• 18.19
  • 66.89
  • 76.06
  • 6348.48
Сюжет
22:22
17 Июля 2018 г.
Архивы спецслужб, восстановление лиц и споры в церкви: что известно о расстреле царской семьи спустя 100 лет. Часть 1
Поделиться:

Архивы спецслужб, восстановление лиц и споры в церкви: что известно о расстреле царской семьи спустя 100 лет. Часть 1

Архивы спецслужб, восстановление лиц и споры в церкви: что известно о расстреле царской семьи спустя 100 лет. Часть 1
Фотография:
Alexander Zemlianichenko / АР

В Екатеринбурге прошел многотысячный крестный ход, посвященный столетней годовщине расстрела царской семьи. После литургии, которую провел у Храма-на-Крови патриарх Кирилл, верующие прошли около 20 километров. Корреспондент RTVI Сергей Морозов побывал на крестном ходе и изучил все, что известно о расстреле императора Николая II с семьей современной исторической науке.

Площадь перед Храмом-на-Крови заполнена народом — ровно 100 лет назад здесь убили семью Романовых. Богослужение ведет сам Патриарх Московский и всея Руси, кругом хоругви и имперские триколоры, паломники из разных городов целуют иконы с изображением Николая II. 100 лет назад толпа чуть не растерзала Николая, пока его везли сюда из Тобольска на поезде. Сегодня его почитают как святого.

Что именно произошло здесь 100 лет назад, стало известно лишь в наши дни, когда открыли секретные архивы. «Арестованные уже все лежали на полу, истекая кровью, а наследник все еще сидел на стуле и оставался еще живым», — свидетельствовал пулеметчик Александр Стрекотин. Он не участвовал в расстреле, но был в охране и все видел. В семье он никому об этом не рассказывал, как говорят правнуки Стрекотиных, которые сегодня живут в Екатеринбурге.

Алексей Стрекотин: «Бабушки и дедушки это нам не рассказывали, и своим детям они особо не распространялись. Об этом утаивалось».

Другой прадед — Андрей Стрекотин — был убит в бою белогвардейцами и сброшен в шахту. Красные потом перезахоронили его и поставили памятник. Как теперь относиться к последнему монарху, Алексей не знает.

Алексей Стрекотин: «Сейчас представили, что святая семья, святые люди. А в те времена он не был святым для них. С одной бабушкой разговаривал — она рассказывала, что кровавый царь был, все считали его кровавым царем».

Ночью Крестный ход прошел от места, где были расстреляны Романовы и их верные слуги, до Ганиной ямы, где тела бросили в шахту. Тысячи людей, больше 20 километров пешком. С пением и молитвами верующие шли по проспекту Ленина мимо памятника Ленину.

крест.jpg
Фотография:
Донат Сорокин / ТАСС

Крестный ход не идет к Старой Коптяковской дороге, где в 1991 году были подняты из земли царские останки — церковь не признает их царскими, она принимает версию колчаковского следователя Соколова: тела были полностью уничтожены в районе шахты на Ганиной Яме. Буквально на днях Следственный комитет России выпустил заявление, что очередная — как минимум третья — генетическая экспертиза подтвердила, что останки принадлежат Романовым. В РПЦ поблагодарили и пообещали принять это к сведению.

С 2015 года при участии церковной комиссии перепроверяются все экспертизы, сделанные ранее. Церковь так же тверда в своих убеждениях, как и ученые, проводившие экспертизы. Они говорят, что ничего нового уже в принципе нельзя найти.

На вопрос, есть ли надежда найти какие-то документы, которые могут изменить представление о деле Романовых, научный руководитель Росархива Сергей Мироненко ответил RTVI: «Я отвечу вам со всей определенностью: нет, таких документов появиться не может. Были со всей возможной тщательностью исследованы все архивы, начиная от публичных (открытых) до ведомственных (закрытых) архивов, таких как архивы Минобороны, ФСБ, СВР, МИД и других. Результаты этой работы вывешены на сайте Госархива. Любой может зайти на этот сайт и увидеть все документы, касающиеся расстрела царской семьи».

В архивном розыске сделаны беспрецедентные вещи: редчайшие документы, о которых раньше исследователи не могли и мечтать, выложены в интернет на всеобщее обозрение. Мемуары охранников, воспоминания палачей, заметки тех, кто сжигал тела убитых. Впервые после Гражданской войны приведены в систему и разрозненные материалы, которые собирал колчаковский следователь Соколов.

Сергей Мироненко, научный руководитель Росархива: «Наши оппоненты упрекают, что мы недооцениваем следствие Соколова. Они забыли сказать, что только благодаря нашим усилиям следствие Соколова было восстановлено и теперь мы располагаем всеми томами следственного дела Соколова. Мы даже сумели получить журнал входящих и исходящих документов. Соколов был следователь старой школы и вел соответствующее делопроизводство. И когда мы получили (в обмен на архив князя Лихтенштейна) материалы дела Соколова, там оказался журнал, который позволил сказать: вот они, все документы у нас в руках».

Когда Александр Авдонин и Гелий Рябов тайно раскопали царские кости в конце 70-х, они не могли найти экспертов, чтобы провести расследование. «Жаль, мы тогда не были знакомы» — говорит московский судмедэксперт Сергей Никитин. Его, редкого специалиста в реконструкции внешности по черепу, привлекли к работе уже в 1991, когда останки извлекли официально.

Сергей Никитин, судмедэксперт: «Меня подвели, начали показывать ребята местные, свердловские эксперты. Скелет номер один (подводили по номерам) — вот это, говорят, государь-император. А перед этим уже некоторые эксперты, не буду называть, конечно, фамилий, определили, что это государь-император. Я посмотрел на череп, даже таз не измерял — по черепу было видно однозначно, что это женщина. <…> А на третий день мне господь вразумил определить государя-императора. Определить сложно было, я вам скажу, даже несмотря на тот опыт, который у меня уже был. Все это связано с утратами центральной части лица. Мы же государя-императора опознать можем только в этих пределах [показывает часть лица от бровей до низа носа]. Понимаете, здесь все закрыто усами, нижняя часть закрыта бородой, и остается только этот участок. Утраты я потом сумел восстановить. И оставалось что? Лоб! И вот уникальный абсолютно лоб государя-императора — этот высокий, вертикальный почти лоб с выраженными лобными буграми позволил мне определить скелет номер 4 как останки государя-императора».

К тому времени Сергей Никитин разработал собственные методы реконструкции — восстановления недостающих костей, расположения глазного яблока по небольшой выемке в глазнице. Так, шаг за шагом, он выстроил портрет целого семейства — с семейными чертами.

никол2.jpg
Николай II с семьей
Фотография:
WikiCommons

Сергей Никитин, судмедэксперт: «Ольга, допустим, — она папина дочка. Мария, которой здесь нет и нельзя было сделать ввиду того, что от черепа сохранился только маленький кусочек затылочной части, она в деда пошла по внешности, в Александра III. Цесаревич где-то был 50 на 50 папин и мамин, очень симпатичный мальчик, Алексей. Его очень жалко. Да всех жалко.

По словам Никитина, даже без генетической экспертизы анализ останков доказывает почти все.

Сергей Никитин, судмедэксперт: «Их миллион, этих идентифицирующих признаков, что это действительно останки царской семьи. Даже взять элементарный пример: мы со следователем Владимиром Николаевичем Соловьевым, который ранее вел дело, обсуждали этот вопрос. Вот, допустим, у Боткина левая бедренная кость была перебита пулей. И один из участников сокрытия трупов отметил: у доктора Боткина нога левая странно волочилась. Ну вот вам еще одно, и еще одно. Доказательств такое количество, что просто разумный уровень превышен в тысячи раз».

Про доктора Боткина говорил в своих показаниях чекист Исай Родзинский. В 1918 году он сжигал и хоронил расстрелянных, а в 1964-м сделал аудиозапись для закрытого архива. Пленка обнародована совсем недавно.

Исай Родзинский, сотрудник ЧК (запись 15 мая 1964 года): «У Боткина перебита нога была — видно, когда стреляли, перебили ногу ему пулей, вихляла нога».

Тот же Родзинский объяснял товарищам, почему останки захоронены не вместе - чтобы специально запутать поиски.

Исай Родзинский, сотрудник ЧК (запись 15 мая 1964 года): «Ну решили, что часть сожжем, а часть запустим. Либо всех сожжем. И что всех изуродуем все равно, потом иди различи. Нам важно, чтобы не оставалось количества 11, потому что по этому признаку можно было узнать захоронение. А так что же: ну расстрелянные были люди, брошены, а кто? Царь или кто?»

Почему церковь, несмотря на все это, отказывается признавать екатеринбургские останки — на этот счет есть несколько версий.

Сергей Бычков, историк Русской православной церкви: «митрополит Ювеналий Крутицкий и Коломенский, один из авторитетных иерархов, в течение пяти лет заседал в комиссии, участвовал во всех процедурах и подписал акт о подлинности царских останков».

В 1998 году Борис Немцов, Виктор Аксючиц и следователь Владимир Соловьев встретились с патриархом Алексием и изложили ему доводы комиссии.

Сергей Бычков, историк Русской православной церкви: «В течение часа патриарх внимательно выслушивал с одной стороны Немцова, с другой стороны Соловьева. Наконец после часовой беседы он сказал: "Да, вы меня убедили, останки подлинные. Будем захоранивать". К сожалению, на эту встречу не был приглашен митрополит Ювеналий. Аппаратная этика все-таки должна соблюдаться. Как можно было не пригласить митрополита Ювеналия? Спустя две или три недели было заседание Священного Синода, и вдруг во время этого заседания Синода встает митрополиит Ювеналий, и когда патриарх объявил о том, что уже достигнуто соглашение о захоронении останков, он говорит: "А вы знаете, у меня возникли сомнения". И те митрополиты, которые были постоянными членами Священного Синода решили: ну, раз митрополит Ювеналий, он пять лет заседал в правительственной комиссии, и вдруг у него возникли сомнения — надо это дело отложить. И отложили».

Когда 20 лет назад принималось решение похоронить екатеринбургские останки, была идея, что это будет символом примирения идейных белых и идейных красных. Пока же вокруг этих останков множатся споры. Сложность в том, что признать царские останки можно только раз и навсегда, а не признавать — и продлевать неопределенность — можно вечно.


Вторую часть расследования смотрите здесь.


Авторы сюжета:
/