Сюжет
00:21
18 Мая 2019 г.
Сквер, храм, Путин: специальный репортаж RTVI из Екатеринбурга
Поделиться:

Сквер, храм, Путин: специальный репортаж RTVI из Екатеринбурга

Видео
Сквер, храм, Путин: специальный репортаж RTVI из Екатеринбурга
Фотография:
Марина Молдавская / Коммерсантъ

Недовольные жители Екатеринбурга вышли на защиту сквера в самом центре города. Вместо него собирались возвести православный храм. Долгое время местные власти не вступали в диалог с протестующими, а спустя несколько дней Владимир Путин предложил провести опрос среди горожан. В итоге строительство приостановили, чтобы дождаться его результатов. Корреспондент RTVI Андрей Ежов отправился в Екатеринбург и выслушал обе стороны конфликта.


Акция протеста в Екатеринбурге почти сразу приобрела очертания большого перформанса. Включенные фонарики мобильных телефонов пролили свет на происходящее. Судьба двух гектаров сквера в центре полуторамиллионного города объединила тысячи его жителей.

Владимир, участник протестной акции: «Это просто нарыв, выплеск, который произошел, и он никуда не денется. В Екатеринбурге очень сильные жители, и поэтому они отстаивают свое право на то, чтобы находиться здесь и гулять».

В сквере возле местного Театра драмы, по замыслу городских властей, должен появиться православный храм. Но планы чиновников пошли вразрез с мнением многих жителей Екатеринбурга, и они вышли на улицу.

Светлана, участница протестной акции: «Мы не против храма! Мы против храма в этом месте, которое стало единственным зеленым островком в центре. И мы хотим радоваться земной жизни! Туда улетим, я верующая. Но здесь достаточно храмов, здесь пять храмов вокруг!»

Один из храмов — в паре сотен метров от сквера, его оттуда даже видно. Стройплощадку огородили в начале недели. Горожане, которые не ожидали такого поворота, повалили легкий металлический забор. Их вытеснили крепкие молодые люди в спортивной одежде, а затем подключилась полиция и Росгвардия.

Ситуация возле свежеукрепленного забора будущей стройплощадки накалялась с каждой минутой. В сотрудников ОМОН летели не только яйца, но и пластиковые бутылки. В толпе взрывали петарды. Бойцы Росгвардии раз за разом оттесняли людей от забора. Случайных людей порой задерживали.

Третий день протеста в Екатеринбурге стал самым массовым в современной истории города. С одной стороны сквера, возле того самого забора, остались тысячи людей, а на другой стороне горожане продолжали петь и танцевать.

Противостояние с полицией на фоне вполне фестивального настроя — пожалуй, самая заметная деталь этого протеста. Появился у защитников сквера и свой опознавательный знак: зеленая лента. Ну и главный символ — российский триколор.

Протестная драма возле Театра драмы разыгралась вовсе не спонтанно, говорит политолог Федор Крашенинников. Жителей Екатеринбурга попросту взбесило вероломство чиновников и строителей, которые вторглись в сквер.

Федор Крашенинников, политолог: «Все майские праздники люди там отдыхали. Последние четыре дня битком с утра до вечера: дети, собаки, хипстеры на самокатах, кофе, все вот эти вещи. И утром после этого всего, солнечным утром 13 мая люди приходят и видят концлагерь. То есть в центре города концлагерь! Стоит забор железный, какие-то мужики в черном. И все!»

Протест в Екатеринбурге многие в России восприняли как событие совершенно внезапное. Журналистка Екатерина Винокурова, которая шесть лет проработала в уральском издании Znak, уверена, что это лишь очередная серия противостояния горожан с властями.

Екатерина Винокурова, журналист, член СПЧ при президенте России: «До этого была история — протест против сноса телебашни. До этого была история, когда директором Центрального парка имени Маяковского назначили бывшего военного, который вместо развития какой-то там урбанистики и парка как развлекательного центра, центра прогулок, начал ставить там памятники павшим воинам. И многие горожане сказали, что это не очень уместная история, и опять их не слушали».

