Фотография: @daniel_roher / Instagram

Компания HBO Max и CNN Films сняли документальный фильм об Алексее Навальном. Как сообщает Hollywood Reporter, картина должна выйти в начале 2022 года, однако точная дата пока не раскрывается. Фильм так и называется – «Навальный». Говорящий слоган «Яд всегда оставляет след» дает подсказку о ключевой сюжетной линии – отравление политика, его лечение в Берлине и его возвращение в Россию, где его посадили в тюрьму. Но насколько интересен Навальный американцам, насколько они сопереживают политику, знают ли что-то о нем вообще, и волнует ли в принципе людей в США преследуемые оппозиционеры в других странах? Все это ведущий RTVI Гарри Княгницкий обсудил с гостями передачи «Сквозной эфир».

Режиссером фильма о российском оппозиционере стал канадский документалист Дэниел Роэр. Сам он охарактеризовал работу как «историю одного человека и его борьбы с авторитарным режимом». В описании фильма Навального называют «смелым и противоречивым претендентом на президентский пост», который «готов пожертвовать всем, чтобы провести реформы на своей родине».

Сам Навальный уже отреагировал на эту новость. Политик написал в инстаграме «Фильм готов, и вы точно посмотрите его раньше меня».

Но насколько интересен Навальный американцам, насколько они сопереживают политику, знают ли что-то о нем вообще, и волнует ли в принципе людей в США преследуемые оппозиционеры в других странах?

Профессор Института политического анализа Северо-Западного Университета в штате Иллинойс Ольга Каменчук указала, что, российского политика нельзя назвать широко известной фигурой в США, однако роль борца за свободу вполне соответствует американским ценностям.

– Факт в том, что его знает далеко не каждый американец, и вообще большинство о нем не знает. Хотя о нем довольно много писали в последнее время ведущие американские газеты, и телеканалы показывали сюжеты по поводу господина Навального. Когда была история с отравлением, а потом его посадили – все это в той или иной степени освещалось средствами массовой информации.

Но это так называемые «умные» СМИ – не бульварная, не желтая пресса в основном. То есть были материалы, но сказать, что американец просыпается утром, пьет чашку кофе и интересуется новостями о господине Навальном – так, конечно, сказать нельзя.

Более того, даже в России, собственно, известность господина Навального выросла только в ходе истории с отравлением, а затем лечением в Германии. Но в Америке о нем знают еще меньше. Это не значит, что его априори не поддерживают, но знает пока о нем не отнюдь большинство американцев.

Просто американцы – это те люди, которые в первую очередь озабочены своими какими-то внутренними проблемами и политиками именно своими, американскими. Да, вообще так везде, во всем мире. И китайцы, и французы, и русские, и американцы интересуются, прежде всего тем, что они поставят на стол и будет ли у них зарплата, работа, как у них дети воспитываются и так далее. То есть свои какие-то внутренние вопросы. Внешней политикой тоже интересуются, но в меньшей степени.

Американцы больше, в целом, сконцентрированы на себе. Интересуются прежде всего своими новостями. Даже в большей степени, чем те же французы, китайцы или русские. Но тем не менее, информация о нем была, и люди, особенно среди образованного населения, в мегаполисах, люди интеллектуального труда, многие о нем хотя бы слышали.

Это [фильм о Навальном] будет интересно американскому зрителю. Я считаю, вообще идея снять такой фильм не в России, а именно в США, очень хорошая. Я просто буквально на днях довольно много слышала от коллег журналистов, вообще медийщиков в России, обиды по поводу того, они уже обращались к семье Навального о съемках документального фильма о нем, но часто получали отказ. Вот, мол, «нам отказали, а американцам опять пошли навстречу».

Вопрос в том, что если будет информация о господине Навальном, если о нем будут говорить за рубежом, в крупных западных государствах, в том числе в США (ведь фильм, я уверена, будет доступен не только в США, но и в других крупных государствах, наверное можно будет везде его посмотреть более-менее – не знаю, как его будут блокировать в России), это будет формировать общественное мнение. И в том числе и запрос на некие действия американских политиков и Конгресса.

Ведь американский Конгресс – люди туда попадают не путем решения администрации президента, а путем проведения выборов.

Если имя господина Навального будет на слуху, Конгресс, в том числе, будет заинтересован в том, чтобы продвигать эту повестку и помогать ему или, по крайней мере, какое-то воздействие оказывать на российские власти. Чтобы, по крайней мере, сохранилась жизнь господина Навального, чтобы он вышел из заключения. Если о нем будут говорить, если о нем будут помнить, в том числе и за рубежом, это, конечно, поможет.

И американцы интересуются такого рода фигурами, такого рода людьми. Вообще, в Америке роль борца за свободу – она очень важная для американских ценностей. А господина Навального здесь демонстрируют, представляют именно таким образом – борец с коррупцией, за демократические свободы, за демократические выборы и так далее. Вот у него здесь довольно неплохой образ, имидж среди тех, кто его знает или, по крайней мере, о нем слышал.

Байден же поднимал вопрос о Навальном. Все эти вещи, они, конечно, отмечаются и замечаются. Именно поэтому выход таких фильмов за рубежом, в частности этого фильма, он важен для господина Навального. Это поддерживает актуальность этого человека, этого политика. О нем слышат, о нем говорят, это ему помогает.

Другой вопрос, как это ему помогло или не помогло. Мы не знаем – может быть и помогло. Мы не знаем, чем могла закончиться история с голодовкой или какие-то провокации могли быть в местах заключения. Может быть, это и помогло. Поэтому я думаю, что очень хорошо, что такой фильм выходит, и я думаю, что ему это должно помочь или, по крайней мере, точно не помешает.

Историк, профессор Университета Центральной Флориды Владимир Солонари считает, что хоть, о Навальном не знают рядовые американцы, он хорошо известен среди интеллектуальной элиты, которая оказывает реальное влияние на внешнюю политику США.

- Я согласен со всем, что сказал предыдущий оратор. Но тут очень важно иметь в виду, что это, своего рода, такой архетип борца за свободу. И Америка, как демократическая страна, любит такого рода истории. Недаром же Андрей Сахаров стал известным человеком здесь. Премия Сахарова существует, существует площадь Сахарова [в Вашингтоне]. То есть это в целом уже парадигма поведения американских [зрителей] (да и в целом, не только ведь политических, не только демократических, но и интеллектуальных, кто формирует общественное мнение) – быть на стороне тех, кто протестует.

Дарья Навальная
Дарья Навальная на вручении Премии «За свободу мысли» имени Сахарова в Европейском парламенте, присужденной её отцу Алексею Навальному Фотография: Jean-Francois Badias / AP

Американцы как демократия с самого начала выступали в поддержку – если не активно, то, по крайней мере, пассивно – различных движений, которые приводили к установлению республиканских режимов, свободных стран и так далее. И таких людей любили и любят.

И даже если о Навальном не знают рядовые американцы (конечно, они не знают: у них свои проблемы, и вообще, это имя огромному большинству неизвестно)... Но элиты знают. Те, которые пишут в газетах op-ed, opinion editorials [мнение редакции], колонки обозревателей в крупнейших американских газетах, те, которые выступают по телевидению – они это имя знают, оно для них знакомо.

И вот такое, даже незначительное меньшинство людей, которые ангажированы в политику и которые выступают на TV, они оказывают реальное воздействие на формирование американской внешней политики. И, конечно, появление такого фильма – это очень хороший ход со стороны Навального, я считаю.

Вообще, он поступает замечательно, ведь, смотрите. Он находится в тюрьме, но он находит возможность напоминать о своем существовании и использует различные информационные поводы для того, чтобы поддерживать разговор о себе, о своей проблеме, о своей значимости. Выход такого фильма – это замечательный шаг. И смотрите, как он рассчитан. Он снят давно, о нем не говорили, сейчас Навальный о нем заявил, пошла уже волна интереса… Мы с вами обсуждаем фильм, хотя мы пока еще его не видели. И создаются информационные поводы, поддерживается своего рода ажиотаж вокруг него. Это говорит о Навальном как о человеке необычайно политически одаренном.

И конечно, появление такого фильма само по себе – необязательно это что-то изменит в «большой схеме вещей», как говорят американцы. Но это еще один шаг в направлении того, чтобы повысить градус интереса к его фигуре, повысить градус интереса к тому, что происходит в России, подтолкнуть американское правительство к тому, чтобы оно занимало более жесткую политику по отношению к путинскому режиму.

Фигура Навального еще не достигла такого масштаба, как фигура Сахарова в свое время. Но разве Сахарова прям все знали, когда вводили премии, когда он стал символом сопротивления в России? Насколько он тогда был известен? Мне кажется, Солженицын был более известен. И потом, когда Солженицын приехал, когда он сам себя сделал оппонентом политической элиты Америки, его перестали особенно любить. А вот Сахарова продолжали любить, потому что он был такой человек прозападный, он подходил всем. Это тоже ведь своего рода, так сказать, позиционирование. Политическая игра, если хотите.

Люди, говорящие о Навальном, интересуются не только Навальным. Они и позиционируют себя как защитников демократии вообще, принципов демократии, принципов свободы – как принципов, на которых держится американская система. То есть это, своего рода, визитная карточка и пропуск в интеллектуальную элиту. Знать о Навальном – это уже норма среди политической элиты Америки, это само собой разумеющийся факт. И быть на стороне на стороне Навального – это тоже само собой разумеющийся факт.

То, что его назвали «противоречивой фигурой» – это наверное еще отзвуки того раннего Навального, когда он сделал несколько неуклюжих жестов в сторону российского национализма. Но это тоже свидетельствует о том, что хотя сейчас он герой, но у него есть и такое сложное прошлое. Это замечательный предмет для разговора, для обсуждения, для эмоционального переживания, для того, чтобы поднимать градус, понимаете, общественных настроений.

Мне кажется, что фильм, каким бы он ни был, даже если он ничего нового нам не скажет (мы уже знаем эту историю достаточно хорошо), он еще раз напомнит всем о том, что произошло, о том, что происходит, и еще раз заявит о Навальном как об исключительно важном политическом лидере России.

И я хочу сказать, что он человек действительно очень политически талантливый, и он позиционирует себя как человек, который не просто принадлежит к российской и московской интеллигенции – такой среде, которая сама себя в некоторой степени изолирует от российского даже не общества, от народа. Она его боится, она его не понимает, она его где-то презирает. Вот Навальный очень не хочет оказаться человеком, который ассоциируется только с этой группой людей. Он хочет быть одновременно понятным и для интеллигенции московской и петербуржской, и одновременно быть человеком из народа.

[Американскому] обществу, в общем-то, [тема Навального] в значительной степени безразлична. Вот мнение людей, устанавливающих мнение (opinion setters по-английски), тех, кто формирует общественное мнение наверху по вопросам внешней политики – оно может быть непропорционально значимым в процессе принятия решений.

Потому что практика показывает, что президенты реагируют на обвинения в непоследовательности – история это показывает. Они не хотят выглядеть слабыми, они не хотят выглядеть как те, кто предает американские идеалы. И поэтому то, что такого рода мнения формируются: нужно поддерживать Навального, потому что это правильно, это морально, это «по-американски», – это очень важно.

Скв 14.01.2022 Фильм ХБО про Навального


По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!