Сюжеты
22:02
11 Октября 2019 г.
«Ловушка Путина» или компромисс для Донбасса: как в Киеве и Евросоюзе спорят о «формуле Штайнмайера»
Поделиться:

«Ловушка Путина» или компромисс для Донбасса: как в Киеве и Евросоюзе спорят о «формуле Штайнмайера»

На фоне дискуссии в Киеве о «формуле Штайнмайера» в самой зоне конфликта стороны всю неделю пытались начать разведение сил, без которого урегулирование невозможно, но так и не смогли. Дело в том, что для этого нужны семь дней тишины (то есть без обстрелов), а украинская сторона и непризнанные республики Донбасса обвиняют друг друга в нарушении этого режима. Тем временем однозначной уверенности в успехе «формулы Штайнмайера» нет и в Европе, в том числе и в самой Германии, имя президента которой эта формула и носит. Подробности — в материале корреспондентов RTVI из Киева и Берлина.

Гремит посуда и пыхтят печки. До сих пор украинский политический истеблишмент в столь диковинной обстановке себя совершенно точно не представлял. Когда президентом страны стал Владимир Зеленский, все изменилось.

Первая большая пресс-конференция главы государства — с внушительных размеров бургером и колой на столе. За столом — журналисты. Через каждые полчаса состав меняется. Бесконечный поток вопросов. Прежде всего, о «формуле Штайнмайера» и статусе Донбасса.

Владимир Зеленский, президент Украины: «Пока нет закона „Об особом статусе Донбасса”, не о чем говорить. Нет никакой формулы».

Формула, конечно, есть. И 1 октября Киев подписал готовность ей следовать. Документ предлагает конкретные шаги и четкую последовательность действий: сначала Верховная Рада принимает закон «Об особом статусе Донбасса»: особый статус действует на период проведения выборов в мятежным районах. После этого стороны конфликта отводят войска. Дальше — выборы. Если наблюдатели ОБСЕ признают результаты голосования, Украина предоставляет Донбассу особый статус на постоянной основе. На финальной стадии Киев восстанавливает контроль над государственной границей Украины.

Владимир Зеленский, президент Украины: «Я не готов терять наших людей, потому избран дипломатический путь. Я хочу попробовать достичь мира при помощи Минска и „нормандского формата”, найти пути для мирного урегулирования. Я хочу это попробовать. Я не хочу пугать наших людей».

акция против формулы штаймайера
Акция против «формулы Штайнмайера» в Киеве, 1 октября 2019
Фотография:
Sergey Dolzhenko / EPA / TASS

Украинская оппозиция выводит своих сторонников на протест. Недовольные говорят, что последовательность действий, предлагаемых формулой, противоречит национальным интересам страны. Получается, войска противника выводятся после выборов. Как же тогда этим выборам верить?

Владимир Зеленский, президент Украины: «У нас нет гарантий, 100-процентной уверенности, что та сторона хочет закончить войну, но мы хотим».

Вообще, президент настаивает: смысл подписания «формулы Штайнмайера» в том, чтобы добиться встречи на высшем уровне. Встречи с Путиным, Меркель и Макроном. Но недовольные возмущаются: что президент Украины повезет на эту встречу? С какой позиции будет говорить? Ведь ясно, что Россия не согласится возвращать границу под контроль Киева. Значит, Киев пойдет на компромисс. Этот компромисс протестующие считают предательством.

На протест вышли больше 10 тысяч человек. Здесь сторонники бывшего президента Порошенко, здесь же националисты, члены полка «Азов» и его командир Андрей Белецкий.

Вообще, протестовать на Майдане после Революции достоинства 2014 года было как-то не принято. Из уважения к тем, кто погиб на главной площади города пять лет назад. Лидеры оппозиции и активисты выбирали другие места для демонстраций. Акции в основном проводились у Верховной Рады, там был разбит палаточный городок Михаила Саакашвили. Но теперь националисты собираются у стелы Независимости. Тут же организован штаб протестующих против «формулы Штайнмайера». Сейчас здесь тихо. Масштабную акции готовят на понедельник. И в тот же день, 14 октября, в праздник Покрова, в Киеве пройдет масштабное шествие правых.