Не послушали в этот раз, вероятно, еще и из-за того, что у строительства храма в сквере есть серьезные покровители. Фонд святой Екатерины контролируют «Уральская горно-металлургическая компания» и «Русская медная компания». Глава последней Игорь Алтушкин финансировал избирательную кампанию свердловского губернатора и екатеринбургских единороссов.

Федор Крашенинников, политолог: «Реально, конечно, они полностью подыгрывают этим двум спонсорам строительства, двум богатейшим людям и региона, и отчасти России. Да даже, наверное, и в мире они на каком-то месте находятся, эти наши „медные предприниматели“, которые инициаторы всего этого мероприятия».

На четвертый день протеста весь сквер у Театра драмы закрыли ограждениями, к вечеру привезли металлоискатели для досмотра, а с ними и десятки сотрудников ОМОН. С начала недели здесь задержали больше сотни человек. Многих арестовали на несколько суток.

Екатерина Винокурова, журналист, член СПЧ при президенте РФ: «Скорее, для Екатеринбурга было характерно более мягкое поведение силовиков. Даже на несанкционированных акциях особо никого не задерживали. Кроме, наверное, последней акции сторонников Навального где-то год назад, когда как раз у них было несколько десятков задержанных. И для Екатеринбурга это стало событием».

Событием стало и то, что судьбу сквера в центре города внезапно вызвался решать российский президент.

Владимир Путин, президент России: «Есть простой способ — провести опрос. И меньшинство должно подчиниться большинству, в этом и есть принцип демократии».

Это заявление Путин сделал, когда в Екатеринбурге уже наступил вечер, и в сквере возобновилась протестная акция. Возможно, именно решимость людей и масштаб митингов подействовали на Кремль.

Дмитрий Колезев, журналист, шеф-редактор Znak.com: «На третий день уже было ясно, что люди идут под дубинки, что люди идут под возможные задержания. И тем не менее люди приходили, вчера было огромное количество людей, и стало ясно, что люди не боятся, что их не остановить ОМОНом, что их не остановить угрозой провести сколько-то суток под арестом. Они все равно приходят, они будут приходить и будут приходить все больше, потому что динамика была нарастающая. Им нужно было принимать какое-то решение и брать какую-то паузу. И эту паузу, кажется, сейчас взяли».

Впервые с начала протестов в сквер приехал и бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман. Он пообщался с людьми и рассказал, что, по его мнению, означает вмешательство Путина.

Евгений Ройзман: «Президент сделал работу губернатора»
Евгений Ройзман: «Президент сделал работу губернатора»
Евгений Ройзман: «Президент сделал работу губернатора»
Фотография:
Евгений Степанов / Интерпресс / ТАСС

Евгений Ройзман, бывший мэр Екатеринбурга (2013-2018 гг.): «Президент оказался здесь заложником нелепой, неграмотной управленческой работы губернатора. Город вошел в конфликт, в конфликт очень серьезный. Такого в Екатеринбурге не было давно. И, в принципе, президент сделал работу губернатора. Он сказал, что все надо остановить, надо договариваться с людьми и проводить референдум. Он сделал работу губернатора».

Почти синхронно с Ройзманом на публике появился и действующий глава Екатеринбурга. Александра Высокинского горожане, правда, встретили прохладно. Страшно ли мэру было оказаться в толпе — такой вопрос Высокинскому уже задали. Глава Екатеринбурга заверил журналистов, что страха не испытывал. Кстати, действия полицейских и судов в последние дни чиновник назвал корректными. А то ведь по городу гулял призрак Майдана!

Александр Высокинский, глава Екатеринбурга: «Начали подключаться люди в балаклавах, появились призывы „Кто не скачет — тот за храм“. Аналогии всем понятны? Насчет „скакать“?»

Забор в сквере пока останется, но строительство храма мэр Екатеринбурга пообещал приостановить на время опроса жителей. Как именно и когда он будет проходить — пока неизвестно, но ясно, что о финале противостояния в Екатеринбурге говорить еще рано.

Загрузка...