Фотография: пресс-служба Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

Одной из главных тем, обсуждавшихся на недавней встрече Владимира Путина с российскими правозащитниками, стало применение закона об иноагентах. Только в реестре СМИ-иноагентов уже находится больше ста изданий и физлиц. Среди них оказалось даже информационное агентство «Росбалт»*, которое Twitter долгое время помечал как государственное СМИ.

RTVI поговорил с лидером фракции «Справедливой России» в Госдуме Сергеем Мироновым. Его партия предложила поправки, по которым присваивать статус иноагента можно только по решению суда.

На прошлой неделе президент на встрече с представителями Совета по правам человека отметил, что при внесении поправок в закон об иноагентах, нужно учесть мнение профессионального сообщества. В парламент представили уже несколько вариантов таких поправок. Дает ли это надежду на то, что смягчение закона произойдет в ближайшее время?

Вероятность смягчения закона в скором времени, на мой взгляд, достаточно высока. Тем более с учетом высказываний президента. За корректировку законодательства выступают все: от журналистов и правозащитников до депутатов Госдумы, прежде всего нашей фракции.

Ваша главная поправка к этому закону заключается в передаче права на вынесение решения судам. Вы действительно считаете, что это что-то существенно изменит? Не станет ли это просто механизмом затягивания процедуры признания иноагентом?

Речь не о затягивании, а о том, чтобы сделать процедуру прозрачнее и объективнее. Конечно, она станет и более длительной, но в данном случае, это хорошо: у суда будет время разобраться, у СМИ — оправдаться, а Минюст уже не сможет рубить с плеча. Нельзя оставлять чиновникам единоличное право признавать СМИ иностранными агентами. Даже при наличии факта получения средств из-за границы, потому что это может быть разовый перевод, который был сделан по ошибке или даже специально, чтобы осложнить работу редакции.

В чем смысл ваших поправок?

При однократном получении значительных средств из иностранных источников СМИ получает письменное предупреждение от Минюста. Если предупреждение вынесено, но значительные финансовые поступления продолжаются, Минюст вправе обратиться в суд. И уже суд будет смотреть, действительно ли поступали средства, в каком объеме и был ли этот объем по мнению суда значительным, от кого, на что они тратились. Минюст должен обосновать свои претензии в суде, а у СМИ будут возможности оправдаться.

На сегодняшний день свои предложения с поправками в Госдуму направили и вы, и СПЧ, и партия «Новые люди». О чем говорит такое количество инициатив?

Оно говорит о явных недостатках правоприменительной практики, которая вызывала все больше вопросов. И последней каплей в этом плане стала история с «Росбалтом». Совершенно неожиданно, без каких-либо объяснений в реестр занесли одно из крупнейших и уважаемых информагентств, которое очевидно не является никаким иностранным агентом. Именно тогда и создалось ощущение, что в реестр может попасть кто угодно. Стало очевидно, что ситуацию нужно менять. Отмечу, что абсолютно все предложения, внесенные в Госдуму, предполагают перевод процедуры признания иноагентом в судебную плоскость. Таким образом, есть общее понимание, что здесь не должно быть больше единоличных, внезапных, ничем не аргументированных, а главное, неоспоримых решений Минюста.

Считаете ли вы достаточными предлагаемые поправки? Или в будущем вновь придется вносить дополнительные коррективы, которые бы, например, конкретизировали процедуру выхода для физлиц из реестра иноагентов?

Как я уже сказал выше, все поправки едины в одном — принятии решения через суд. Но и по другим моментам законодательства есть множество дополнительных предложений. Думаю, что в один прекрасный день Госдума должна обсудить все поступившие инициативы с привлечением экспертов, представителей профессионального сообщества. Нужно посмотреть, какой именно законопроект будет взят за основу и поддержан в первом чтении. И ко второму чтению можно будет вносить уточняющие поправки, беря лучшее из других законопроектов. Если будет одобрена инициатива нашей фракции, мы готовы ее дополнять и конкретизировать с учетом предложений коллег.

Действительно ли метка «иноагента» помогает людям, гражданам России, в фильтрации инфополя? Не выходит ли так, что внесение в реестр наоборот привлекает аудиторию к этим СМИ и НКО?

Это привлекает к ним общественное внимание как резонансный факт. Не думаю, что это сильно влияет на «костяк» аудитории. Но в то же время это осложняет работу СМИ. Сокращается количество рекламодателей, журналисты начинают испытывать определенные трудности в своей работе. Не каждый эксперт согласится дать комментарий СМИ с маркировкой иноагента. В конечном итоге закон, безусловно, влияет на рынок медиа.