акция против формулы штайнмайера 2
Акция против «формулы Штайнмайера» в Киеве, 6 октября 2019
Фотография:
Zuma / TASS

Батальон «Донбасс» и его командир Семен Семенченко в акциях протеста не участвуют. В интервью RTVI Семенченко объясняет, что шествия и протесты на Майдане могут нанести стране непоправимый вред. Национальных интересов пока никто не сдавал, а новый документ «Об особом статусе» еще не написан. Пока общество не увидит законопроект, от радикальных шагов стоит воздержаться.

Семен Семенченко, командир батальона «Донбасс»: «После выборов общество постоянно подогревают. Я категорично против капитуляции. Но я категорически против, когда те, кого отстранили от власти, фейками и пропагандой обманывают людей и рассказывают, что капитуляция наступила. Мы должны заставить нынешнюю власть следовать интересам народа. Но мы не должны при этом взорвать нашу страну, и мы не позволим сделать это Порошенко».

Пятый президент Украины — один из лидеров недовольных. Хотя сам Порошенко еще в 2016 году и объявлял о согласовании этой самой «формулы Штайнмайера». Бывший гарант Конституции хорошо понимает, чем выше недовольство общества, тем ближе внеочередные выборы.

Петр Порошенко, бывший президент Украины: «Печально известная „формула Штайнмайера” должна рассматриваться исключительно как составляющая дорожной карты выполнения Минских соглашений, раз на нее согласилась власть. Сперва выведение российских военных и техники, разоружение незаконных военных формирований и переход неконтролируемого участка украинско-российской границы под наш контроль».

В стенах Верховной Рады, которая и должна до конца года принять новый закон «Об особом статусе Донбасса», большинство выступает за любые подвижки в урегулировании конфликта. Поддержать новый закон намерены все фракции, кроме «Европейской Солидарности» Порошенко.

порошенко против формулы
Петр Порошенко во время акции 6 октября
Фотография:
Sergey Dolzhenko / EPA / TASS

Александр Завитневич, депутат Верховной Рады от партии «Слуга народа»: «Люди раздражены. Людям это надоело. Какой-никакой, но это путь к миру».

Роман Костенко, депутат Верховной Рады от партии «Голос»: «Разведение войск уже происходит. Это неизбежно. Решение принято. Это не нанесет ущерб нашим военным и местному населению».

Вадим Рабинович, депутат Верховной Рады от оппозиционной платформы «За жизнь»: «Я предлагаю полностью поддержать Минские соглашения, а не морочить голову „формулами Штайнмайера”, Рабиновича или Петрова».

В Раде полагают, что недовольство и массовые акции — заслуга политтехнологов. Но демонстрации в Киеве подогревают протестные настроения по всей стране. Против «формулы Штайнмайера» выступили сразу несколько областных советов и десятки горсоветов на западе Украины.

Любомир Мысив, замдиректора социологической компании «Рейтинг»:«Если будут продолжаться протесты (а эта тема сейчас чрезвычайно актуальна и обсуждается всеми слоями населения), то будет расти процент тех, кто поддерживает военный путь решения вопроса. Мы это уже видим».

Руслан Бортник, политический обозреватель: «Я расцениваю вероятность возвращения Донбасса в состав Украины примерно на 10%. Вероятность эскалации конфликта и возобновления боевых действий выше, нежели реализация политической части Минских соглашений в силу неоднородности команды власти и в силу очень серьезного давления радикальных групп на эту власть в части недопущения реализации мирного плана».

Но бунтуют не только эти самые радикальные группы. Возмущен и влиятельный Меджлис крымскотатарского народа (организация запрещена в России). Председатель Меджлиса Рефат Чубаров говорит, что за урегулированием в Донбассе в Киеве сознательно отодвигают на второй план проблему Крыма.

