Сюжеты
16:40
8 Сентября 2019 г.
Дело Голунова, домогательства в Думе, нападение на Кашина: как журналисты в России проявляли солидарность
Поделиться:

Дело Голунова, домогательства в Думе, нападение на Кашина: как журналисты в России проявляли солидарность

Фотография:
Алексей Смагин / Коммерсантъ

8 сентября отмечается международный день солидарности журналистов. В этот день в 1943 году в нацистской Германии убили чехословацкого журналиста и активиста компартии Юлиуса Фучика. К этой памятной дате RTVI вспоминает, когда за последние десять лет российское журналистское сообщество проявляло солидарность.

1/10

Дело Ивана Голунова (2019)

голунов свобода
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

6 июня в Москве задержали корреспондента отдела расследований «Медузы» Ивана Голунова. Его обвинили в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Голунов не признал вину, а его коллеги были уверены, что наркотики журналисту подбросили. Причиной преследования могла стать его публикация о коррупции в похоронном бизнесе в Москве.

На следующий день у главного управления МВД по Москве начались одиночные пикеты в его поддержку. С плакатами выступили журналисты из самых разных изданий: «Медиазоны», «МБХ медиа», Общественного телевидения России, «Дождя», «Новой газеты», Wonderzine и других. Тогда задержали больше десяти человек. 8 июня печатные версии «Ведомостей», РБК и «Коммерсанта» впервые в истории вышли с одинаковой первой полосой. На обложке было написано «Я/Мы Иван Голунов».

Вечером 11 июня МВД России прекратило уголовное дело против Голунова «в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления». Несмотря на это, 12 июня в центре Москвы прошел несогласованный марш в поддержку журналиста. В акции приняли участие журналисты, политики и активисты. Всего на марш вышло несколько тысяч человек, больше 500 из них задержали.

2/10

Сексуальные домогательства в Госдуме (2018)

21 марта 2018 года комиссия Госдумы по этике в закрытом режиме рассмотрела случай Леонида Слуцкого, которого несколько журналисток обвиняли в сексуальных домогательствах. Открыто об этом этом заявили продюсер телеканала «Дождь» Дарья Жук, корреспондентка Би-Би-Си Фарида Рустамова, а также заместитель главного редактора RTVI Екатерина Котрикадзе. Комиссия предсказуемо встала на сторону депутата.

Вечером того же дня началась акция журналистской солидарности. Ее запустил медиахолдинг РБК: он отозвал из Думы журналистов всех своих редакций. Позже к нему присоединились издательский дом «Ъ», телеканалы «Дождь» и RTVI, радиостанции «Эхо Москвы» и «Говорит Москва», газета «Ведомости», а также «Лента.ру», «Новая газета» и «Право.ру». Издания «Такие дела», Republic, «МБХ Медиа», «Секрет фирмы» и «Бумага» также заявили, что все новости о Госдуме теперь будут выходить с пометкой о случившемся. The Bell, «Медиазона», «Медуза» и The Village не присоединились к бойкоту, поскольку и так не работали в Госдуме, но заявили о солидарности с коллегами.

Бойкот Госдумы стал одним из самых ярких примеров массовой журналистской солидарности для современной России.

3/10

Нападение на Татьяну Фельгенгауэр (2017)

Татьяна Фельгенгауэр на эхе
Фотография:
Анатолий Струнин / ТАСС

На журналистку Татьяну Фельгенгауэр напали 23 октября 2017 года в здании редакции «Эхо Москвы». Мужчина по имени Борис Гриц молча вошел внутрь, распылил газовый баллончик в лицо охраннику и дважды ударил Фельгенгауэр ножом в горло. Его задержала охрана, журналистку отвезли в больницу. Во время допроса Гриц рассказал, что в течение пяти лет поддерживал с Фельгенгауэр «телепатический контакт», а последние два месяца она его «сексуально преследовала». Его признали психически нездоровым.

Вечером того же дня в Москве прошли пикеты в поддержку Фельгенгауэр. Журналисты «Новой газеты», «Медузы», «Медиазоны», Deutsche Welle и других изданий собрались у редакции «Эха Москвы» на Новом Арбате с плакатами «Государство — главный псих. Таня, держись!» и «Государство атакует. Таня, держись!». Дело в том, что незадолго до нападения на телеканале «Россия 24» вышли два сюжета под общим названием «Эхо Госдепа». В них говорилось, что «Эхо Москвы» занимается «антигосударственной деятельностью» и представляет опасность для российского общества.

