удавалось скрыть опасную концентрацию метана в воздухе.

«Когда приезжала трудовая инспекция, они тормозили всю лаву. И все было хорошо, типа лава самая замечательная. Но они просто не ходили тогда, когда лава ехала. Когда я работал в лаве, там было 4% [метана]. Мне плохо было: выходишь на свежую струю, продышишься, и обратно. Сотрудники были против и говорили об этом. Начальник просил директора временно приостанавливать лаву, но тот отвечал, что надо выполнять план. Для директора все в деньгах, а жизни людей его вообще никак не волновали. „Не хотите работать — увольняйтесь, на шахту очередь стоит", — так он нам заявлял», — рассказывал Тимохин изданию «Тайга.инфо».

Артем Симон отметил, что список нарушений на шахте не ограничивается заклеиванием датчиков. По его словам, одноразовые самоспасатели, которые выдают каждому шахтеру, рассчитаны на 300 минут в статичном положении и на 120 минут при движении. Однако во время аварии выяснилось, что продолжительность их работы намного меньше.

«Эти самоспасатели работали по десять минут, как мы обнаружили. Их не проверишь — они одноразовые», — сказал он.

Уголь, жертвы и убытки

Утром 25 ноября на шахте «Листвяжная» произошла авария, в результате которой погиб 51 человек. Еще 63 были госпитализированы. По предварительным данным, на производстве произошел взрыв метана.

27 ноября суд арестовал директора шахты, его заместителя и начальника участка. Против них возбудили уголовное дело о нарушении требований промышленной безопасности. Также арестованы два госинспектора, которых обвиняют в халатности.

Шахта «Листвяжная» находится в Беловском районе Кемеровской области и принадлежит холдингу «СДС-Уголь», который занимает третье место по добыче и экспорту угля в России.

Как выяснил RTVI, за последние пять лет надзорные органы выявили на «Листвяжной» более 500 нарушений. Значительная часть из них связана с техническими неисправностями.

При этом в последние годы «СДС-уголь» несет существенные финансовые потери: при выручке в 9,4 млрд руб. в 2020 году чистая прибыль холдинга составила 14,5 млн руб. Этот показатель на 82% ниже, чем годом ранее. Компания ежегодно наращивает объемы добычи, однако сократить долговую нагрузку не получается — речь может идти о задолженности в размере более $1 млрд.


По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!