Реклама
Сюжеты
22:30
23 Августа 2019 г.
Чужие выборы, Пригожин и молчание Кремля: что известно о российских политтехнологах, арестованных в Ливии
Поделиться:

Чужие выборы, Пригожин и молчание Кремля: что известно о российских политтехнологах, арестованных в Ливии

Фотография:
Amru Salahuddien / Imago Images / Xinhua / TASS

Три месяца назад в Ливии арестовали двух граждан России — питерских политтехнологов Максима Шугалея и Самера Суэйфана. В чем их обвиняют и чем вообще они занимались в Африке, до сих пор точно никто не знает. Известно лишь, что ливийская сторона подозревает их в работе на структуры Евгения Пригожина, которые якобы активно вмешиваются в выборы в разных странах Африки. Зачем на самом деле российские политтехнологи поехали в Ливию, что происходит с ними сейчас и почему в Москве об этом почти не говорят, разбирался корреспондент RTVI Сергей Морозов.

Группу питерских политтехнологов арестовали в Ливии еще 17 мая. Правда, долго молчали: генпрокурор Ливии вспомнил об этом только в июле и тут же замолк. Зато спустя два месяца об аресте россиян написали сразу несколько изданий.

Арабская газета Asharq Al-Awsat вышла с заголовком: «Агенты Путина арестованы в Ливии». Россияне якобы собирали сведения о движении вооруженных формирований, а также о том, насколько население страны поддерживает нынешнюю власть. Группа выезжала в западные горные районы, где встречалась с сыном бывшего диктатора Каддафи; по возвращении в Триполи членов команды арестовали.



А американское агентство Bloomberg сообщило: «Ноутбуки и карты памяти, найденные у них, доказывают, что они работали на российскую „фабрику троллей‟, которая специализируется на вмешательстве в выборы в разных странах Африки».

Разгорелся самый настоящий скандал. Но что происходит с арестованным, в чем их обвиняют и что вообще питерские политтехнологи делали в Ливии, многие гадают до сих пор.

Руководитель группы — Максим Шугалей — самый экстравагантный политтехнолог Петербурга. В прошлом году его заметили на выборах на Мадагаскаре: Би-би-си сообщала, что он передавал деньги кандидату в президенты. Арестован также Самер Суэйфан, гражданин России и Иордании, учился на врача в Москве, проходил ординатуру в 64-й больнице, раньше подрабатывал журналистом. В этой поездке выполнял роль переводчика. В Ливию питерские политтехнологи приехали в марте, когда страна готовилась к выборам, но вскоре ливийский маршал Халиф Хафтар повел свои войска на штурм столицы, и стало не до выборов.



Александр Малькевич, президент «Фонда защиты национальных ценностей»: «Наша мониторинговая группа из трех человек отправилась в Ливию в марте для полевых исследований, для изучения обстановки в целом: это социологическое исследование, экспертные интервью».

Александр Малькевич
Александр Малькевич
Фотография:
Юрий Смитюк / ТАСС


Именно «Фонд защиты национальных ценностей» Александра Малькевича отправил россиян в Ливию. В интервью RTVI Малькевич рассказал, что Фонд не связан с правительством, не получает финансирования от государства, а существует при поддержке частного бизнеса. Очевидно, этот бизнес был очень заинтересован в Ливии, поскольку как только Фонд зарегистрировали — в начале марта этого года — россияне отправились туда. Малькевич настаивает, что они занимались обычными социологическими исследованиями, в результате чего выяснили, что самый популярный политик в стране — маршал Хафтар, а один из самых непопулярных — президент Саррадж. Как раз после этих исследований их и арестовали.

Группа опросила более 1200 ливийцев, провела порядка 40-ка экспертных интервью плюс 15 фокус-групп, и все это — за два месяца. Ранее центр Досье Михаила Ходорковского сообщал, что, по их данным, в Ливии от структур Пригожина работали 6 полевых групп. Руководство Фонда защиты национальных ценностей заявило RTVI, что ему не известно о каких-то других командах, которые вели исследования в этой стране.



В ноябре прошлого года агенты ФБР задержали и допросили Александра Малькевича в аэропорту Вашингтона в связи с тем, что ранее он возглавлял интернет-издание USA Really, которое правительство США связывает с Евгением Пригожиным.

