Фотография: Александр Казаков / Коммерсантъ
Продукты питания дорожают во всем мире: специальный индекс Продовольственной организация ООН (ФАО) достиг 10-летнего максимума. Экономист ФАО Моника Тотова в интервью RTVI ответила на вопросы о причинах кризиса, перспективах цен в магазинах, угрозе голода и о том, почему выплаты населению выгоднее регулирования цен.

В 2021 году стоимость глобального импорта продовольствия достигнет рекордного уровня в $1,75 трлн, следует из опубликованного 11 ноября прогноза ООН. Это на 14% больше, чем в 2020 году, и на 12% выше, чем прогнозировалось еще в июне 2021 года. В начале ноября китайские власти призвали граждан запасаться необходимым продовольствием перед зимой из-за дефицита овощей и проблем с поставками.

Кризис продовольствия будет нарастать в ближайшее время и может достичь крайних форм, заявлял в конце октября президент России Владимир Путин, выступая на «Валдайском форуме». «В ряде государств и даже целых регионах периодически возникает кризис продовольствия, – сказал президент. – Есть все основания полагать, что этот кризис будет усугубляться в ближайшее время и может достичь крайних форм». Следом за российским лидером схожее беспокойство выразил и заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев. «Очевидно, что в мире наступает продовольственный кризис. Цены на продукты питания растут везде, ускоряется продуктовая инфляция», – написал он в статье для «Российской газеты».

Производители продуктов питания также предупреждают, что тренд на повышение стоимости их товаров останется устойчивым. «Мы повышаем цены на продовольствие по всему миру там, где это необходимо», – заявил глава американского продовольственного концерна Kraft Heinz Мигель Патрисио.

Хотя мировая торговля продуктами питания продемонстрировала устойчивость перед сбоями, вызванными пандемией COVID-19, стремительный рост цен на продовольственные товары и энергоносители создает проблемы для потребителей и, прежде всего, в бедных и развивающихся странах. «Сорок процентов от импорта приходится на развивающиеся регионы, и ожидается, что их совокупные расходы на импорт продовольствия вырастут на 20 процентов по сравнению с 2020 годом. Еще более быстрый рост ожидается в странах с низким уровнем доходов, страдающих дефицитом продовольствия», – отмечают аналитики ФАО. Ранее в ФАО, в частности, предупреждали об угрозе голода в Афганистане.

Экономист ФАО Моника Тотова ответила на вопросы RTVI об угрозе продовольственного кризиса и его последствиях.

Почему растут цены

В период последних нескольких месяцев скачок цен на продовольствие был спровоцирован дефицитом продуктов на глобальных рынках, что, в свою очередь, является следствием сокращения урожая в основных странах-экспортерах, особенно в Канаде, России и США. Это оказывает повышательное давление на цены. Этот тренд усугубило сокращение мировых поставок пшеницы высокого качества. Что касается фуражного зерна [предназначено для вскармливания скота], в октябре наибольший рост мировых цен на ячмень связан с высоким спросом и ухудшением перспектив производства. А, например, драйвером мировых цен на кукурузные стал рост на энергетические носители, хотя этот тренд удается сдерживать благодаря увеличению сезонных поставок и уменьшению сбоев в работе портов в США.

Наконец, рост цен на растительные масла вызван более жесткими предложениями по ценам на закупки пальмового, соевого, подсолнечного и рапсового масел. По состоянию на октябрь, мировые цены на пальмовое масло растут четвертый месяц подряд, в основном благодаря сохраняющимся опасениям относительно низкого уровня производства в Малайзии. Там сохраняется проблема нехватки рабочей силы среди мигрантов. Цены на пальмовое, соевое и подсолнечное масла растут благодаря возрождению глобального импортного спроса, особенно со стороны Индии, снизившей импортные пошлины на пищевые масла. Укрепление цен на рапсовое масло в основном объясняется долгосрочным падением предложения и ростом спроса, а также ростом цен на сырую нефть.

Как на цены влияет пандемия COVID-19

Некоторые последствия пандемии COVID-19 могли усугубить рост цен на продовольствие. Это, например, ограничения и комендантский час, не позволяющие фермерам и наемным работникам получить доступ к полям. Другая проблема – отсутствие сезонных рабочих для сбора фруктов и овощей. Тем не менее подобные трудности – это, скорее, исключения, и пандемия едва ли оказала значительное прямое воздействие на сельскохозяйственное производство в целом. Тем более, что многие страны ввели исключения для индустрии сельского хозяйства, стремясь обеспечить хорошее снабжение своих рынков продовольствием.

Первоначальные опасения на самых ранних этапах вспышки COVID-19, особенно в отношении поставок [продовольственного сырья] из бразильских портов, оказались в значительной степени необоснованными. Логистические трудности и перебои в цепочке поставок в начале пандемии почти не сказались на глобальной транспортировке зерна. Только спустя некоторое время после начала пандемии мы могли наблюдать рост цен на некоторые продукты. Это было связано с «узкими местами» в цепочке поставок, что препятствовало попаданию продукции на рынки. В случае с мясом, например, цены выросли, поскольку бойни столкнулись со вспышками болезни и нехваткой рабочих.

На данный момент главная угроза, связанная с COVID-19, – возникновение «узких мест» при перевозках или распределении товаров внутри страны. Восстановление мировой экономики после COVID-19 имеет неравномерный характер. Масштабные программы вакцинации способствуют восстановлению экономики в развитых странах, но в менее обеспеченных государствах доступность вакцин ограничена. Это создает среду для повторного введения ограничительных мер в случае роста заболеваемости. А ограничительные меры и локдауны, в свою очередь, приводят к снижению доходов населения и способности покупать достаточное количество продуктов питания.

Что происходит сейчас

В октябре цены на продовольственные сырьевые товары в мире поднялись на 3% по сравнению с сентябрем, следует из опубликованных 4 ноября данных ФАО. Таким образом, индекс продовольственных цен ФАО достиг максимума за более чем 11 лет – с июля 2011 года. Индекс ФАО отражает помесячные изменения международных цен на пять основных видов продовольствия – мясо, молочные товары, зерновые, растительные масла и сахар. Больше всего по сравнению с прошлым месяцем выросли цены на растительные масла (16,3 процентного пункта) и на зерновые (4,2 процентного пункта).


После роста в течение трех месяцев подряд FFPI в октябре достиг самого высокого уровня с июля 2011 года. Последний рост по сравнению с предыдущим месяцем в основном был обусловлен продолжающимся ростом в мире цены на растительные масла и крупы. Еще до пандемии COVID-19 мир отклонился от пути к соблюдению обязательств, открывающего возможность искоренить мировой голод и решить проблемы недоедания во всех его формах к 2030 году.

Подготовленный ФАО и другими международными организациями отчет указывает, что с проблемой голода в мире столкнулись от 720 до 811 миллионов человек. Принимая во внимание середину прогнозируемого диапазона (768 миллионов), в 2020 году голодали примерно на 118 миллионов человек больше, чем в 2019 году. По сравнению с 2019-м, проблема голода в прошлом году затронула на 46 миллионов больше человек в Африке, на 57 миллионов – в Азии, и еще около 14 миллионов – в Латинской Америке и Карибском бассейне.

Около 660 миллионов человек все еще могут столкнуться с голодом в 2030 году. Из-за длительного воздействия пандемии COVID-19 на глобальную продовольственную безопасность – на 30 миллионов человек больше, чем в сценарии отсутствия пандемии. Высокая стоимость здорового питания в сочетании с сохраняющимся высоким уровнем неравенства доходов сделали здоровое питание недоступным примерно для 3 миллиардов человек, особенно бедных, во всех регионах мира в 2019 году.

Как рост индекса FPPI влияет на рост цен в магазинах

Отношение между индексом и ценами, которые покупатели платят в магазинах, не носит характер прямой предустановленной корреляции. Индексы ФАО формируются на основе цен на оптовую закупку продовольственных товаров в международной торговле. Эти показатели не отражают стоимость товаров, оплачиваемых напрямую розничными потребителями. Во-первых, не все продовольственные товары фактически потребляются в пищу. Например, растительные масла и сахар могут использоваться для промышленного производства, зерновые – для корма животных.

Во-вторых, потребители, как правило, не покупают товары оптом, и повышение цен затрагивает прежде всего переработчиков и производителей продуктов питания. Уже потом эти дополнительные траты могут быть переложены на конечного потребителя, хотя их может взять на себя и производитель [ценой сокращения прибыли или экономии на производстве]. Ведь доля трат на сырьевые товары составляет лишь небольшую часть от общей стоимости конечного продукта, приобретаемого покупателями. Есть еще затраты на аренду магазинов, транспортные расходы и т.д. Во-вторых, индекс ФАО включает ограниченное количество товаров, и многие важные составляющие рациона питания (например, картофель, фрукты и овощи) туда не включены.

Подводя итог, более высокие цены на [продовольственные] сырьевые товары могут быть одним из факторов, подстегивающим продовольственную инфляцию в других странах. Другими вероятными факторами могут быть более высокие цены на [остальные] сырьевые товары, затраты на энергию, дополнительные транспортные расходы в сочетании со сбоями в цепочке поставок и более высокий спрос по мере возобновления роста в некоторых странах.

Когда ситуацию можно называть кризисной

«Продовольственный кризис» – очень специфический термин и он означает ситуацию, когда регион или страна сталкивается с ростом показателей, свидетельствующих об остром отсутствии продовольствия и недоедания. Это определение отличает продовольственный кризис от хронического отсутствия продовольственной безопасности. При этом продовольственные кризисы гораздо более вероятны среди групп населения, уже страдающих от длительного отсутствия продовольственной безопасности и недоедания.

Как правило, причиной продовольственного кризиса является потрясение или даже комбинация нескольких катаклизмов, которые влияют на составляющие продовольственной безопасности. По состоянию на 2020 год, 155,3 млн человек в 55 странах уже были отнесены к категории жертв продовольственного кризиса.

Голод – самое крайнее следствие ухудшения ситуации с доступностью продовольствия. Согласно прогнозам, в 2021 году в общей сложности 584 тыс. человек находились на грани продовольственной катастрофы. Это потребовало принятия срочных мер для предотвращения повсеместного голода и смертей в некоторых частях четырех стран: Эфиопии (401 000 человек в Тыграйском районе); Южного Судана (108 000); Йемена (47 000) и Мадагаскара (28 000 на юге страны). Таким образом, нынешнее число людей, сталкивающихся с продовольственной катастрофой, превышает предварительный показатель на 2020 год в четыре раза.

Конечно, причина не только в высоких ценах на продукты, но также в ограниченных возможностях получения средств к существованию, в безработице и т. д. Конфликты, изменчивость и экстремальные климатические явления, а также замедление темпов экономического роста, отягощенное пандемией COVID-19, являются основными факторами отсутствия продовольственной безопасности и недоедания.

продовольствие
Фотография: Zuma / TASS

Какие страны наиболее уязвимы

На то, в какой мере высокие цены на продовольствие отразятся на стране, влияет прежде всего то, является ли она импортером или экспортером конкретной группы товаров. Логика довольно простая: закупки товаров станут дороже для импортера, а страны-экспортеры, наоборот, получат больше средств за экспорт. Значительное повышение цен на продовольственные товары может поставить под угрозу макроэкономическую стабильность и экономический рост в странах с низким уровнем доходов, высокой долей импорта товаров и низкой долей продовольственных товаров.

В момент беспокойства для стран-импортеров, вероятно, будут расти фрахтовые ставки, которые, вероятно, останутся высокими в ближайшие месяцы на фоне высоких цен на энергоносители и ожидаемого восстановления мировой экономики. Высокие транспортные расходы в сочетании с общими высокими ценами на зерно, вероятно, увеличат стоимость импорта для большинства стран, зависящих от импорта продовольствия.

Наиболее остро эта проблема повлияет на группы населения с низкими доходами, включая пенсионеров, причем как в развитых, так и в развивающихся странах. Причина в том, что эти люди тратят большую часть своих доходов на продукты питания, что приводит к сокращению других расходов (энергия, отопление, лекарства), или используют негативные стратегии выживания (пропуск приема пищи, покупка менее питательных, но более дешевых альтернатив).

Согласно прогнозу консалтинговой компании PwC, к 2050 году потребление сельскохозяйственной продукции в мире увеличится на 69% – вслед за ростом населения с нынешних 7 до 9 млрд человек. Производство сельхозпродукции в России в 2020 году выросло в фактических ценах на 5,3% по сравнению с 2019 годом, составив 6,1 трлн рублей, следует из данных Росстата. Благодаря курсу на импортозамещение, принятому российскими властями в 2014 году на фоне политического конфликта со странами Запада, доля импортных продовольственных товаров в розничной торговле уменьшилась с 36% в 2013 году до 23% в 2016 году.

В 2020 году российский экспорт сельхозпродукции впервые в новейшей истории превысил импорт. Импорт продовольственных товаров и сельхозсырья в 2020 году составил около $29,7 млрд, то есть на $1 млрд меньше, чем экспорт, писал РБК со ссылкой на Росстат. Тройка крупнейших импортеров российской сельхозпродукции – Китай (на него приходится 13% всех поставок), Турция (10%), Казахстан (почти 7%), следует из данных федерального центра «Агроэкспорт». Увеличению российского экспорта благоприятствуют мировые цены на продовольствие, которые в 2020 году продемонстрировали рост второй год подряд, говорил директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов.


Стоит ли ждать снижения цен

Корректировка цен – обычная характеристика любого рынка. Возьмите кризис 2007-08 годов, возникший в силу целого ряда взаимодействующих факторов. Это погодные потрясения, рост цен на нефть, рост спроса на биотопливо и такие торговые меры, как экспортные ограничения. Вместе взятые эти факты повлияли на мировые цены на зерновые. В последующие годы цены снизились, а потом снова выросли.

Что касается нынешней ситуации, маловероятно, что текущие тенденции изменятся в самой краткосрочной перспективе – скажем, в ближайшие несколько месяцев. Ранние прогнозы на 2021/22 год указывают на сохранение высоких мировых цен на фоне многих неопределенностей спроса и предложения.

В более отдаленном будущем на продовольственные цены будут влиять несколько факторов. На более короткой дистанции актуальность приобретают погодные условия (время и количество осадков и т.д.), а также наличие производственных ресурсов и цены на них. В перечень этих ресурсов входят, например, семена и удобрения, цены на которые сейчас растут в силу сезонных колебаний. Кроме того, спрос на газ увеличивается на фоне низких запасов и более ограниченных, чем обычно, поставок. Это вынуждает фермеров пересматривать культуры, которые они будут высаживать в предстоящем сезоне. Цены на энергоносители также увеличивают затраты на производство и транспортировку продукции и влияют на спрос для биотоплива. Наконец, на цены будут влиять вспышки болезней растений, наличия и цен на материалы для защиты растений, наличие рабочей силы и прочие факторы, включая бюджетные и финансовые условия отдельных стран.

Еще в более долгосрочной перспективе стоит учитывать два тренда, влияющих на рост продовольственных цен. Во-первых, это изменение потребительских предпочтений. Например, растущий аппетит все более богатого населения мира к более дорогим продуктам питания приводит к росту общего спроса и, как следствие, цен на питание. Во-вторых, изменение климата. Хотя сельскохозяйственное производство всегда сталкивалось с погодной неопределенностью, изменение климата эту неопределенность усилило.

Насколько полезны меры по контролю цен

В декабре 2020 года Владимир Путин обратил внимание, что в России существенно выросли цены на продукты, что стало «попыткой подогнать внутренние цены под мировые, а также использовать экспортные возможности». Для стабилизации цен производители договорились с торговыми сетями на три месяца зафиксировать цены на сахар и подсолнечное масло. Для сдерживания экспорта зерна была введена тарифная квота, чтобы обеспечить более низкие цены внутри страны. В 2022 году Россия может ввести экспортные квоты на зерно, импорт сахара и мяса. Кроме того, Минсельхоз предложил ввести в 2022 году беспошлинную квоту на ввоз в Россию свинины (до 200 тыс. тонн) и говядины (до 100 тыс. тонн), чтобы сдержать рост цен на эту продукцию.


Здесь все зависит от экономических условий в конкретной стране и от того, какие именно меры для сдерживания цен там используют, как они реализуются и сколько они будут действовать. Но в целом, когда цены на основные продукты питания регулируются, «субсидия» распространяется на всех, кто покупает продукт, независимо от их платежеспособности. В итоге такая политика может оказаться дорогостоящей, а также помешать нормальному функционированию рынков.

Колебания цен или волатильность – обычная черта конкурентных рынков. Они подают важные сигналы производителям и потребителям о состоянии спроса и предложения. Но эта система выходит из строя, когда шок на рынках вызывает неопределенное движение цен. Чрезвычайная нестабильность наносит ущерб бедным потребителям, но также и производителям, которые не могут принимать осознанные решения, например, об инвестициях в производство. Более выгодный способ справиться с последствиями высоких цен для наиболее уязвимых потребителей – это прямые платежи уязвимым слоям населения, которые позволят им самостоятельно выбирать продукты питания, не нарушая работу рынков.

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!