Рефат Чубаров, председатель Меджлиса крымскотатарского народа: «В новоизбранной власти есть люди, которые возможно видят последующее развитие Украины путем уступок в пользу России, в том числе и территориальных. Возможно, как уступку они рассматривают и отказ от Крыма. Это было бы трагедией, катастрофой! Не только для крымскотатарского народа, но и для будущего Украины».

очень уставший за 14 часов зе
Фотография:
Zuma / TASS

Успокоить всех — в этом, пожалуй, состояла главная задача 14-часового пресс-марафона Владимира Зеленского. По мнению большинства украинских обозревателей, с задачей президент справился. Градус протестного настроения определенно снизился. Но вряд ли это касается радикально настроенных националистов. О планах отменить шествие 14 октября еще никто не сообщал.

В российском телевизоре четвертый год, как заклинание, повторяют «формулу Штайнмайера». В то время как в Германии, где президентом стал сам Франк-Вальтер Штайнмайер, с формулой его имени знакомы лишь редкие дипломаты. Да и сам автор на днях не смог ни вспомнить точно, где и как его формулу утвердили, ни объяснить ажиотаж вокруг нее теперь.

В 2015 году, пытаясь выйти из переговорного тупика, глава немецкого МИД Штайнмайер предложил простой принцип: вначале выборы в Донбассе, затем, если ОБСЕ их признает, вступление в силу закона об особом статусе. Теперь МИД ФРГ уполномочен успокоить Украину: и то, и другое — лишь малая часть Минских договоренностей. Но начните на радость Москве с признания этих, и, глядишь, что другие Путин на грядущем саммите согласится обсудить.

Константин Гольденцвайг, RTVI: «Но как немецкая дипломатия теперь собирается избежать того, чтобы особый статус для востока Украины не превратился в новое Приднестровье, Абхазию, Южную Осетию?»

Райнер Бройль, представитель МИД Германии: «„Формула Штайнмайера“ была всего лишь одним шагом! Шагом в нужном направлении. Но ясно, что многие важные вопросы по-прежнему открыты. И реальная работа над ними теперь лишь начинается. <…> Особенно над разрешением практических проблем: отводом войск, характером этого особого статуса для востока Украины и, конечно, восстановлением контроля Украины над ее же границей».

Но как без этого контроля над границей и роспуска сепаратистских структур в Донбассе вообще возможны выборы? И как их проводить через полгода, когда доступа в Донбасс нет ни партиям, ни журналистам из Украины?

Николаус фон Твиккель, член миссии ОБСЕ на востоке Украины в 2015-2016 годах: «Самая острая проблема в том, что в Донецке и Луганске запущены неосталинистские режимы. Такие политические системы вряд ли можно интегрировать в демократические государства даже с минусами, как Украина».

Берлин и Париж разводят руками: это не мы — сам Владимир Зеленский выказал готовность к односторонним уступкам, навязанным ему Кремлем. Европа лишь поддержит любую попытку воскресить Минские соглашения. Других ведь и нет. Открыто опасениями делятся независимые эксперты.

Сьюзан Стюарт, политолог фонда «Наука и политика»: «Ведь „формула Штайнмайера“ не затрагивает неудобных для России тем. Готова ли она вывести свои войска с Донбасса? Те, которых, по уверению Москвы, там якобы нет. Не разрешается вопрос и с восстановлением полного контроля Украины над границей. <…> Выходит, цели России остались теми же: через контроль над этими территориями влиять на всю Украину. И даже если до осуществления Минских договоренностей дело дойдет, оформить все так, чтобы просто придать легитимность прокремлевскому руководству Донбасса».

Константин Гольденцвайг, RTVI: «Ваши сомнения в связи с принятием этой формул очевидны. Но почему тогда Германия, Франция так приветствуют ее подписание Киевом?»

