Сюжеты
23:33
21 Июня 2019 г.
Кадыров и правозащитники. Почему «Мемориал» уходит из Чечни, несмотря на освобождение Оюба Титиева
Поделиться:

Кадыров и правозащитники. Почему «Мемориал» уходит из Чечни, несмотря на освобождение Оюба Титиева

Видео
Кадыров и правозащитники. Почему «Мемориал» уходит из Чечни, несмотря на освобождение Оюба Титиева
Фотография:
Елена Афонина / ТАСС

В Чечне из-под стражи освободили правозащитника, руководителя грозненского «Мемориала» Оюба Титиева. Полтора года назад его арестовали по обвинению в хранении наркотиков. Все, кто знает Титиева, говорили, что наркотики ему подбросили. Но в чеченском суде доказать полную невиновность правозащитника не удалось: он провел больше года в СИЗО и несколько месяцев в колонии-поселении. Теперь Оюб Титиев на свободе, а его уголовное дело доказало, что Чечня стала территорией, свободной от независимых правозащитников. О том, кто и как теперь будет защищать простых жителей в республике, — в специальном репортаже корреспондента RTVI Артема Филатова из Чечни.


В 20 километрах от Грозного есть городок Аргун с колонией-поселением. Оюб Титиев провел там несколько месяцев после приговора, а до этого — больше года в СИЗО. Встречать правозащитника приехали многочисленные родственники, местные жители и журналисты. Первый же вопрос — о судьбе правозащитной организации «Мемориал».

Оюб Титиев, руководитель «Мемориала» в Чечне: «В Чечне „Мемориал‟ больше не будет работать. Пока, по крайней мере».

Мемориал работает в Чечне еще со времен первой чеченской войны, то есть середины 1990-х. Оюб Титиев руководит организацией с 2010 года. Он стал главой грозненского «Мемориала» после того, как убили его соратницу, правозащитницу и журналистку Наталью Эстемирову. В начале 2018 года Титиев стал обвиняемым по статье о хранении наркотиков: чеченские полицейские обнаружили сверток, когда правозащитник выезжал из села Курчалой. За день до освобождения Титиева его брат Якуб провел нам экскурсию по Курчалою.

Якуб Титиев, брат Оюба Титиева: «Мы-то родились с ним в Киргизии после высылки, а здесь [в селе Курчалой] вся родня, родственники, близкие, дальние».

За то время, что Оюб находился под стражей, село Курчалой успело стать городом. Рядом с мечетью теперь большая стройка. По распоряжению Рамзана Кадырова, в центре Курчалоя, как и других чеченских селений, начали возводить многоэтажные дома. Для этого снесли частный сектор, в том числе дом правозащитника Титиева.

Старший брат руководителя чеченского «Мемориала» Якуб говорит, что качество нового дома, который власти построили взамен снесенного, никаких нареканий не вызывает и никаких претензий у семьи нет. Оюб Титиев после освобождения заявил, что в первую очередь займется обустройством дома и собственным здоровьем.

титиев после выхода в аргуне
Фотография:
Елена Афонина / ТАСС

В обычном жилом доме в Грозном находился последний офис «Мемориала».

Олег Орлов, председатель совета центра «Мемориал»: «У нас есть балкон, прямо на который подбросили два, что называется, „косяка‟ — самокрутки с марихуаной. Самокрутки были не раскуренные».

Наркотики там обнаружили через несколько дней после задержания Оюба Титиева в январе 2018. Правозащитный центр практически сразу эвакуировал оставшихся сотрудников из республики. На этом работа «Мемориала» в Чечне официально завершилась. В первом интервью после освобождения Титиев рассказал RTVI, чем именно занималась его организация.

Оюб Титиев, руководитель «Мемориала» в Чечне: «Люди приходили к нам с вопросами о нарушениях всех прав: похищениями, убийствами, исчезновениями людей. Люди обращались и просто за юридической помощью. Была помощь и осужденным, отбывающим наказание. Много всего было».

Глава Чечни смотрит на ситуацию иначе. Вскоре после задержания Титиева Рамзан Кадыров провел совещание с силовиками на чеченском языке, назвал его наркоманом и отметил, что у правозащитников «нет рода, нации, религии». Один из главных идеологов чеченской власти, министр Джамбулат Умаров, разъясняет, с чем связаны такие заявления.

Джамбулат Умаров, министр по национальной политике и печати Чечни: «Правозащитные организации, ряд других НКО регистрируются у нас как агенты. Все-таки это превосходная легенда для представителей спецслужб, которые очень заинтересованы в том, в каком состоянии сейчас находится регион. Учитывая то, что Рамзан Кадыров — один из последовательных и верных сторонников Путина».

В самом центре Грозного есть не просто проспект Путина, а проспект имени Владимира Владимировича Путина, а рядом — кофейня с безупречным скандинавским интерьером. Так что Грозный, действительно, стал городом контрастов.

семья перед мечетью в грозном
Фотография:
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

На проспекте имени Путина расположен офис официальной чеченской правозащитницы Хеды Саратовой. Она входит в Совет по правам человека при Рамзане Кадырове, но начинала работу в «Мемориале». Она рассказывает, что была подругой убитой в Чечне Натальи Эстемировой. Именно Хеда Саратова приехала в Курчалоевское РУВД, когда задержали Оюба Титиева. Она говорит, что может пройти в любой отдел полиции в Чечне и убедить полицейских выпустить задержанных.

Хеда говорит, что с чеченской властью нужно уметь договариваться. Представитель «Мемориала» Олег Орлов утверждает, что 10 лет назад Рамзан Кадыров предлагал правозащитникам из Москвы начать работать «по правилам».

Олег Орлов, председатель совета центра «Мемориал»: «Его главный тезис был: „Я главный правозащитник. И работа правозащитных организаций должна строиться так: вы собираете информацию, и если есть нарушения, доводите их до меня‟. Зачем нужны интернеты, зачем туда писать, сказал он. „Говорите мне, я могу решить‟».

По мнению представителей «Мемориала», над Оюбом Титиевым планировали показательный процесс, но убедить в его виновности власть никого так и не смогла.

Светлана Ганнушкина, руководитель «Гражданского содействия»: «Я видела, как молодым сотрудникам полиции во время выступлений становилось плохо, нескольким людям вызывали скорую. Я видела, как у него краснеет и бледнеет затылок, потом он качается и говорит: „Извините, мне плохо‟. И уходит. Тут трудно врать».

титиев на заседании суда
Оюб Титиев на заседании Шалинского городского суда, 18 марта 2019
Фотография:
Магомед Чабаев / Коммерсантъ

У чеченской правозащитницы Хеды Саратовой другие впечатления: суд был не лучше и не хуже, чем в других регионах России.

Хеда Саратова, член Совета по правам человека при главе Чечни: «Они ничем не отличаются. Что здесь, что в Москве. Естественно, есть прокуратура, есть две стороны, которые пытаются доказать виновность или невиновность. То же самое было и здесь, поэтому ничего сверхъестественного на этом процессе я не увидела».

Пожалуй, главный итог дела Титиева в том, что в ближайшие 2,5 года правозащитник будет находиться под контролем властей: ему надо ходить отмечаться в полицию.

Оюб Титиев, руководитель «Мемориала» в Чечне: «Эта история еще не закончилась. Если я вышел по УДО, это не значит, что она закончилась. У меня еще два года и почти семь месяцев условного срока, его тоже надо пережить».

Сейчас самые близкие родственники Оюба Титиева находятся за пределами Чечни, и еще не ясно, когда он их сможет увидеть. Что касается правозащитной работы, то Оюб Титиев собирается ее продолжить, но уже из Москвы.


Авторы сюжета: