Сюжет
22:28
25 Мая 2018 г.
«Не верь, не бойся, не проси». Объявит ли Путин новую амнистию?
Поделиться:

«Не верь, не бойся, не проси». Объявит ли Путин новую амнистию?

«Не верь, не бойся, не проси». Объявит ли Путин новую амнистию?
Фотография:
Александр Коряков / Коммерсантъ

Больше полумиллиона заключенных в России ждут сигналов из Кремля в начале нового президентского срока Владимира Путина: правозащитники и депутаты спорят о том, будет ли новая амнистия — в последний раз ее объявляли три года назад. О том, почему государство больше не спешит воспользоваться своим «правом на милосердие» и кто мог бы ждать амнистии, — в репортаже Артема Филатова.

7 мая 2018 года в местах лишения свободы заключенные смотрели кадры инаугурации президента с надеждой, что после клятвы на Конституции президент замолвит слово и за них.

В российских тюрьмах и колониях содержатся свыше 600 тысяч человек. Это почти на треть меньше, чем было в 2008 году, но значительно больше, чем в странах Евросоюза. В последний раз Владимир Путин обещал подумать об амнистии на встрече с правозащитниками в декабре 2017 года.

Михаил Федотов
Михаил Федотов,
председатель Совета по правам человека при президенте РФ

«Каждый раз президент говорит: „ну что, давайте подумаем, это важный вопрос“. <…>  Здесь надо иметь в виду, что амнистию объявляет не президент. Объявление амнистии является исключительной компетенцией нижней палаты парламента. Поэтому по вопросу амнистии надо интересоваться у депутатов»

В Государственной думе за амнистию выступает фракция ЛДПР, ее депутаты уже вносили два проекта: один к 100-летию Октябрьской революции, другой к третьей годовщине «воссоединения Крыма с Россией» — так указано в документе. Прошло больше года, оба законопроекта до сих пор на рассмотрении. То есть зависли в комитетах парламента.

Ярослав Нилов
Ярослав Нилов,
депутат Госдумы (фракция ЛДПР)

«Понимаете, структура власти у нас сегодня такова, что в парламенте любое решение принимается если поддерживает „Единая Россия“. А „Единая Россия“ поддерживает, если есть позиция правительства, судебной системы, администрации президента. Должна ситуация созреть и решение должно быть принято на самом верху — тогда вопрос решается и принимается»


Каждый раз, говоря об амнистии, депутаты дают надежду как минимум десяткам тысяч заключенных. Участник протестной акции на Болотной площади в 2012 году Николай Кавказский провел год в следственном изоляторе. Николай вспоминает, что разговоры об амнистии его сокамерники вели практически каждый день.

Николай Кавказский
Николай Кавказский,
участник «Болотного дела», правозащитник

«Люди обсуждали различные варианты. Например, была идея, что патриарх РПЦ, внесет какой-то проект амнистии, который будет касаться всех, всем уберут по два-три года из их срока. И всякие фантастические варианты амнистии — они все обсуждались»

В декабре 2013 года Николая освободили еще до приговора — по амнистии в честь 20-летия Конституции. Тогда же на свободу вышли участницы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина. Следующая амнистия была в 2015 году: к 70-летию Победы вышли 225 тысяч человек, по крайней мере, такие цифры приводит Федеральная служба исполнения наказаний. За три последних года не амнистировали никого.

Ева Меркачева
Ева Меркачева,
журналист, зампред ОНК Москвы

«На самом деле, за эти три года многие осужденные уже отчаялись в ожидании амнистии, потому что поводов была масса. Они думали, что еще перед выборами будет амнистия, в честь 9 мая, но ничего не случилось из этого. И когда сейчас заходишь в камеры, они уже не спрашивают, будет ли амнистия. Они почему-то решили, что власти уже забыли про них, забыли, что существует такая процедура»


Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева надеется, что во время нового срока Владимира Путина заключенных будут амнистировать. Пока у президента другие приоритеты.

Людмила Алексеева
Людмила Алексеева,
председатель Московской Хельсинкской группы

«Сначала президент занялся тем, что он считает самым важным, что для него самое важное — формированием правительства. Должно государство функционировать, да. Поэтому я считаю, что конце мая-начале июня он займется другими делами, в том числе амнистией»

В доме под Москвой супруга бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых Екатерина готовится к новому этапу борьбы за его освобождение. Еще зимой суд признал Белых виновным в получении взятки в особо крупном размере и приговорил к 8 годам колонии. Экс-губернатора, у которого всерьез ухудшилось здоровье, должны этапировать в колонию. Супруга вместе с адвокатом просит направить его поближе к Москве, где есть возможность оказания медицинской помощи. И будет ходатайствовать о помиловании. На амнистию в этом доме почти не надеются.

