Сюжет
22:13
16 Марта 2018 г.
«Тренировались на кошках». История химического оружия в России от цианистого какодила до «Новичка»
Поделиться:

«Тренировались на кошках». История химического оружия в России от цианистого какодила до «Новичка»

«Тренировались на кошках». История химического оружия в России от цианистого какодила до «Новичка»
Фотография:
Andrew Matthews / ZUMA / TASS

На фоне отравления бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля в Скотланд-Ярде прозвучало русское слово «Новичок». О том, что представляет собой это отравляющее вещество и как развивалось производство химического оружия в России с XIX века до наших дней — в материале программы «Новые итоги» на RTVI.

Первое в России испытание химического оружия было похоже на анекдот. Провели его на Волковом поле в Петербурге В 1860 году. Бомбу с цианистым какодилом использовали против кошек. Как принято писать в наше время — при испытании ни одно животное не пострадало. Ну, почти не пострадало. Военный специалист, публицист Александр Широкорад рассказывает: «Там было 12 кошек. Ну, кошки существа вредные, они все, когда через сутки подошли, они все валялись полудохлые, но ни одна не сдохла. Посему генерал-лейтенант Барац, командующий нашей артиллерией, написал размашисто — ни сейчас, ни в прошлом, ни в будущем химическое оружие в артиллерии использоваться не может».

Генерал-лейтенант, конечно, поспешил с выводами. Прошло лишь полвека и началось масштабное использование химического оружия — первого поколения по нынешней классификации. Самым известным случаем стала Вторая битва на Ипре в 1915 году. «Немцы, используя огромные объемы газа, в основном газобалонное было оружие, баллоны немцы подтащили к позициям англичан. И были поражены тысячи людей. Вообще считается, что в Первую мировую были поражены миллионы людей» — говорит Широкоград.

солдаты.jpg
Солдаты в битве при Ипре
Фотография:
WikiCommons

Второе поколение химоружия появилось в нацистской Германии. В 30-х ученые под руководством Герхарда Шрадера работали над новыми инсектицидами. И получили вещество с нервно-паралитическими свойствами — Табун. Спустя два года на его основе появился зарин. Позже — зоман.

Ближе к концу Второй мировой у немецких военных было уже сотни тысяч тонн химического оружия второго поколения. Союзники объяснили фюреру: если он применит газ, Берлин будет стерт с лица земли.

Военный историк Николай Платошкин рассказывает об этом эпизоде: «Немцы все это химоружие применять не стали по указанию Гитлера. Хотя на наш фронт оно было доставлено частично. Но решили, что, да, опасно. Кстати, до сих пор покоится на дне Балтийского моря на севере Германии. Я не могу представить, что будет, когда эти снаряды разъест коррозия».

И не только на севере Германии — например, снаряды лежат на дне в районе Калининграда. А целые баржи с отравляющим веществом покоятся в проливе Па-де-Кале между Великобританией и Францией. «Они затопили баржами сразу, мы выгружали эти снаряды так. Баржи нам самим нужны были, бедная страна после Великой Отечественной войны, баржи нужны были, поэтому мы высыпали их туда» — напоминает военный обозреватель Виктор Литовкин.

Совершенствование смертельного оружия продолжилось и после войны. Над нервно-паралитическими веществами работали сразу в нескольких странах. В Великобритании повторилась история с пестицидами. Делали продукт для сельского хозяйства. А получили мощный яд, заинтересовавший военных. Эксперт по химическому оружию Игорь Уткин рассказывает: «Они его назвали Амитон и продавали на рынке, как пестицид. Пока не увидели, что уж больно он токсичен и не убрали его с рынка. Затем этим заинтересовались специалисты из Портон Дауна и уже разработали целую серию веществ нервно-паралитического свойства типа VX».

Разработку купили американцы. И VX стал одним из самых распространенных нервно-паралитических газов в мире. Аналоги появились и в Советском Союзе. Действует такое оружие быстро и эффективно. Попадая в организм в микроскопических дозах вещество лишает его контроля над нервной системой. Блокирует специальные белки, участвующие в прекращении сигнала. Передача которого через синапсы становится непрерывной. «Наконец, биологические возможности нерва возбуждать новый сигнал истощаются. И дальше уже нерв не проводит сигнал. А, стало быть, останавливается сердце, останавливается дыхание, останавливается вся остальная деятельность человеческого организма и человек погибает» — говорит Уткин.

Массового применения химического оружия такого типа государствами не зафиксировано. В 1995 году участники секты Аум Сенрикё совершили газовую атаку в Токийском метро. В результате распыления газа зорина погибли как минимум 12 человек. В том же году в России был убит банкир Иван Кивелиди. Симптомы указывали на применение нервно-паралитического вещества. Более свежий пример — год назад с помощью VX было совершено убийство в Куала-Лумпуре: «Убийство брата Ким Чен Ына — Ким Чен Нама. Все видели эту историю. Симптомы довольно характерные: судороги, обильное слюноотделение, суженные зрачки и человек погибает в течение 10-15 минут» — вспоминает бывший член комиссии по биологическому оружию ООН Игорь Никулин. 

брат.jpg
Ким Чен Нам
Фотография: Yamaguchi Haruyoshi / Getty Images

Третье поколение оружия, еще более мощного, разработали в СССР в 70-е годы. Та самая группа веществ, которую ученые в курилке обозвали «Новичок». О ней известно лишь то, что в 1992 году в статье «Отравленная политика» рассказали ученые Вил Мирзаянов и Лев Федоров. Их пытались обвинить в предательстве, но обошлось. Сейчас Мирзаянов живет в США и называет себя создателем газа «Новичок».

Вил Мирзаянов
Вил Мирзаянов,
один из создателей «Новичка»

«Да, я виноват. Я участвовал в этом преступном предприятии. Из-за этого, вероятно, я — самый яростный враг химического оружия. Это оружие массового убийства»

Мирзаянов в «Отравленной политике» писал, что «Новичок» создан в рамках программы «Фолиант». И что эта химия стала ответом на американский VX. Ряд специалистов, в том числе Александр Широкоград, его слова подтверждают: «Газ „Новичок“ был действительно принят — 232 его настоящее название. Он был принят на вооружение в 1979 году после испытаний, получил некоторое распространение».

Главный герой статьи «Отравленная политика» и, возможно, ключевая фигура всей программы «Фолиант» — Анатолий Кунцевич. В 1991 году он получил Ленинскую премию. По мнению Мирзаянова и Федорова — за создание самого мощного в мире бинарного химического оружия. В России в 1995 году Кунцевича обвинили в контрабанде веществ двойного назначения. А Госдепартамент США ввел против химического генерала персональные санкции.

Особенности третьего поколения химического оружия, в том числе и «Новичка» — бинарность. Составные вещества можно перевозить раздельно. Его так проще спрятать, это в конце концов, безопаснее для перевозчика. А значит, при наличии соответствующих ресурсов создать этот яд и привезти с собой не так уж сложно. «Если такое вещество может существовать, то есть, законы физики не препятствуют его существованию, и вы являетесь компетентным специалистом и у вас есть ресурсы в виде лаборатории, химикатов и оборудования, то любой человек может такое соединение синтезировать» — говорит Игорь Уткин.

В 90-е годы Россия и США по взаимному соглашению уничтожали химическое оружие в огромных количествах. Для чего были построены десятки заводов. Сейчас действует Конвенция о запрете химического оружия, которую подписали почти все страны мира. Можно не боятся химической войны. Но, как мы видим, химические атаки, кто бы их не производил, остаются реальностью.


Роман Перл, Игорь Мелузов, Леонид Бобков, RTVI