евгений пригожин
Евгений Пригожин
Фотография:
Михаил Метцель / ТАСС


Александр Малькевич, президент «Фонда защиты национальных ценностей»: «Мой любимый вопрос: „Знакомы ли вы с Евгением Пригожиным?‟ Нет, я с ним не знаком, и я все время пытаюсь напомнить американским товарищам, что до мая 2018 года я жил и работал в Сибири».

Это интересно, потому что политтехнолог Максим Шугалей, которого Малькевич отправил в Ливию, думал, что в Африке он работает как раз на „повара‟, о чем сказал по телефону старому другу перед отъездом в Ливию.

Алексей Князев, друг Максима Шугалея: «Я звонил ему в феврале, у него был день рождения. Звонил, поздравлял, тогда последний раз с ним общался. Он говорил, что приехал из Африки и в Африку собирается. Сказал, что подробности при встрече, а так он ничего не говорил. Для меня это было вообще стремно. Я говорил ему: „Поваренком что ли устроился?‟ Он ответил: „Ну да‟. Я говорю: „Как-то это все не здорово‟: и место такое, и клиент тоже с вопросами, я бы сказал».



Максим Шугалей — не совсем тот человек, которого отправляют проводить сухие академические исследования. Это человек-подвиг. В Питере до сих пор вспоминают, как в 2002 году он прямо в зале суда съел документы, чтобы его клиента не отстранили от выборов в Заксобрание. Он пришел в пиар с опытом бизнесмена 90-х.

Алексей Князев, друг Максима Шугалея: «Мы с ним вместе два года работали. Сейчас это называется перекупы, тогда называлось спекуляция: машины покупали-продавали. И Шугалей был головой нашей небольшой компашки. В начале 90-х мы с ним вместе торговали: у вокзала стояли, с ящиков водку продавали. В начале 90-х был такой спирт „Рояль‟, если помните. Он так с бухты-барахты накупил этого „Рояля‟, забил им весь пассажирский вагон (с проводником договорился) и повез это в Астрахань продавать. Съездил-продал. Он такой человек, что способен на такие неожиданные вещи».

Политтехнологи Петербурга знали, что Максим Шугалей (и не он один) работал на структуры Евгения Пригожина. Об этом RTVI рассказали представители отрасли. В последнее время Шугалею не удавалось найти работу в России. А Пригожин, как говорят в Петербурге, стал для политтехнологов чуть ли не главным работодателем.



Андрей Пивоваров, координатор проекта «Объединенные демократы»: «Мы видим, что многие люди, которые работали на разные политические партии, проекты, сейчас активно работают именно со структурами Пригожина. Как говорят, зарплата человека, поехавшего в Африку, составляет 300-350 тысяч рублей в месяц. По таким ценам вербовали людей месяцев 6-8 назад, когда это начиналось В России цены выборных кампаний примерно сопоставимы, даже выше, но выборные кампании конечны, они ограничивались сроком 3-4, ну, максимум 6 месяцев, а здесь человека нанимают на постоянной основе».

Сколько именно политтехнологов смог трудоустроить Пригожин, — тут мнения разные. Если говорить о крепких специалистах, то речь идет о десятках (их в принципе немного), но если считать работников низшего звена, то всего на Пригожина может работать больше 500 человек из этой индустрии. В каждую страну выезжают обычно группы по 10-20 работников. Те кто ездил по контракту в Африку, говорят, что условия там не очень: сидеть в основном приходится на закрытой территории, в город выпускают редко, и только в сопровождении охраны. Работа идет урывками: то штурмовщина, то нечем себя занять. Арест группы Шугалея в Ливии профессиональное сообщество еще не успело обсудить — это будет сделано осенью, на ближайшем слете политтехнологов.



Раньше питерские политтехнологи колесили по всей стране, это была уважаемая школа. Теперь работы нет, и остается пойти наемником в частную социологическую компанию.

Андрей Пивоваров
Фотография:
@brewerov / Facebook


Андрей Пивоваров, координатор проекта «Объединенные демократы»: «Думаю, у каждого свои мотивации, но прежде всего это деньги. Сейчас загружают максимум 10-20 процентов людей, которые называют себя технологами. Люди высокого полета остались при работе, но заказов немного, в основном это люди, работающие с администрацией президента, с главами регионов, но сам рынок схлопнулся, потому что решение о победителе выборов принимается заранее, нет конкуренции. Фактически борьба на выборах — это борьба за явку, за нужные показатели результата. Огромное количество людей осталось без работы, и много людей низкой квалификации, потому что раньше, когда работы было много, брали всех. А сейчас остаются [на плаву] те, кто более или менее соображает, а всех остальных берут „туда‟».

