• 17.39
  • 63.2
  • 74.13
  • 7711.04
Сюжет
00:49
27 Января 2018 г.
Рабочие из КНДР в России: кто на этом зарабатывает
Поделиться:

Рабочие из КНДР в России: кто на этом зарабатывает

Рабочие из КНДР в России: кто на этом зарабатывает
Фотография:
Интерпресс / ТАСС

В декабре 2017 года Совет безопасности ООН в очередной раз ужесточил санкции в отношении КНДР. Теперь страны-участницы организации должны выдворить всех северокорейских рабочих на родину. RTVI узнал, как граждане КНДР попадают в Россию и насколько вероятно, что они зарабатывают на поддержание режима Ким Чен Ына.


Россия и Китай — основной рынок труда для мигрантов из КНДР. Совбез ООН считает, что северокорейцы зарабатывают для того, чтобы поддерживать режим Ким Чен Ына и ядерную программу Пхеньяна.

Корреспондент RTVI Артем Филатов отправился на стройку на окраинах Петербурга. Там работает компания ООО «Тэ Сон», которая «поставляет северокорейскую рабочую силу в Россию». Эта же фирма занималась стадионом «Санкт-Петербург». Арену к Чемпионату мира-2018 достраивали две бригады северокорейцев. Их отправили доделывать стадион после смены генподрядчика, когда не было денег и вышли все сроки.

Фото: Александр Николаев / Интерпресс / ТАСС

Офис «Тэ Сон» находится в довольно изолированном районе многомиллионного города, до ближайших домов и магазинов около 15 минут пешком. Попасть в офис непросто: территория огорожена забором с колючей проволокой, а внутрь пускают только рабочих. По телефону, который указан на табличке при входе, отвечает переводчик.Саму территорию охраняет комендант. Он рассказал RTVI, кто бывает в офисе, а потом попросил съемочную группу выйти за ворота:

«Вижу я их если не каждый день, то через день. Два месяца я как здесь, два месяца они находятся. Здесь несколько людей находятся: директор, переводчик. Может быть, среди них есть рабочие».

RTVI нашел одно из трех общежитий для северокорейцев. Внешне здание выглядит мало пригодным для жилья, но сотрудники строительной компании утверждают, что внутри созданы все условия. К съемочной группе RTVI подъехал «Гелендваген». Пассажиры целью съемки, а оператора фотографировали из других машин.Около часа дня в общежитие шла группа рабочих, но увидев камеру остановилась. Один из корейцев позвонил по телефону. Бригада зашла внутрь только после того, как съемочная группа RTVI отошла от здания. К корреспонденту подошел охранник:

«Так, давай оттуда уходи. Уважаемый, слышал, нет? Как насчет перца газового? Как чувствуешь себя, аллергии нету? Ты все понял? Щас попробуешь».

Сотрудники пожарной части подтвердили, что рабочие из Северной Кореи жили на этой территории в 2016 году. Утром и вечером автобус привозил одну смену и увозил другую. По информации базы данных СПАРК, в 2016 году выручка компании была меньше миллиона рублей.

В Петербурге больше десяти строительных организаций с корейскими названиями: «Мохран», «Бу Хын», «Пхеньян». Сейчас активны шесть из них: они передают рабочих частным подрядчикам. По словам источника RTVI, из контракта на шесть миллионов рублей на зарплаты и содержание рабочих тратят два, а оставшиеся деньги менеджеры переводят властям КНДР.

Выходцы из КНДР работают в Петербурге легально. Источник сообщил RTVI, что их средняя зарплата равна минимальной по российским законам — примерно $300.

Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина рассказала RTVI, как организуют работу выходцев из КНДР:

«Корея покупает такую делянку, привозит своих рабочих, огораживает делянку колючей проволокой, ну и дальше там на нашей территории появляется кусок Северной Кореи во все красе: их мало кормят, обирают, и все-таки они могут что-то отправить своим родственникам».

Северокорейцы становятся нелегалами, если сбегают от работодателя, утверждает Ганнушкина. По ее словам, без документов они поселяются в деревнях на Дальнем Востоке. 

Бывают и другие случаи. Например, в 2002 году гражданин КНДР Цой Мен Бок сбежал из трудового лагеря на Амуре, доехал до Петербурга и познакомился с местной женщиной. Он попытался получить легальный статус, но северокорейские дипломаты попытались вернуть на родин (их письма есть в распоряжении RTVI). Правозащитники уверены, что в КНДР мужчину ожидали пытки или смерть. В 2017 году суд отменил решение о депортации Цой Мен Бока, но даже после вмешательства Европейского суда российские власти затягивают оформление документов.«Группу дружбы» с парламентом Северной Кореи возглавляет депутат Госдумы Казбек Тайсаев. Он называет «чушью» разговоры о том, что рабочие из КНДР находятся в России на положении рабов. Тайсаев не согласен, что корейцы зарабатывают деньги для режима Ким Чен Ына:

«Около 35 тысяч человек работают на территории России. Это достаточно квалифицированные, знающие работу, трудолюбивые люди. Если сейчас встанет вопрос о том, чтобы депортировать этих людей — будут понесены колоссальные финансовые затраты».

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ

Совбез ООН ужесточал санкции в несколько этапов. Самый жесткий пакет принят в декабре 2017 года. Он предписывает северокорейским рабочим вернуться на родину не позже конца 2019 года. Еще полгода назад в Петербурге было больше трех тысяч северных корейцев, а сейчас — почти в два раза меньше. Председатель Объединения женщин-кореянок Жанна Ли объяснила, как новые ужесточения повлияли на рынок:«Разрешение на привлечение если организация получила в мае, то сотрудник сможет работать до мая 2018 года. Если в августе, то до августа. Я думаю, если каких то изменений не будет, то к сентябрю мы лишимся северокорейских рабочих, они уедут на родину к себе».

Новый пакет санкций ударил, например, по фермерству. Так, директор сельскохозяйственного предприятия Климент Пак хотел нанять в свое тепличное хозяйство 80 северокорейцев, но не смог из-за санкций. Он объяснил, что был в Северной Корее и оценил трудолюбие местных рабочих. Пак хотел платить от 25 до 30 тысяч рублей, то есть примерно $500 в месяц, но деньги он бы перечислял не рабочим, а фирме, которую назвало посольство КНДР:

«Это с посольства позвонили. Они по сайту нашли нас и позвонили. Мы все им раскрыли карты, вот так и так. Они посмотрели — все, нас устраивает. А потом это санкции и так далее».

Чтобы корейцы не бежали, за границу отправляют семейных мужчин в возрасте от 40 до 60 лет. В Петербурге, как выяснил RTVI, в последнее время появились и женщины: они моложе, и работают на швейных производствах. Если для бизнеса это дешевая рабочая сила, то для самих корейцев такая командировка — единственная возможность увидеть другую жизнь.

Правозащитница Ганнушкина не исключает, что северокорейцы не исчезнут из России даже в условиях санкций: слишком многим выгодна их работа. Просто мир, в котором они здесь живут, станет еще более закрытым.

Артем Филатов, Андрей Воробьев, Леонид Бабков, Артем Стрелов — RTVI.


Полный выпуск смотрите здесь.


Авторы сюжета:
Видео сюжета
/
Фотография:
Интерпресс / ТАСС
/