Почему закон об иноагентах и все дополнительные приложения к нему изначально содержали такие расплывчатые и абстрактные формулировки, которые теперь необходимо пояснять?

Закон о СМИ-иноагентах принимался в короткие сроки, как жесткая реакция на действия США против канала Russia Today, когда американцы включили канал в свой список иноагентов. Тогда предполагалось, что наш закон не будет распространяться на российские СМИ и в целом будет применяться в единичных случаях. Но на деле правоприменение закона расширялось и сейчас вышло далеко за рамки его изначальной цели. Именно поэтому и требуются поправки.

Физлица-иноагенты вынуждены тратить массу усилий на заполнение отчетности, дотошный разбор расходов и доходов, регистрацию ИП и прочее. Не кажется ли вам, что этот закон больше наказывает человека, чем как-то реально борется с иностранным влиянием?

Думаю, что обязанность физлиц маркировать личные сообщения в соцсетях избыточна, об этом также говорят журналисты и правозащитники, этот вопрос поднимался и на встрече СПЧ с президентом. Что касается отчетности в целом, то при наличии зарубежного финансирования она необходима. Мы сегодня говорим о перегибах и недочетах в применении закона, на этом фоне обсуждаем корректировки. Но при этом проблема иностранного вмешательства объективно существует, и в этом плане закон должен работать.

Далеко не все попадают в списки иноагентов незаслуженно или нечаянно. Чаще всего люди знают, от кого и за что получают деньги. И раз ты взялся работать за иностранные деньги на зарубежного заказчика, будь добр отчитаться, поскольку для государства это вопрос безопасности перед внешним влиянием.

Как физлицу выйти из статуса иноагента? В законе это четко не прописано.

Выход из статуса предусмотрен и достаточно подробно прописан. Для этого нужно подать соответствующее заявление в Минюст. Перед этим — прекратить получать иностранную поддержку и подтвердить это. На рассмотрение уйдет 60 дней, после чего Минюст либо исключит из реестра, либо даст «мотивированный отказ». Отказ можно обжаловать в суде. Предложения по уточнению этой процедуры пока не выносились на рассмотрение Госдумы.

Большинство СМИ были признаны иноагентами после жалоб каких-то активистов в рекордные сроки. Не могут ли этим законом злоупотреблять?

Возможность злоупотреблений, на мой взгляд, очевидна. Закон должен применяться для объективного выявления иностранного вмешательства в интересы страны, а не для придирок и ущемления свободы слова.

В списке иноагентов есть и российские, и иностранные СМИ. По какому принципу туда попадают зарубежные медиа? Есть ли риск, что все западные издания станут иноагентами?

Принцип простой. В законе говорится, что зарегистрированные в иностранном государстве юридические лица, распространяющее в России печатные, аудио- и аудиовизуальные сообщения, могут быть признаны иностранными СМИ, выполняющими функции иноагента. Такое решение может быть принято в случае, если они получают денежные средства или иное имущество от иностранных государств, организаций или граждан. Таким образом, любое западное иносми в рамках российского законодательства вполне может получить статус иноагента. Это не «риск», а исполнение закона.

Почему вышло такое неравноправие между государственными СМИ и негосударственными СМИ? Иностранное финансирование получают и госсми, но Минюст их не проверяет.

Это не так. Проверяют всех – и государственные, и негосударственные СМИ. И делает это не только Минюст, но и Роскомнадзор. В случае получения зарубежного финансирования в рамках закона о СМИ издания и телеканалы раз в квартал обязаны предоставлять информацию об этом в Роскомнадзор. И в соответствующем реестре Роскомнадзора как раз фигурируют и негосударственные, и государственные СМИ. Среди них есть известные на всю страну крупнейшие федеральные издания, телеканалы и информационные агентства.

Считаете ли вы, что если надзорные ведомства заранее будут уведомлять о своих подозрениях СМИ и НКО, то это сильно изменит правоприменительную практику этого закона?

Письменное предупреждение, предусмотренное нашими поправками, позволит СМИ, во-первых, ознакомиться с претензиями Минюста, во-вторых, исправить нарушения и не доводить дело до суда и возможного попадания в реестр. Уверен, что такой порядок серьезно улучшит правоприменение закона.

Беседовала Дарья Баева

*признано в России СМИ-иноагентом

По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!