Сьюзан Стюарт, политолог фонда «Наука и политика»: «Думаю, наше правительство в прошлом потратило очень много усилий на то, чтобы дело вообще дошло до Минских договоренностей. И теперь они видят шанс попытаться хотя бы чуть-чуть сдвинуть формат с мертвой точки».

донбить бомбасс
Разрушенная артобстрелами школа в поселке Зайцево, 13 ноября 2018. По поселку проходит линия разграничения сил в Донбассе
Фотография:
Михаил Терещенко / ТАСС

Как быть с реинтеграцией Донбасса, с закрепленной в Минских соглашениях амнистией для боевиков, с судами и полицией на востоке страны? Ради поиска решений и нужно добиваться первого за годы саммита «нормандской четверки», убеждены сторонники компромисса в европейских рядах. Но скептики не видят компромиссов от Москвы.

Николаус фон Твиккель, член миссии ОБСЕ на востоке Украины в 2015-2016 годах: «Все, что мы слышим, читаем и видим из России, это, извините, такая пословица „сурковская пропаганда“. <…> Украина нас обстреливает, Украина нас обманывает, Украина хочет нас уничтожить. <…> Значит, там никакого изменения не случилось. Изменения случились только в Украине».

Страсти по Донбассу на этой неделе вновь разгорелись и в Европарламенте. Тон, впрочем, задавало уже меньшинство: Польша и страны Балтии.

Сандра Калниете, депутат Европарламента от Латвии: «Есть большие сомнения в связи с этой „формулой Штайнмайера“. Потому что единственной выигравшей стороной после ее принятия может стать Россия, которая проведет выборы в Донбассе, Луганске и придаст легитимность подконтрольным ей сепаратистам. А именно этого России и нужно, чтобы вернуться в международное сообщество».

Витольд Ващиковский, депутат Европарламента от Польши: «Я понимаю, что новый глава Украины хочет найти компромисс. И у него есть абсолютный мандат на то, чтобы попытаться, как ему видится, разрешить этот кризис. Но я хочу предостеречь его от того, чтобы попасться в очередную ловушку, поставленную Путиным. Попытки положиться на один лишь „нормандский формат“ не привели к завершению конфликта. И кое-кто, кажется, хочет заниматься не его разрешением, а избавлением от проблем и возвращением к business as usual в отношениях с Москвой».

Внешних признаков этому, вроде бы, много. Давление бизнеса: отменяйте уже эти санкции, возвращение России в ПАСЕ, обидные для ЕС жалобы на Европу от Владимира Зеленского Дональду Трампу. Наконец, амбиции миротворца Эмманюэля Макрона: мол, даже самый худой мир лучше ссор. Вот и саммит ведь намечают в Париже. Но все это, скорее, медийный шум.

Реально о прорывах или провалах говорить преждевременно. В эти дни дипломаты Германии, Франции лишь пытаются понять, чем и как поддержать новые инициативы Киева. Политический опыт президента Владимира Зеленского тут и прежде оценивали трезво. Сейчас — еще большая осторожность.

Вильфрид Йильге, Немецкое общество внешней политики: «Я думаю, что Германия на Украину не будет давить. Но, понимаете, проблема в том, что, если Зеленский сейчас хочет пойти по этому пути, это президент, который имеет поддержку 73%. Дипломатически не очень принято интервенировать…»

Константин Гольденцвайг, RTVI: «Учить его жизни».

Вильфрид Йильге, Немецкое общество внешней политики: «Да, это просто не принято в дипломатии. <…> Сейчас ничего не потеряно. Сейчас есть тоже позитив, что, в общем-то, все условия есть, чтобы проводить саммит».

Ставки высоки, и лишь одно очевидно: после победы или капитуляции Владимира Зеленского вряд ли кто снова скажет в России, будто за рвением украинского главы опять стоял Запад. Вот теперь-то уж точно — всё сам.