• 17.46
  • 61.55
  • 76.09
  • 8192.73
Сюжет
11:38
15 Апреля 2018 г.
«Фабрика троллей», Cambridge Analytica и торговля данными. За что Марк Цукерберг десять часов отчитывался перед Конгрессом
Поделиться:

«Фабрика троллей», Cambridge Analytica и торговля данными. За что Марк Цукерберг десять часов отчитывался перед Конгрессом

«Фабрика троллей», Cambridge Analytica и торговля данными. За что Марк Цукерберг десять часов отчитывался перед Конгрессом
Фотография:
Jack Gruber / USA TODAY / Sipa USA / Коммерсантъ

«Слишком много влияния в руках одной корпорации» — к такому выводу пришли сразу несколько американских законодателей после двухдневных слушаний в Конгрессе. На вопросы отвечал основатель Facebook Марк Цукерберг. Он говорил о роли своей социальной сети в предвыборный период: причем, не только в США в 2016, но и в 2017 — во Франции, Германии, Венгрии, Индии и Пакистане.

Противостояние с «российскими агентами», хакерами-профессионалами он назвал «гонкой вооружений». Может ли в этом противостоянии с государственным механизмом недружественной державы выиграть пусть и очень большая и богатая, но все же частная компания. В Конгрессе Цукерберга спросили: «Справитесь сами, или вам помочь?».

Впрочем, от сотрудничества с американским государством 33-летний миллиардер не отказался. Показания руководителя крупнейшей соцсети выслушал корреспондент RTVI Денис Малинин.

Слушания в Конгрессе по делу об утечке данных Facebook продолжались два дня. За десять часов допроса в прямом эфире, пожалуй, вопрос сенатора-демократа Дика Дурбина был самым внятным.

— Господин Цукерберг, вам было бы удобно сказать нам название отеля, в котором вы остановились?

— Эм-м… Нет.

— Если вы переписывались с кем-нибудь на этой неделе, вы бы назвали нам имена этих людей?

— Сенатор, нет, я бы, наверное, не стал публично их называть.

— Собственно, это и есть разговор о праве на конфиденциальность, о возможных пределах того, что вы готовы рассказать о себе в современной Америке во имя, я цитирую, «объединения людей во всем мире».

Цукерберг заметно волнуется: 33-летнему бизнесмену, любителю футболок, в костюме с галстуком явно некомфортно. Он то и дело краснеет, пьет воду и смотрит по сторонам. Он знает, что его спрашивать будут об утечке данных 87 миллионов пользователей и о том, как эти данные оказались у компании Cambridge Analytica. Глава Facebook зачитывает явно отрепетированный текст: «В 2015 году мы узнали, что Cambridge Analytica получила данные через тест, размещенный в фейсбуке. Мы на это отреагировали. Мы удалили этот тест и потребовали, чтобы и разработчики, и Camnbridge Analytica стерли все данные пользователей и никогда их не использовали. И нам пообещали, что так и будет сделано. Сейчас мы понимаем, что доверять им было ошибкой».

Цукерберг извинился, но уточнил: массив данных в Cambrridge Analytica получили легально. Такие настройки у фейсбука были в 2012 году: один клик, — и пользователь передавал кому угодно информацию не только о себе, но и о своих друзьях. Эту погрешность позже исправили. Теперь Цукерберг объясняет: никакого злого умысла тогда не было. Фейсбук просто помогал разработчикам создавать удобные приложения. Например, календарь для смартфонов, который помнит все дни рождения ваших друзей. Кто же знал, разводит руками Цукерберг, что безобидная затея приведет к использованию информации в политических целях. На этой неделе в фейсбуке появилась возможность проверить - попали ваши данные в Cambridge Analytica или нет. Среди пострадавших, например, оказался и корреспондент нью-йоркской редакции RTVI Денис Чередов: в Cambridge Analytica знают дату его рождения и место проживания. 

Конгрессмен от штата Нью-Джерси Франк Пэллон попытался получить от Цукерберга максимально прямой ответ о будущем Facebook:

— Вы можете пообещать, что измените настройки, чтобы ваша социальная сеть собирала по умолчанию минимум данных о пользователе? Я думаю, вам несложно будет ответить «да».

— Конгрессмен, это сложный вопрос. 

