Сюжеты
23:09
1 Ноября 2019 г.
Недостроенная киберстена: что изменится в России после вступления в силу закона о «суверенном Рунете»
Поделиться:

Недостроенная киберстена: что изменится в России после вступления в силу закона о «суверенном Рунете»

Видео
Недостроенная киберстена: что изменится в России после вступления в силу закона о «суверенном Рунете»
Фотография:
Евгений Павленко / Коммерсантъ

В России с 1 ноября вступил в силу закон о «суверенном Рунете». По словам депутатов, его цель — защитить российский сегмент интернета от внешних угроз. Среди прочего документ предписывает всем операторам связи установить на свои сети специальное оборудование, чтобы Роскомнадзор смог централизованно управлять трафиком и фильтровать его. Как закон о «суверенном Рунете» скажется на пользователях и готовы ли к нему провайдеры, разбирался корреспондент RTVI Андрей Ежов.


Россия отныне — территория «суверенного» интернета. Скандальный и нашумевший закон о его «устойчивой» работе вступил в силу 1 ноября. Одни называют документ логичным продолжением самоизоляции России, другие предлагают объяснения куда менее алармистские.

Александр Плющев, интернет-эксперт, обозреватель «Эха Москвы»: «Никто не знает наверху, и, прежде всего, на самом верху, что с интернетом делать. Потому что взять его под контроль и как-то там эффективно действовать, как это получилось со средствами массовой информации, не получается».

Но пытаться власть, само собой, не прекращает. С этого дня Роскомнадзор вправе досматривать данные: информацию, которой обмениваются пользователи и провайдеры. А если государству что-то не понравится — заблокировать этот сайт или сервис чиновникам не составит труда. Для этого в цепочке между клиентом и поставщиком интернета появится еще одно звено: специальное оборудование, которое, впрочем, только предстоит установить.

Алекс Семеняка, независимый интернет-эксперт: «Завтра Рунет не почувствует ничего. Через полгода-год Рунет может почувствовать, но надо понимать, что это не то, что все поломается. Повышается вероятность каких-то отказов, повышается вероятность сложноуловимых сбоев, соответственно, качество связи может понизиться».

Как это происходит на самом деле, уже почувствовали многие пользователи домашнего интернета на Урале. Там во многих городах еще в сентябре тестировали системы фильтрации трафика. Вероятно, именно поэтому по ночам доступ в интернет кое-где пропадал полностью.

Филипп Кулин, создатель сайта usher2.club: «Косвенно подтверждается, что какие-то интеграторы ставили какое-то оборудование, посмотреть, как оно работает. Приводило ли именно это к падению интернета, мы не знаем. Доказать не смогли».

Еще одно положение закона о суверенном интернете: обеспечение этого самого суверенитета. Предполагается, что в некой критической ситуации Россия может отключить саму себя от внешнего интернета, то есть фактически от остального мира. Но это лишь в представлении законодателей.

Александр Плющев, интернет-эксперт, обозреватель «Эха Москвы»: «Нет никакого понимания, каким образом это будет и может работать, потому что перед нами пример маленького Telegram, который всей мощью государства: и технической, и технологической — не смогли задавить. А как задавить целый интернет, я, в общем, себе не очень представляю».

Алекс Семеняка, независимый интернет-эксперт: «Россия очень хорошо подключена к интернету с разных сторон. Не существует внешней силы в мире, которая может перекрыть все каналы связи в Россию. Более того, эти каналы — они и с точки зрения России не очень хорошо учтены».

В том, что Кремль хочет регулировать интернет, нет ничего удивительного, говорит бывший советник Путина Герман Клименко. Он приводит примеры Китая и США. По его словам, и там, и там власти тщательно контролируют сеть.

Герман Клименко, советник президента России по вопросам развития интернета (2016 — 2018): «Есть два домика. В одном домике двери электрические, ну, например, умные замки: подошел, увидел тебя, дверь открыл. Во втором, в китайском — замки страшные такие, засовы. А есть третья территория, это мы. Мы посерединке находимся: у нас дом, дверей нет, ничего нет. Ходи туда, ходи сюда».

Не совсем так. Здесь есть и двери, и засовы, а законов о суверенном интернете, подобных российскому, нет ни в одной стране мира. Россия третьего срока Путина — едва ли не рекордсмен в области регулирования сети.

Герман Клименко, советник президента России по вопросам развития интернета (2016 — 2018): «За пять лет принято семь законов. Ни один из них не исполнен. Репутация государства превратилась, извините меня, в говно. Как с этим быть? Только время. То есть в какой-то момент хотелось бы, чтобы проснулся разум ли, компетенция ли, экспертиза ли — вот что-то появилось, чтобы у государства, по крайней мере, репутация исправилась».

На развертывание и сертификацию оборудования для исполнения закона нужен еще минимум год. Но президентская администрация ждать не готова: в 2021 году Россию ждут выборы в Госдуму. И к этому моменту в Кремле хотят подойти с суверенным интернетом.

Александр Плющев, интернет-эксперт, обозреватель «Эха Москвы»: «Как известно, дураков и дороги никто не отменял. Вот дороги в интернете более или менее выстроены, а вот с дураками как-то не удалось пока».


Авторы сюжета:
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