Екатерина Белых
Екатерина Белых,
жена бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых

«Амнистия в нашей системе возможна, я так полагаю, для бывших сотрудников — прокуратуры, Следственного комитета, ну, условно говоря, в кавычках можем обозначить, госпожи Васильевой, Сердюкова, которые прекрасно сейчас себя чувствуют. Как репутационная история она была бы логична в нашей ситуации»


Супруга другого осужденного, бизнесмена Алексея Козлова, а ныне — основательница организации «Русь сидящая» Ольга Романова уверена: власти не заинтересованы в проведении амнистий. Их масштабы стали снижаться после дела ЮКОСа и посадки Михаила Ходорковского. Во время последних амнистий на свободу выходили меньше 1% заключенных. И эти цифры больше всего напоминают статистику оправдательных приговоров.

Ольга Романова
Ольга Романова,
основательница организации «Русь сидящая»

«И последних амнистированных вы хорошо знаете, это господин Сердюков. Поскольку не идет речь об Улюкаеве и Никите Белых, никто этой амнистией не занимается. В последние годы амнистия не по поводу дат, а обычно сейчас принимается под какое-то лицо, которое кому-то нужно. А сейчас, судя по всему, не сидит никто кому-то нужный»

Глава президентского совета Михаил Федотов с этим не согласен. По его словам, амнистия проводится по формальным критериям, имена и бывшие должности тут ни при чем. Впрочем, вероятность освобождения фигурантов громких дел и председатель СПЧ оценивает как очень невысокую.

Михаил Федотов
Михаил Федотов,
председатель Совета по правам человека при президенте РФ

«Ставить на одну доску Сердюкова, Малобродского, Серебренникова, Белых, Улюкаева и так далее — просто невозможно. Они осуждены по разным статьям, а те, кто не осуждены — обвиняются. И нужно понимать, что когда наш совет готовит предложения, мы исходим из того, что целесообразно освободить тех людей, которые совершили нетяжкие преступления»

Традиция амнистии в России существует с середины XIX века, когда Александр II после вступления на престол освободил декабристов, петрашевцев и участников польского восстания. Самой крупной была амнистия 1953 года, когда после смерти Сталина вышли более миллиона человек. Неизменно решение принимают первые лица.

В Германии другая система. Там заключенные выходят на свободу каждый год, причем, их выпускают власти федеральных земель. Берлинский адвокат Леонид Розенталь поясняет, что, формально, этот институт называется помилованием. В 2017 году, например, освободили почти 1400 человек. Это 2% от общего числа заключенных.

Леонид Розенталь
Леонид Розенталь,
адвокат (Германия)

«Во-первых, это традиция, это один из древнейших институтов уголовного права. Дать возможность человеку, который осужден, заранее выйти из тюрьмы. Помилование может произойти в любой момент, но к Рождеству те преступники, которым осталось еще до января пробыть в тюрьме, имеют возможность выйти заранее, чтобы провести рождественские праздники с родственниками, с близкими»


В российском обществе в амнистии заинтересованы только сами заключенные и, если повезет, их родственники, считает Ольга Романова из «Руси сидящей». Как показывает опыт работы ее организации, после колонии многим просто некуда идти. И власти сами указывают людям с судимостью, где их место.

Ольга Романова
Ольга Романова,
основательница организации «Русь сидящая»

«Изменилось отношение к людям. Изменилась абсолютно наша эмпатия. Мы стали злыми, общество стало злое. Последняя амнистия была в начале экономического роста, и устроиться на работу можно было. А сейчас люди с погашенной судимостью покупают билет на Чемпионат мира по футболу, и им отказывают в паспорте болельщика. То есть ты даже не человек второго сорта, ты поражен во всех правах. Несмотря на то, что отсидел, исправился»


Тем, кто еще не вышел на свободу, Романова советует не забывать старое правило: «Не верь, не бойся, не проси». И не надейся на амнистию. Хотя рано или поздно она будет объявлена.


Авторы сюжета: