Фотография: Alexander Zemlianichenko / AP
Больше 166 тысяч россиян запросили убежище в европейских странах за последнее десятилетие. RTVI изучил статистику ЕС по беженцам из стран бывшего Советского Союза за 10 лет и выяснил, откуда, где и сколько из них просили и получили убежище. На втором и третьем месте после России оказались Грузия (106 тысяч человек) и Украина (80 тысяч). Из Беларуси в поисках убежища в Европу прибыли 10 тысяч человек. Россияне в основном уезжали в Германию, украинцы — в Италию, а грузины — во Францию. У белорусов до пандемии и политического кризиса 2020 года наибольшей популярностью пользовалась Швеция. RTVI разбирался, почему полмиллиона граждан бывших советских республик за последние 10 лет уехали, чтобы получить статус беженца в Европе.

Белорус Сергей Савельев, который восемь лет провел в российской тюрьме, а потом обнародовал видеозаписи пыток в российских исправительных учреждениях, уехал во Францию. Мужчина рассчитывает, что ему дадут политическое убежище. В конце сентября фигурант «московского дела» Сергей Меденков получил убежище в Литве. В августе стало известно, что фигурант дела «Сети» (организация признана в России террористической) Игорь Шишкин после освобождения уехал в одну из европейских стран и попросил там политическое убежище. Это только несколько примеров из длинного списка людей, которые за последние годы эмигрировали из России в Европу в надежде найти убежище.

RTVI изучил данные Европейского статистического агентства и выяснил, что за 10 лет в странах ЕС, а также в Великобритании, Швейцарии, Норвегии, Лихтенштейне и Исландии за убежищем со всего мира обратились 6,1 млн человек. Из них искомый статус беженца получили чуть больше половины (3,2 млн). Среди просителей оказались 166,6 тысяч россиян. 45 тысяч из них получили статус беженцев (1,4% от всех беженцев в Европе). Большинство – в соответствии с Женевской конвенцией «О статусе беженцев». Это значит, что принимающая сторона признала обоснованными их опасения стать жертвами преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений у себя на родине.

Количество просителей убежища из России, где проживает около 146 млн человек, за десятилетний период почти такое же, как из Ирана (с населением 81 млн человек), откуда приехали 177 тысяч просителей, и сопоставимо с Нигерией (с населением больше 210 млн), откуда уехали просить убежище в Европе 220 тысяч человек.

Кто и куда бежит из России

В июне этого года прошение о предоставлении убежища в Европе подали 415 россиян (те, кто запрашивал убежище в первый раз), следует из последних данных, опубликованных на сайте Европейского статистического агентства (Eurostat). Больше всего заявлений – в Германии (115) и во Франции (95). До этого на протяжении шести месяцев (с декабря по май) их число не превышало 285 человек за месяц (показатель в марте).

* В таблице не учитываются повторные прошения об убежище.

** Отсутствует статистика по числу просителей убежища в Австрии (2011 — 2013 гг.), в Хорватии (2011 — 2012 гг.), Венгрии (2011 — 2012 гг.), Финляндии (2011 г.), Исландии (2011 — 2014 гг.), Лихтенштейне (2011 — 2015 гг.), Великобритании (2020 г.).



С февраля прошлого года – то есть с начала пандемии и закрытия границ – количество заявлений резко уменьшилось. С 2008 года (самые ранние из опубликованных Евростатом данных о беженцах) по 2013-й россияне в среднем подавали 1000–2000 заявлений в месяц. Пик пришелся на весну-лето 2013 года: в мае россияне запросили убежище 5820 раз, в июне – 5105, в апреле – 4455.

«Прежде всего, бегут кавказцы (в основном из Чечни, меньше из Дагестана и Ингушетии) и жертвы фальсификации уголовных дел. Небольшой поток – это свидетели Иеговы [признаны экстремистской организацией]. Бегут женщины с Кавказа, у которых отбирают детей, и, конечно, представители ЛГБТ-сообщества. И очень небольшой поток – те, кто уезжает из-за политических преследований», — объясняет RTVI Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие» и член правления «Международного Мемориала» (обе организации признаны в России иноагентами), много лет работающая с беженцами.

Самыми популярными странами среди просителей убежища из России на протяжении последних десяти лет – с 2011 по 2020 годы – были Германия (54 тыс), Польша (42,3 тыс) и Франция (32,7 тыс) с большим отрывом от идущей на четвертом месте Австрии (6,6 тыс). Всего за это время было подано 166,6 тысяч заявлений. Положительный ответ в первой инстанции получили только 32105 человек, еще 13 170 – при пересмотре или в апелляции.

«И чеченцам верить не хотят, и к мусульманам настороженное отношение, и женщинам не верят, что они не могут добиться, чтобы дети остались с ними. Самая сложная категория – это люди, чьи дела сфальсифицированы, потому что западные страны все-таки доверяют нашей власти и не готовы так уж прямо на слово принимать, что дело сфальсифицировано. Миграционщики — это всегда отчасти инквизиция. Это их работа – не доверять. С другой стороны, им трудно поверить тому, что в цивилизованной стране может происходить то, что происходит у нас», — добавляет Ганнушкина.

Одной чеченке французской судья не хотел верить, потому что та была слишком «безэмоциональна», говорит правозащитница. «В Чечне принято сдерживать эмоции. Женщина говорила о том, как пытали и убивали ее сына. Она рассказывала спокойно, без слез и истерик, а судьям казалось, что о таких ужасах она должна рассказывать со страданиями. И только когда судья сказал, что этого не может быть, потому что она об этом говорит слишком спокойно, ей стало плохо, и она потеряла сознание».

Есть и те, кто действительно подделывает документы, оговаривается Ганнушкина. «Я однажды разоблачила человека, который не имел никакого отношения к Чечне. Он просил убежище как чеченец и получил справку о том, что подвергался пыткам. Ему в Европе поверили, и когда меня спросили, я сказала, что, конечно, это фальшивая справка. Потом он у меня спросил: "Ну что, вам жалко было подтвердить?" Нет, мне не жалко, но дело в том, что если эту справку подтвердят, у всех моих подопечных, которые действительно подвергались пыткам, будут требовать справки», — рассказывает Ганнушкина.

По словам правозащитницы, зачастую члены комиссии скорее верят тем, кто лжет. Объяснение этому очень простое: те, кто необоснованно подается на убежище, придумывают себе легенду и всегда четко следуют своей версии. «Были случаи, когда сотрудники Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев замечали, что человек [с обоснованным прошением на убежище] сегодня говорит одно, а завтра другое, а послезавтра он вспомнит, что это был не апрель, а май. Мозг человека вспоминает детали и может менять какие-то из них, а его тут же обвиняют в том, что он лжет», — объясняет Ганнушкина.

Куда бегут белорусы

Несмотря на пандемию, с августа прошлого года резко выросло число прошений от белорусов, как раз в тот месяц, когда в стране прошли президентские выборы, а следом начались массовые протесты и ответные репрессии. Если в июне убежище попросили 15 белорусов, а в июле – 30, то в следующем месяце уже 95, а к декабрю показатель достиг отметки в 230.

В июне 2021 года заявок на убежище от белорусов было 225, из них 115 – в Польше (эта страна на протяжении последнего года была бесспорным лидером по числу прошений убежища от белорусов). Общеевропейских данных за июль и август пока нет, но Польша по-прежнему бьет рекорды: 210 и 205 заявлений от белорусов соответственно.

Если смотреть статистику до политического кризиса – за период с 2011 по август 2020 года, самой популярной страной для получения убежища у белорусов была Швеция (всего 2015 прошений за 10 лет). Польша занимает только пятое место с 695 заявлениями. Ситуация резко изменилась в 2020 году: если в 2019 от белорусов было 30 прошений на убежище в Польше, то в 2020 – уже 385.




Долгое время Швеция была одним из основных направлений для просителей убежища из разных стран, наравне с Францией и Германией. Но в середине 2010-х годов из-за миграционного кризиса шведские власти ужесточили требования, и поток желающих получить убежище в этой стране стал сокращаться. В частности, вместо постоянного вида на жительство беженцам начали выдавать временный, на три года. Кроме того, стало сложнее получить право на воссоединение с семьей.

Кто и куда бежит с Украины

Число прошений от украинцев резко увеличилось в 2014 году с началом войны на юго-востоке страны и достигло пика в 2015. В 2013 году украинцы попросили убежище всего 750 раз, в 2014 – уже 13 270, а в 2015 – 20 565. Затем число заявлений пошло на спад. В 2016 от украинцев поступило 10970 заявлений, а в последний предпандемийный год – 8 465. За последние десять лет чаще всего украинцы подавали заявления в Италии – 17 275 раз. Следом идут Испания (14130) и Германия (13715).

Убежище получили менее четверти просителей с Украины – около 15 тысяч человек. В основном, по словам исполнительного директора Украинского Хельсинкского союза по правам человека Александра Павличенко, с заявлениями обращались жители Донбасса и Крыма. На полуострове, как говорит правозащитник, люди боялись оставаться «и из-за опасений по поводу свободы выражения мыслей, и из-за несоблюдения режимных и иных бюрократических правил, которые были установлены на этой территории, например, когда человек говорил: "Я остаюсь украинским гражданином"». «Но если бы я был чиновником, для меня была бы загадка, почему эти люди не могли остаться на украинской территории», — добавляет Павличенко.




Еще в 2015 году сотрудник Европейского офиса по вопросам убежища Тимоти Купер в беседе с EURACTIV рассказывал о том, что в самом начале политического кризиса большинство прошений поступало от украинцев, которые уже легально находились в Европе и не хотели возвращаться на родину.

Затем заявки начали поступать от украинцев, которые законно, по визе, приехали в европейские страны и обратились за убежищем. В первую волну это были в основном жители Донецка и Луганска, затем по мере увеличения призывного возраста все чаще стали приезжать украинцы, которые не хотели идти в армию. Некоторые просили убежище на основании того, что они внутренне перемещенные лица, а украинское государство не в состоянии обеспечить их базовые потребности и защитить от преследований.

Александр Павличенко указывает на то, что среди просителей убежища с Украины есть и немало тех, кто уехал по экономическим причинам. В пользу этой версии говорит тот факт, что именно Италия, Испания и Германия еще с 1990-х годов считаются одними из ключевых центров трудовой миграции в Европе. «Это традиционные потоки трудовых мигрантов, которые используют, скорее всего, вот этот статус возможного приобретения убежища как способ легализации в этой стране», — добавляет Павличенко.

Почему из Грузии бегут больше, чем с Украины

В тройку лидеров по числу прошений убежища из всех постсоветских стран, кроме России и Украины (что вполне объяснимо, учитывая, что это государства с самым большим населением), входит Грузия. Она обгоняет даже Украину. Для сравнения: на Украине проживает около 44 млн человек, а убежище попросили за 10 лет порядка 80 тысяч граждан этой страны. Население Грузии – 3,7 млн человек, а прошения подали более 106 тысяч. При этом пик по числу заявлений пришелся на 2018 и 2019 годы, то есть через год-два после того, как был введен безвизовый режим между Грузией и ЕС.




Как и в случае с россиянами, положительное решение получило меньшинство. Из украинцев – 12 540 человек (в первой инстанции) и еще 2 395 (при пересмотре или на апелляции). Из грузин – 4 175 (в первой инстанции) и 3 555 (при пересмотре и на апелляции).

«Отмена визового режима сыграла значительную роль, въезд в ЕС облегчился, а там уже просьба убежища стала накатанной практикой. Если раньше требовалась серия мытарств для получения визы, теперь этот барьер снят. Грузинская экономика не предлагает гражданам страны сравнимые с ЕС и более развитыми странами зарплаты, социальные пакеты и уровень жизни», — объяснил RTVI грузинский политолог Заал Анджапаридзе.

Ранее резкий рост числа просителей убежища был отмечен в 2009 году, после войны в Южной Осетии. Если в 2008 году заявление подали 1180 граждан Грузии, то в 2009 уже 6675. В 2012 было зарегистрировано 9760 прошений (за год до этого ЕС и Грузия упростили визовый режим).

На проблему необоснованных запросов убежища от грузин неоднократно указывали в Евросоюзе. Так, в начале 2019 года комиссар ЕС по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан призвал представителей СМИ объяснять населению, что граждане Грузии не смогут получить убежище в ЕС, так как, по мнению европейских чиновников, Грузия – безопасная страна.







Почему беженцев из Средней Азии меньше, чем из России

Реже всего за убежищем в европейских странах обращались граждане государств Средней Азии: от туркменов поступили 1585 заявлений, от киргизов – 5 465, от узбеков – 6 930. При этом Узбекистан – третья по численности населения страна постсоветского пространства, в которой живут около 34 млн человек.










Директор Центрально-Азиатской программы правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев связывает низкое число прошений из этих стран, в первую очередь, со сложностями в получении визы. «Превалируют безвизовые страны: Россия, Турция, Украина, Казахстан, где можно затеряться в потоке мигрантов, рассчитывая, что тебя не найдут». В некоторых из перечисленных стран большие диаспоры, а потому мигрантам и просителям убежища легче уехать туда, где уже живут земляки. Но есть и другие причины.

«Взять, например, одну из самых репрессивных стран в Центральной Азии – Туркменистан, – объясняет Пономарев. – Туркмен, обращающихся за убежищем где-либо в Европе – и с реальными проблемами, и с нереальными – ничтожно мало, потому что на туркменский паспорт достаточно сложно получить визу. К тому же, если в Туркменистане узнают, что человек обратился за убежищем, это может создать проблемы для родственников, которые там остались. Будет осуществляться давление на них, чтобы ты вернулся».







По мнению эксперта, основной поток миграции вызван экономическими и социальными причинами: бедностью, нестабильностью, авторитарным устройством общества, а прошение убежища – это один из способов легализовать свой статус в стране пребывания. «Большинство тех выходцев из Центральной Азии, кто обращается за убежищем в Европе, — это на самом деле экономические мигранты, которые сочиняют истории, копируют опыт друг друга. Есть даже определенный подпольный бизнес, когда вплоть до поддельных приговоров, судебных дел на соответствующих языках предоставляют миграционным службам. У меня был случай, когда взяли мою статью, написанную про определенных людей, и вставили другие имена, и человек эту статью предоставил миграционному органу, говоря, что «Вот "Мемориал" про меня писал», — рассказал Пономарев.

Часть просителей подают заявления, даже понимая, что им придет отказ, говорит эксперт. Но даже на стадии рассмотрения документов они смогут легально находиться в стране, получать помощь от государства и зарабатывать деньги, пытаясь найти иные способы остаться в Европе.

Некоторые европейские государства задумались о том, как бороться с необоснованными прошениями убежища, правда, пока в их поле зрения другие страны постсоветского пространства. В конце сентября 2021 года издание EUobserver написало со ссылкой на внутренние документы Совета ЕС, что Германия, Франция и Италия инициировали в рабочих группах обсуждение вопроса о возможности замораживания безвизового режима для Украины, Грузии, Молдавии, а также государств Западных Балкан. Причина – участившиеся случаи незаконного проживания и необоснованных запросов убежища.

Марика Димитриади

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!