В профессиональном сообществе рассказывают, что политтехнологическое направление у Пригожина до недавнего времени возглавлял Ярослав Игнатовский. По совпадению, раньше Игнатовский работал у Шугалея менеджером полевого направления. Еще раньше Игнатовский был активистом движения «Наши». Поэтому, говорят собеседники RTVI, когда его специалисты подключились к акциям против оппозиции в Москве, уровень работы был соответствующий. Именно «нашистским» политтехнологам приписывают такие мероприятия, как обливание фекалиями сборщиков подписей в поддержку Любови Соболь или съемки ролика о том, как Яшин «пнул кота». Если это и так, то с самим Игнатовским эти акции, вероятно, не связаны: его отстранили от работы весной этого года, как говорят, — за непрофессионализм.



В расследованиях о российских политтехнологах в Африке упоминается бэк-офис в Петербурге: оттуда якобы координируется вся работа пригожинских сил. Согласно публикациям, возглавляет эту работу Петр Бычков. Официально он входит в попечительский совет Фонда защиты национальных ценностей — того самого, который командировал россиян в Ливию. В интервью RTVI Петр Бычков заявил, что Африкой занимается недавно: всего полгода. Но он давно знаком с Максимом Шугалеем и ценит его африканский опыт, хотя затрудняется сказать, какой именно.

Петр Бычков, член попечительского совета «Фонда защиты национальных ценностей»: «Во-первых, он уже бывал в Африке. Во-вторых, он достаточно смелый и в хорошем смысле авантюрный человек. Я не залезал в его командировку в Мадагаскар, знаю только, что он там был, знаю, что это все на самом деле. Просто был. Я даже с ним не говорил про Мадагаскар. Не знаю, бывал ли он в других африканских странах. Знаю только про Мадагаскар».

Фонд защиты национальных ценностей
Фотография:
fznc.world


Недавно центр «Досье» Михаила Ходорковского опубликовал переписку, которую якобы вели сотрудники бэк-офиса после убийства трех российских журналистов в Центральноафриканской республике. Из публикации следовало, что Петр Бычков вырабатывал ту версию убийства, которая отводила подозрения от структур Пригожина. Эту версию потом тиражировали российские СМИ.



Петр Бычков, член попечительского совета «Фонда защиты национальных ценностей»: «Все эти вымышленные переписки — это все ложь. Я могу сам создать любой аккаунт в телеграме, обозваться Михаилом Ходорковским и начать писать кому угодно, сделать скрины. Сами понимаете, как это работает. Я не занимался повесткой. Вот вы меня спросите об этих журналистах, я даже вам имен не назову, я не журналист, я не в повестке этой. Да, трагедия произошла, но я ничего не знаю об этом».

Петр Бычков подтвердил RTVI, что знаком с известным политтехнологом, преподавателем СПбГУ Марией Пушкиной (упомянута центром «Досье» как одна из участниц переписки по Центральноафриканской Республике), — она была преподавателем Бычкова в университете. Сейчас, по информации из профессиональных кругов, расстановка поменялась: Бычков является начальником Пушкиной в структуре, которую связывают с Пригожиным.

Вернемся к Ливии. Александр Прокофьев — участник экспедиции Шугалея, избежал ареста просто потому, что улетел в Москву чуть раньше. 14 мая у него начался отпуск, и через две недели, в районе 28 числа, он должен был вернуться, чтобы сменить Шугалея. То есть планов останавливать работу не было. Прокофьев подтвердил RTVI, что давно работает с Максимом Шугалееем — вместе они делали проект на Мадагаскаре. В ту командировку их отправил Международный антикризисный центр — организация, зарегистрированная в жилой питерской пятиэтажке; учредитель и гендиректор центра сменились 5 июля, как раз в тот день, когда СМИ сообщили об аресте «пригожинских политтехнологов». По словам Прокофьева, в Ливии группа Шугалея встречалась с сыном бывшего диктатора Каддафи — Сеифом аль-Исламом. Это совсем не рядовое событие, потому что после того, как сына Каддафи выпустили из тюрьмы, он не появлялся на публике, и до сих пор неизвестно, где он точно находится.



Александр Прокофьев, кандидат наук по культурологии, практик-социолог: «У нас было две встречи с Сеифом аль-Исламом. Его уровень поддержки среди ливийцев был очень высок и естественно нас интересовало его мнение относительно будущего Ливии. Первая была вскоре после нашего приезда, до начала конфликта в Триполи 4 апреля, вторая уже была в апреле, когда конфликт начался. Никаких экономических сделок мы не обсуждали, потому что в настоящее время Сейф аль Ислам никак в политике не участвует. Происходили встречи и с другими лидерами противоборствующих сторон, я в них лично не участвовал, они проходили через наших представителей».

Саиф аль-Ислам Каддафи
Саиф аль-Ислам Каддафи
Фотография:
Ben Curtis / AP


Есть версия, что структуры Пригожина пытались создать коалицию сторонников маршала Хафтара и сына Каддафи, которых Москва считает наиболее проходными кандидатами в президенты. Эксперт по Ливии Джалал Харчави считает, что россиян арестовали не за «вмешательство в выборы».

Джалал Харчави, научный сотрудник Института международных отношений Клингендаль (Нидерланды): «Россия поддерживает отношения со всеми сторонами и за последние два с половиной года хотя бы пыталась выглядеть беспристрастной, но люди, конечно, не совсем дурачки: ливийцы понимают, что у России больше идеологических симпатий к маршалу Хафтару. В дополнение к этому резонно предположить, что россияне пытались установить контакт с очень реальной сетью людей, которые поддерживают сына Каддафи — и таких людей будет больше на западе страны, чем на востоке. Так что если у вас был такого рода проект — посмотреть, какой уровень мобилизации может быть достигнут при лучшей организации, — то, конечно, такое исследование надо было проводить в этом районе. Но я настаиваю на такой версии: сейчас Хафтар начал наступления, вокруг столицы бои, и правительство пытается сказать: „Эй, мы знаем, что вы поддерживаете наших противников. Считайтесь с нами!‟».



Итак, арестованных россиян в Триполи считают посланцами Кремля, а они на самом деле представители частной компании. Это очень опасная для них ситуация. Потому что сейчас они оказались в тюрьме Майтига, в руках командира Абд ар-Рауфа Кары. И у этой тюрьмы, и у этого командира очень плохая репутация.

Джалал Харчави, научный сотрудник Института международных отношений Клингендаль (Нидерланды): «Абд ар-Рауф Кара — консерватор, салафист. Он выстроил боеспособный элитный отряд, который занимается полицейской работой и разведкой внутри страны. Он привлек в этот отряд бывших офицеров спецслужб Каддафи. Это позволяет Каре эффективно вести разведку, производить аресты и предотвращать побеги. То есть в контексте относительной анархии в Триполи — есть такая группа, которая сравнительно надежна. Но это и параноидальные люди. Они применяют пытки на допросах. К иностранцам отношение более или менее одинаковое. В целом они смотрят на многих журналистов, ученых, исследователей — на каждого, кто приехал, чтобы что-то выяснять, разнюхивать, — как на шпиона».



Несколько ливийцев, близких к ситуации, заявили RTVI, что официально Москва не поднимает на переговорах тему задержанных политтехнологов. Александр Малькевич ранее заявлял, что переговоры об их освобождении ведутся, но ливийская сторона требует от представителей его фонда, чтобы российское руководство изменило позицию по Ливии. МИД России на запрос RTVI ответил, что дипломаты активно работают над освобождением россиян, а частным организациям не стоит отправлять своих сотрудников в Ливию.

МИД России
МИД России,
официальное заявление

«По понятным причинам раскрывать все детали предпринимаемых нами шагов мы не можем, чтобы не навредить делу. Хотели бы в очередной раз подтвердить рекомендации МИД России российским гражданам воздерживаться от поездок в Ливию, а организациям — от командирования туда своих сотрудников ввиду нестабильной обстановки в этой стране и сохраняющихся угроз для их личной безопасности. Что касается спекуляций по поводу увязки Правительством национального согласия Ливии освобождения М.А. Шугалея и С. Суэйфана с «корректировкой позиции МИД России по Ливии», то никаких обращений на этот счет от ливийской стороны к нам не поступало»

Питерские социологи в Африке оказались примерно в той же ситуации, что и сотрудники частных военных компаний: в основном они сами отвечают за себя. И какая жестокая ирония в том, что российские политтехнологи должны заниматься выборами где угодно, хоть в Африке, просто потому, что дома им не нашлось применения, потому что в Африке выборы есть, а в России — нет.


Авторы сюжета: