Сюжет
21:58
13 Апреля 2018 г.
Свалка больше, чем жизнь. Как спастись от мусорной катастрофы?
Поделиться:

Свалка больше, чем жизнь. Как спастись от мусорной катастрофы?

Свалка больше, чем жизнь. Как спастись от мусорной катастрофы?
Фотография:
Сергей Бобылев / ТАСС

На этой неделе у громкого дела о запахе подмосковной свалки появился отчетливый политический оттенок. В конце марта в результате выбросов свалочного газа в Волоколамске отравились десятки детей и в городе начались массовые акции протеста. На полигон обещали завезти оборудование для сбора газа, который образуется над тоннами мусора, но при этом уже завтра на свалке открывают новый участок для приема. Местные жители недоумевают: как вышло, что здоровье людей — в первую очередь, детей — приносят в жертву ради мусорного полигона. Корреспондент RTVI Сергей Морозов разобрался, что мешает России использовать европейский и американский опыт переработки отходов.

То, что полигон «Ядрово» близко, понимаешь не только по запаху, но и по пронзительным крикам чаек: их тут сотни, а над ними, выискивая добычу, парят соколы. Гора мусора возвышается примерно до уровня четвертого этажа.

Старая мебель, обувь, детские игрушки, целые упаковки просроченных продуктов, мешки картошки, пластиковые пакеты и десяток гастарбайтеров, которые рассовывают по пакетам пластик и бумагу (жестяные банки отсеяли еще внизу). Мусоровозы едут в «Ядрово» непрерывным потоком.

Водитель одного из них признается — такую гору он никогда не видел: «Она за два года и выросла, как Москва поперла сюда полностью возить. А первый год возили — вообще в низине вровень было». На вопрос — откуда пошел газ, он просто покажет под ноги: «Вот стали возить, горы стали расти, народ стал возмущаться: вонь стоит, как жить-то дальше? Они песком засыпают, а потом дегазацию что ли делают? А до этого вообще ничего не засыпали, возим вон мусор на мусор и все, поэтому наверное начало гореть и вонять».

Пока тонны макулатуры сбрасывают на свалочный полигон, в десятках километров от «Ядрово», в Солнечногорске, предприниматель Денис Кондратьев говорит, как ему не хватает этой макулатуры: у него как раз завод по ее переработке.

Денис Кондратьев
Денис Кондратьев,
член наблюдательного совета Лиги переработчиков макулатуры

«Сегодня перерабатывают шесть тонн разной макулатуры в сутки, это наш стратегический запас, он небольшой. Завод должен держать на складе не менее 10-дневнего запаса»

Только на выброшенной макулатуре страна, по словам Кондратьева, теряет миллиард долларов в год.

Денис Кондратьев
Денис Кондратьев,
член наблюдательного совета Лиги переработчиков макулатуры

«Макулатура — это 30% «Ядрово», к примеру. Это то, что там гниет, это биологические отходы. Это разлагается на компостные кучи, это едят бактерии. Происходит выделение тепла: даже при 40 градусах вспененный полистирол начинает выделять диоксины, и мы их не чувствуем. Диоксины оседают на ближайших полях. Даже за 15 км от полигона могут быть обнаружены диоксины на вашей клубнике. Это не то, что вы чувствуете и вам плохо — вам будет плохо, и вы не будете знать, от чего»

Закон о переработке в России такой же, как в Евросоюзе, но там производитель сразу платит за утилизацию 100%, а в России — только 10% (так пролоббировали производители), а организовать утилизацию за такие деньги просто невозможно.

Можно было бы по старинке наладить пункты сбора макулатуры в городах, но если вы сдаете макулатуру в России, то на эти копейки должны еще и уплатить налог на доход физических лиц. Плодить новую макулатуру никому не хочется — и тара едет на помойку. А там, буквально в двух шагах от свалки, стекает фильтрат.

Большое ядрово.jpg
Фотография:
Сергей Бобылев / ТАСС

Как говорят местные экологические активисты, фильтрат со свалки «Ядрово» попадает прямо в речку Городня, а оттуда — на городской пляж Волоколамска. Но беспокоиться не стоит, ведь в Волоколамске отличная экология: во всяком случае так следует из выводов поста МЧС, расположенного прямо на свалке — все его замеры показывают отсутствие загрязнений.