От ответов на многие вопросы Цукерберг уклонился. Часто отвечал расплывчато. Законодатели пытались переспросить, уточнить, но получалось как-то неловко. Иногда казалось, что сенаторы, конгрессмены, — вершители судеб, люди с колоссальными полномочиями в крупнейшей державе планеты, — не понимают элементарных вещей об интернете и соцсетях. 

Некоторых вопросов от членов Конгресса глава Facebook, по его словам, просто не понимал. Сенатор Деб Фишер, к примеру, пыталась узнать о «категориях данных», которые хранит социальная сеть.

— Сколько категорий данных хранит фейсбук?

— Сенатор, вы могли бы пояснить свой вопрос? Что вы подразумеваете под «категориями данных»? 

— Ранее сообщалось, что фейсбук собирает 96 категорий данных. Сколько категорий данных фейсбук хранит?

— Сенатор, я на самом деле не совсем понимаю, о чем вы говорите. 

В свою очередь конгрессвумен Анна Эшу задавала Цукербергу вопросы о бизнес-модели Facebook.

— Вы будете менять вашу бизнес-модель в целях защиты персональных данных? 

— Конгрессвумен, мы это сделали и продолжаем обновлять систему безопасности.

— Измените ли вы бизнес-модель в целях защиты персональных данных?

— Конгрессвумен, я не совсем понимаю, что вы имеете в виду. 

Некоторые вопросы законодатели повторили несколько раз, иногда с трудом читая их по бумажке. Один из самых популярных — когда фейсбук перестанет продавать данные пользователей. Цукерберг отвечает: их никогда и не продавали. 

— Мы не продаем данные никому. Рекламщики не получают доступа к персональным данным пользователей. 

— Как существует ваша бизнес-модель, если пользователи не платят за доступ к Фейсбуку? 

— Сенатор, мы продаем рекламу. 


Рекламу фейсбук будет продавать и дальше, в том числе и политическую. Правда, ужесточит правила. Авторы политических объявлений для американцев должны будут доказать, что живут в США. В компании таким образом хотят защититься от российской «фабрики троллей». Фейсбук уже заблокировал тысячи фейковых аккаунтов, но на их месте возникают все новые страницы персонажей, которых на самом деле нет. Как работает российская фабрика троллей изнутри, RTVI рассказала журналист из Санкт-Петербурга Людмила Савчук. Она утверждает, что в 2015 году на несколько месяцев устроилась в «Агентство интернет-исследований» — ради журналистского эксперимента. 

Людмила Савчук
Людмила Савчук,
бывшая сотрудница «Агентства интернет-исследований»

«Первое впечатление, когда человек заходит внутрь «фабрики» — это действительно размах, масштаб работы. В том отделе, куда я попала, создавался персонаж для русскоязычной публики. Это был бывший военный, который обсуждал политические  события сегодняшнего дня. Естественно, это все происходило по техническим заданиям. Все четко регламентировано: даются задания, даются новости, которые нужно комментировать»

По словам Людмилы, в «Агентстве интернет-исследований» работает до тысячи человек, в основном — студенты. Каждый день они пишут тысячи политических постов и комментариев от имени выдуманных персонажей. 

Людмила Савчук
Людмила Савчук,
бывшая сотрудница «Агентства интернет-исследований»

«Еще «фабрика» (я это наблюдала) мгновенно перестраивается на какие-то ЧП. Я это увидела на примере убийства Немцова, когда людей со всей фабрики, которые занимались своей повседневной работой, пересадили комментировать СМИ. То есть это была острая тема, общественное мнение нужно было мгновенно переключить в русло, выгодное Кремлю»

Теперь вычислять троллей в фейсбуке будут 20 тысяч модераторов. Это на слушаниях пообещал Марк Цукерберг. Правда, тут же возник вопрос: а как быть со свободой слова? Ведь фейсбук — это прежде всего площадка, где каждый может выразить свое мнение. Законодатели раз за разом повторяли: сам фейсбук со своими проблемами не справляется. Необходимо госрегулирование.

Государство рано или поздно вмешается, с этим согласился и сам Цукерберг. Правда, пока не ясно, по каким правилам будут регулировать социальные сети, — это и не СМИ, и не оператор связи. Нужны новые законы, писать которые, судя по всему, будут те же сенаторы и конгрессмены, которые за десять часов слушаний, похоже, так и не поняли, как работает фейсбук. 


Авторы сюжета:
Видео сюжета
Фотография:
Jack Gruber / USA TODAY / Sipa USA / Коммерсантъ