Реклама
Сюжеты
14:43
15 Декабря 2018 г.
Ретроспектива злодеев: как менялся образ «плохих русских» в американском кино
Поделиться:

Ретроспектива злодеев: как менялся образ «плохих русских» в американском кино

Видео
Ретроспектива злодеев: как менялся образ «плохих русских» в американском кино
Фотография:
Кадр из фильма «Рокки 4» / Metro-Goldwyn-Mayer

Так уж повелось, что американская киноиндустрия далеко не всегда преподносит Россию настоящей. Гораздо чаще образ страны сильно отличается от реального, а русские герои — сплошь злодеи. Хотя если посмотреть на российские киноэкраны, то можно понять: картина эта вполне взаимная. Как выглядят образы врагов и друзей по обе стороны Атлантического океана, разбирался Гарри Княгницкий.


Голливуд перезагружает знаменитое кино-противостояние СССР и США на боксерском ринге, случившееся в далеком 1985 году в фильме «Рокки 4». 

Сергей Нагорный
Сергей Нагорный,
американский актер

«Им до сих пор нужен человек, который не говорит по-английски с акцентом, допустим, или просто по-русски, а какой-то такой „I will break‟, такой Иван Драго»

В новой версии «Рокки» сойдутся уже сыновья капитана Советской Армии Ивана Драго и убитого им американского боксера Аполло Крида. А у нового Джеймса Бонда снова появится русский антигерой. 

Две порции джина, одна — водки, полпорции французского аперитива и цедра лимона: взболтать, но не смешивать. Обещают, что любимый коктейль агента 007 в новом «Бонде» останется прежним. А враг будет хорошо забытый старый —расчетливый, харизматичный и хладнокровный русский шпион. 

photo-2.jpg
Фотография:
кадр из фильма «Идентификация Борна» / Hypnotic

Уже в 2013 году в сериале «Американцы» русские шпионы предстали не такими карикатурными и гротескными, как их было принято изображать во времена холодной войны. Даже говорили без акцента, да и к реквизиту вопросов не было. В отличие от «Идентификации Борна», где российский загранпаспорт выдан на имя «Ащьф Лштшфум». Или «Протокола Фантом»: во ФСИНовских документах написано и «арестовывание», и «подозреваемый в международных делах», а заключенный назван пленником. 

Сергей Нагорный
Сергей Нагорный,
американский актер

«Очень часто этот перевод (особенно на кастингах) это чистый Google Translate, то есть ни падежей, ни родов просто не существует. Это значит, нужен еще один человек в штаб, это еще один человек, который должен быть нанят, которому нужно платить за это»

Например, в сериале «Карточный домик» были задействованы более 40 консультантов по России, поэтому он и выглядит достоверно. А вот на сериале «Родина» явно сэкономили. В итоге получилась почти комедия: штурм зданий, войны разных силовых структур, а потом заключение главной героини в палатах. Не хватает только пьяных белых медведей с гармошкой.  

Снимавшийся в «Американцах» Сергей Нагорный говорит, что спрос на русских антагонистов был всегда. Просто в 90-е они сняли погоны и превратились: кто в бандитов (как Борис Бритва в «Большом куше»), кто в олигархов (подобных Юрию Омовичу в «Рок-н-рольщике»). Были, конечно, попытки показать положительных русских: например, в героической драме про подводников К-19. Но это, скорее, исключение. Хороший парень из-за океана — это либо громила в исполнении Шварценеггера, либо пьяный космонавт в ушанке с кувалдой.

Сегодня русские снова убивают, причем под мелодию знаменитой «Калинки». В третьем сезоне сериала «Фарго» главный злодей, у которого на стене висит портрет Сталина, разводит обаятельную демагогию об истине, законе и справедливости, о тленности денег, и о том, что сила в правде. Не обошлось здесь и рассуждений о Путине. 

photo-2.jpg
Фотография:
кадр из сериала «Спящие» / BUBBLEGUM PRODUCTION

Но Россия не молчит: сериал «Спящие» — новый ответ Голливуду. Это квинтэссенция страхов власти по поводу оранжевой революции: либеральная оппозиция продает Родину западным спецслужбам, повсюду внедрившим шпионов. Снявший первый сезон Юрий Быков на четвертый день после премьеры выступил с публичным осуждением своего же произведения и объявил, что уходит из профессии. 