Совсем другая ситуация в Нью-Йорке. Каждый житель американской столицы производит почти вдвое больше мусора, чем один москвич. Программы переработки начались только в конце прошлого века, городские администрации шарахались от одной программы к другой, и в итоге сейчас перерабатывается менее четверти всего мусора.

Горы отходов стекают в Бруклин. В городе расставлены баки для раздельного сбора, и заводы по переработке не справляются. На одном из них компания Sims Recycling каждый день утилизируют примерно тысячу тонн мусора — и этого все равно мало.

Иден Куин проводит по заводу экскурсии для детей, чтобы они понимали, что им предстоит сделать.

Иден Куин
Иден Куин,
Sims Recycling

«Сегодня в Нью-Йорке перерабатывается 16% мусора, а остальное идет на общие свалки. Мы только в начале пути, но есть, в каком направлении двигаться. Нас тем не менее радует, что с момента открытия предприятия мы уже научились, к примеру, более тщательно сортировать пластик»

На свалке «Ядрово» тоже действует линия по разбору мусора. Собственники свалки признают, что полигон строили еще по советским нормативам, поэтому никаких воздухоочистных сооружений не было даже в плане.

При этом воколамские врачи никаких массовых отравлений не зафиксировали: судя по справкам, жителей города поразил массовый бронхит и гастрит, Сами жители в это не верят и подают в суд, требуя закрыть свалку. «Весь наш класс, все дети плохо себя чувствовали — практические все до одного. Мальчика рвало, у другого болел живот и голова, была сильная тошнота. Кто-то был бледный, кто-то красный» — вспоминает жительница Волоколамска Ольга Егармина.

Собственники свалки говорят, что закрывать ее нет причин: не было никаких выбросов свалочного газа, а это все оппозиционеры «воду мутят».

Максим Конопко
Максим Конопко,
представитель собственника полигона «Ядрово»

«Были дети достаточно взрослого возраста, никаких малышей я не видел. И из разговора с медперсоналом я понял, что здесь имеет место инсценировка и постановка, потому что дети были бодры и веселы, общались в мессенджерах в своих телефонах»

Но пока проблемы не у собственников, а у мэра Волоколамска, который встал на сторону горожан и тоже требует закрыть свалку — к нему в офис с обыском пришел областной УБЭП. В интервью RTVI мэр говорил, что против закрытия свалки выступают очень влиятельные силы.

Петр Лазарев
Петр Лазарев,
мэр Волоколамска

«Поскольку такое противодействие существует, я думаю, что речь идет об огромных деньгах. Была просьба закрыть полигон, но она пока не выполняется. Есть власти, которые по закону должны заниматься
экологией, свалками и решением вопросов с собственниками, чтобы либо закрыть ее, либо минимизировать влияние»

По опросам, большинство россиян хотели бы участвовать в раздельном сборе мусора, но в России такой практики нет.  

Наглядно посмотреть, как это работает, можно в Германии. Анна Андриевская уехала из России в Берлин четыре года назад, до этого жила в Новосибирске. Теперь когда Анна приезжает в Россию и ей приходится снова выбрасывать все в общий контейнер — она не может с этим смириться. «Далеко не все сортируют мусор, но для меня это было удивительно, когда я ходила в гости к русским и украинским друзьям и они говорили: «Нам лень, нам так удобно». Мне кажется, что сортировать мусор — это вклад в экономику» — говорит Анна.

Хотя Германия и предстает перед остальным миром как образец переработки мусора, но и у нее с этим много проблем: плохо отделяется пластик от бумаги в упаковке, обработать удается лишь 30% отходов, остальное сжигается или переправляется в Китай. А Китай в последнее время тоже отказывается принимать такие поставки, там уже идут напряженные дебаты — куда девать мусор. Но Германия уже давно идет по этому пути, а России, чтобы только встать на него, придется менять подзаконные акты.

А зачем это делать, если по бумагам и так все хорошо? 



Авторы сюжета:
Видео
Свалка больше, чем жизнь. Как спастись от мусорной катастрофы?
Фотография:
Юрий Белят / RTVI