Реклама
Сюжеты
22:19
4 Сентября 2020 г.
Последняя капля: как яд для Навального изменит отношения России и Запада
Поделиться:

Последняя капля: как яд для Навального изменит отношения России и Запада

Фотография:
Christoph Soeder / DPA / Picture Alliance / TASS

Следы яда, которым отравили Алексея Навального, нашли в образцах кожи, крови и мочи политика. Об этом сообщило немецкое издание Spiegel. Также остатки вещества удалось обнаружить на бутылке c водой, которая была у Навального в полете. Пока в Германии выясняют новые подробности, в России не торопятся с расследованием. Глава МВД Владимир Колокольцев заявил, что в ситуации с Навальным не видит криминала. Он сообщил, что доследственная проверка продолжается, но пока Германия и ее партнеры не предоставили российской стороне никаких данных. Тем временем генсек НАТО заявил, что альянс рассматривает отравление как серьезное нарушение запрета на применение химического оружия. Как Запад реагирует на отравление Навального, разбирался корреспондент RTVI в Германии Константин Гольденцвайг.


Небольшая иллюстрация к якобы бессильной Европе. 2 сентября. Пока Ангела Меркель рассказывала о выводах экспертов лабораторий Бундесвера, курс российской валюты упал до 75 рублей за доллар, а индекс РТС рухнул на 3%. И ведь это пока лишь предупреждение Москве.

Ангела Меркель, канцлер Германии: «Не вызывает сомнений, что Алексей Навальный стал жертвой преступления. Это была попытка заставить его замолчать. От лица всего правительства Германии я категорически осуждаю произошедшее. Теперь у нас есть исключительно серьезные вопросы, дать ответ на которые могут и должны только российские власти. За участью Алексея Навального следит весь мир. Весь мир ждет этих ответов».

А ответ из Кремля не заставляет себя долго ждать.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России: «Я бы здесь аккуратно говорил насчет обвинений российского государства. Все-таки обвинений нет, и нет никакого повода. И никакие обвинения мы не склонны воспринимать».

По словам участников правительственного совещания, которое прошло 2 сентября с участием Меркель, обычно сдержанная канцлер с трудом скрывала эмоции. Получив от токсикологов-военных сообщения об обнаруженном «Новичке» и о том, как в первые часы после отравления Навального между Москвой и Омском заметали следы произошедшего, на заседании Меркель сама взяла повестку на себя: сама звонила президенту Штайнмайеру и собирала ключевых министров для обсуждения ответных мер.

Терпение было уже не на исходе — оно закончилось. О том, чем ответить на отравление Навального и на бездействие Москвы, совещались главы Минфина, Минюста, Минобороны, МВД и МИД. Символично, что среди них не было главы Минэкономики, а именно оно в Германии курирует главную болевую точку Кремля, газопровод «Северный поток – 2». Наложить запрет на завершение его строительства теперь требует и оппозиция, и частично политики правящих партий.

Омид Нурипур, депутат от партии «Зеленых»: «Давайте признаемся, „Северный поток – 2“ — это деньги в кассу „Газпрома“. А „Газпром“ финансирует систему, которая несет ответственность за целую череду политических убийств и покушений в России. Мы правда хотим быть ее спонсорами? Не думаю. Перед нами последняя возможность нажать на стоп-кран и выйти из этого проекта».

Уже на следующий день вопрос о перспективах «Северного потока – 2» журналисты задают самой Меркель. Но пока она от ответа осторожно уходит.

Ангела Меркель, канцлер Германии: «Я, разумеется, слышу то, что теперь говорят в связи с этим. Но накануне я уже исчерпывающе высказалась о том, что мы будем делать в ближайшие дни».

Меркель Навальный
Фотография:
Hayoung Jeon / EPA / TASS


Все ближайшие дни возможные санкции за покушение на жизнь одного из ведущих российских оппозиционеров обсуждать будут на уровне Бундестага, Евросоюза и НАТО.

Родерих Кизеветтер, депутат Бундестага от партии ХДС: «Во-первых, в России применили химическое оружие, которое запрещено даже в ней самой. Ведь Россия подписала конвенцию о запрете химического оружия. Во-вторых, очевидно, что в России торжествуют настроения, которые дают чувство безнаказанности тем, кто хочет расправиться с оппозиционерами или неугодными власти людьми. Пока что со стороны российских властей я не услышал ни одного голоса, признающего, что так нельзя. Даже если российское правительство в этом преступлении не замешано, то где хотя бы его заявления о том, что подобное в России происходить не должно?»

Очередная атака с использованием «Новичка», боевого вещества, которое уже применяли агенты ГРУ как минимум при нападении на Скрипалей и которое производят в государственных лабораториях России, — факт, предварительно доказанный медиками берлинской клиники Charite, где лечат Навального. Окончательно же его доказали токсикологи военного института в Мюнхене. Не доказана лишь прямая причастность российского государства к попытке устранить Навального. Но отказываясь хотя бы возбудить дело об отравлении, российские власти, с точки зрения Запада, указывают пальцем сами же на себя.

Патрисия Льюис, глава программы международной безопасности британского аналитического центра Chattam House: «Знал ли об этом президент Путин или нет — в любом случае ничего для него хорошего. Если не знал и не отвечал за это, значит он не управляет ситуацией в стране, а на местах всем плевать, что он там говорит или думает. Если же Путин знал, то, выходит, участвовал в преступлении и теперь нам подмигивает, показывая: вот, что нынче можно творить в России и за ее пределами».

Мария Захарова, официальный представитель МИД России: «На этот момент российская сторона не получила ни одного материала по данному вопросу: ни по ранее направленным вопросам, сформулированным Генпрокуратурой, ни по ранее написанным письмам российских медиков, ни по тем заявлениям, которые были сделаны немецкой стороной сегодня. Ноль, ничего!»

В Минюсте Германии и не отрицают: запросы Москвы получали. И утверждают: какой-нибудь ответ будет. Иное дело, объясняет профессор юриспруденции Мартин Хегер, что под соглашения о правовой помощи между Германией и прочими государствами не подпадают политические случаи, когда преступником выступает, возможно, само государство. А вот запуск расследования внутри Германии, при всех туманных перспективах де-факто, де-юре вполне возможен. Пусть даже Навальный — гражданин России, а не ФРГ.

Мартин Хегер, профессор международного права берлинского Университета им. Гумбольдта: «Расследование в Германии как таковое мне кажется вполне реалистичным. Ведь после этого отравления в России серьезные последствия для здоровья пациента Навального уже в Берлине будут увы весьма вероятными. А это дает зацепку для применения уголовного кодекса. Но вот вырастет ли из этого уголовное дело — сомнительно. По законам Германии мы не имеем права вести уголовные дела в отсутствие обвиняемых. Ну а то, что они вдруг окажутся в самой Германии — это совсем уж маловероятно».

Сергей Лагодинский, депутат Европарламента от фракции «Зеленых»: «Мои требования — это, во-первых, международное расследование ситуации. То есть не постоянно говорить именно о том, что ситуация должна быть расследована именно российскими органами, потому что мы знаем, что это ни к чему не приведет. Плюс наверняка будет ставиться вопрос каких-то санкций. Я думаю, что если бы мы подхватили санкции, которые предлагает Фонд борьбы с коррупцией против людей, именно коррупционеров, у которых есть собственность на Западе, то это был ты такой шаг, каким образом увеличить акции».

Однопартийцы Сергея Лагодинского по фракции «Зеленых» — у нее высокие шансы стать в следующем году партии власти — призывают как минимум перепроверить действенность нынешних санкций, которые ввели за Крым и Донбасс. Десятки людей из высших коридоров российской власти и окружения Владимира Путина в санкционных списках значатся, но умудряются при этом сохранять бизнес с Европой.

Омид Нурипур, депутат от партии «Зеленых»: «Нам известно множество российских олигархов, приближенных к Кремлю и выступающих стабилизаторами этой системы. Эти люди часто бывают в Германии, совершают сделки с недвижимостью. И почему, если этим занимаются арабские мафиозные кланы, мы пытаемся их остановить, а российским мафиозным структурам позволяем это делать? Это был бы еще один способ донести до Кремля, что мы больше не будем терпеть все, что творится».

Но у руля в Берлине по-прежнему силы, которые не спешат сжигать все мосты с Москвой. Вот и министр иностранных дел Германии Хайко Маас, говоря о том, как на ковер уже в который раз за последние месяцы вызвали посла России, осторожно использует оборот «посол был приглашен».

Хайко Маас, министр обороны Германии: «Ему недвусмысленно было донесено требование правительства полностью и с абсолютной прозрачностью прояснить обстоятельства отравления Алексея Навальное, которое теперь уже явно доказано».

Чем прояснять обстоятельства, Москва одну за другой выдает альтернативные версии о произошедшем с Навальным. «Он заболел», — объясняет Владимир Путин в беседе с главой дипломатии Евросоюза Жозепом Боррелем. «А, может, его отравили в самой Германии?» — задается вопросом спикер Госдумы Вячеслав Володин. В самом деле, возможно, это дело рук берлинских врачей, считает депутат Андрей Луговой — он же, по версии Британии, убийца Александра Литвиненко. И, наконец, отравление было инсценировкой, добавляет уже из Минска Александр Лукашенко.

Александр Лукашенко, президент Беларуси: «И мы перехватили интересный разговор — я вам дам почитать его, мы подготовим все, направим в ФСБ, — который отчетливо говорит о том, что это фальсификация. Никакого отравления Навального не было».

Лукашенко Мишустин
Фотография:
Alexander Astafyev / Sputnik / AP


Премьер России Михаил Мишустин с этим и не спорит. Иных собеседников к западу от Москвы у нее в эти дни не осталось.

Александр Лукашенко, президент Беларуси: «Мы видим, что они по уши увязли в этой лжи и вранье. Но правда всегда побеждала!»

От источников в правительстве и правящих партиях Германии мы знаем о том, что новые санкции против России могут последовать уже через две недели — по истечении формального срока, который Европа дает Москве на то, чтобы все-так начать полномасштабное расследование отравления Навального. Что расследования этого, скорее всего, не будет, здесь всем ясно. Так что четырнадцать дней — лишь дежурная отсрочка. Дальше будут технические вопросы: введут ли санкции, обосновав применением запрещенного оружия, или же по линии защиты прав человека. Но главное не в самом наказании, а в вердикте, который Запад в эти дни произносит для собственной ясности. Отравление Навального, возможно, стало не самой большой, но последней каплей, после которой отношения с российским государством прежними быть уже не смогут.