Юрий Быков
Юрий Быков,
режиссер

«Я вдруг понял, что ту биографию, которую я с таким большим трудом (а я все-таки человек периферийный, совершенно не имеющий связей) создавал, снимая в том числе критические проблемные картины, я это практически в одно мгновение перечеркнул. Мне кажется, после «Левиафана» все стало понятно. Потому что «Левиафан» стал прецедентом того, что за государственные деньги критическое кино мы снимать больше не будем. По-моему, это слова министра культуры. Мы больше про „рашку-говняшку‟ снимать не будем»

Что будем снимать и как быть с цензурой, обсуждали в рамках недели российского кино в Нью-Йорке, на public talk RTVI. 

Дмитрий Нагиев, актер: «Позиция российского Министерства культуры и российского министра культуры, опять же как организации, которая дает деньги, да еще и пописывает сценарии, — каждый сценарий должен быть залитован в Минкульте. Ведь прямо оттуда спускаются некоторые сценарии».

Но за них и платят. А в Америке государство не финансирует кино. Правда, своя цензура в виде политкорректности есть и в голливудском обкоме.

Олег Сулькин, американский кинокритик: «Скажем, режиссеры-афроамериканцы шутят над афроамериканцами. Если бы это делал белый режиссер, то ему бы это просто не дали сделать». 

Сергей Нагорный, американский актер: «После Вайнштейна на съемочной площадке нет каких-то странных шуточек. Тебя никто не дернет, я не знаю, за косичку или за другие предметы обихода. Теперь люди за собой следят».

Безопасно снять что-то вроде «8 подруг Оушена» или еще одного римейка комиксов. В России такой нишей стало кино об успехах советского спорта. Причем и само кино получается успешным: «Движение вверх» побило все прокатные рекорды. 

Антон Долин
Антон Долин,

«Я убежден, что покажите это Спилбергу, Майклу Бэю, они все снимут шляпу. Просто эта наша любовь к тому, чтобы презирать то, что сделано у нас, и говорить: „Ну это все не Голливуд‟. Нет, это типичный Голливуд. Настоящий»

«Людей не обманешь, если они платят за это деньги», — утверждает Антон Долин. Патриотическую карту разыграли. Но так и Голливуд вовсю эксплуатирует любовь к звездно-полосатой родине. И если в фильме оскароносного Дэмьена Шазелла про высадку на Луне показывают Гагарина и первый советский выход в открытый космос, то картину разносят в пух и прах на топовых американских телеканалах. А самое интересное, на него не идут зрители, сборы малы.

Олег Сулькин, американский кинокритик: «Там отсутствует кадр, который, конечно бы, всех патриотов в кавычках и без кавычек объединил бы: там отсутствует кадр установки американского флага на Луне». 

photo-2.jpg
Фотография:
кадр из фильма «Человек на Луне» / Amblin Entertainment

«Отсутствует потому, что это не блокбастер или отчет о победе США в космосе, а глубокая психологическая драма», — делится на public talk RTVI российский актер Данила Козловский. Он и о российской «Легенде 17» говорит то же самое. Хотя некоторые критики восприняли историю хоккеиста Валерия Харламова как патриотическое кино. 

Данила Козловский
Данила Козловский,

«Если бы была одна патриотическая составляющая, то уверяю вас, далеко бы вы на ней проехали. Да, первый уик-энд мы пройдем как-то на маркетинге, на обширной рекламной кампании. Но зрители же делятся впечатлениями, соображениями, есть так называемое сарафанное радио. Если оно не срабатывает, зрители не придут на второй уик-энд»

33 года назад на «Рокки 4» тоже хорошо пошли. Фильм о триумфе американца над советским офицером больше двух десятилетий был самым кассовым фильмом о спорте. Но в том-то и дело, что его воспринимали как драму с обязательным набором элементов: от смерти друга и неспособности противостоять обстоятельствам до триумфа над противником. И то, что этот противник русский, вполне логично и для рейгановской Америки 80-х, и для трамповской Америки 10-х. Тогда боялись ядерной войны, сейчас — вмешательства в выборы и настоящих русских шпионов.  


Авторы сюжета:
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