Фельгенгауэр перенесла сложную трехчасовую операцию в институте скорой помощи имени Склифосовского. Через месяц после нападения она уже вернулась в эфир. Спустя полгода судебная экспертиза диагностировала у Грица шизофрению — его отправили на принудительное лечение.

4/10

Дело Али Феруза (2017)

Журналиста «Новой газеты» Али Феруза задержали 1 августа 2017 года в Москве под предлогом установления личности: у Али не было паспорта, только пресс-карта. В тот же день Басманный суд признал его виновным в нарушении режима пребывания в России и постановил депортировать в родной Узбекистан, где журналиста преследовали спецслужбы. До этого Али неоднократно обращался с просьбой предоставить ему политическое убежище, но каждый раз получал отказ.

3 августа в Москве и Санкт-Петербурге прошли одиночные пикеты в поддержку журналиста. Несколько десятков человек — журналистов и активистов — вышли на улицы с плакатами «Отвали от Али», «Нелегальных людей не бывает» и «Остановите публичную казнь Али Феруза». Кроме того, коллеги и друзья Али записали видео-пикет «Мы не имеем права его не спасти». Они были уверены, что Али стал жертвой торга между российскими и узбекскими спецслужбами, и что на родине ему грозят пытки и тюремное заключение за журналистскую деятельность, а также уголовная ответственность за гомосексуальность.

Европейский суд по правам человека наложил запрет на депортацию журналиста до рассмотрения его жалобы. Полгода Али провел в депортационной тюрьме, но в итоге власти России решили не высылать его в Узбекистан, а отправить в третью страну. В феврале 2018 году он получил убежище в Германии.

5/10

Нападение на журналистов в Ингушетии (2016)

В марте 2016 года на границе Ингушетии с Чечней неизвестные в масках напали на автобус «Комитета по предотвращению пыток», который возвращался в Грозный из пресс-тура. Нападавшие избили правозащитников и журналистов, а микроавтобус сожгли. Среди пострадавших оказался корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода. По его словам, нападавшие называли их террористами и убийцами, а также говорили, что им «нечего делать в Грозном». Также выяснилось, что до нападения за автобусом следили.

После нападения завели уголовное дело по статьям о хулиганстве и умышленном уничтожении имущества. Корреспондент норвежского издания Ny Tid Ойтен Виндстад, который тоже находился в автобусе, уверен «что злоумышленники работают на чеченского диктатора». Дело по статье «Воспрепятствование журналистской деятельности» так и не завели.

После этого сотрудники издания «Медиазона» объявили о создании профсоюза журналистов, чтобы защищать их профессиональные и трудовые права. Также объединение призвано помогать в экстремальных ситуациях. В профсоюз вступили сотрудники изданий «Медиазона», РБК, Znak.com, «Новая газета» и некоторые фрилансеры. В 2017 году профсоюз выступал за освобождение журналиста Али Феруза и проводил кампании в его поддержку.

6/10

Смена руководства в «Ленте.ру» (2014)

12 марта 2014 года владелец компании «Афиша-Рамблер-SUP» Александр Мамут уволил главного редактора «Ленты.ру» Галину Тимченко. Редакция издания назвала это «прямым давлением» со стороны Кремля и наступлением на свободу слова. В тот же день Роскомнадзор вынес изданию предупреждение из-за интервью с лидером киевского отделения запрещенного в России ультранационалистического «Правого сектора» Андрея Тарасенко. В нем была ссылка на высказывания бывшего главы движения Дмитрия Яроша.

Большая часть сотрудников ушла из «Ленты» вслед за Тимченко. Газета «Ведомости» опубликовала редакционную заметку в поддержку коллег, где сравнила смену руководства с событиями на НТВ и ТВ-6 в начале 2000-х и с «выдавливанием» главреда журнала «Коммерсант-власть» Максима Ковальского в декабре 2011 года.

Подробный разбор ситуации с изданием сделал РБК в статье «Черная Лента».

Позже Тимченко поблагодарила главных редакторов дружественных изданий за поддержку и освещение этой ситуации. Кроме того, запугиванием и наступлением на свободную журналистику в России увольнение главреда «Ленты» назвали «Репортеры без границ». Уже после этого сама Тимченко и часть ее старой команды запустили новый проект «Медуза».

7/10

Арест фотографа Дениса Синякова (2013)

Арест фотографа Дениса Синякова
Фотография:
Шамуков Руслан / ТАСС

19 сентября 2013 года российские пограничники задержали активистов «Гринпис», которые плыли на судне Arctic Sunrise к платформе «Приразломная» в Печорском море. Там члены организации хотели провести протестную акцию. Среди задержанных, а вскоре и арестованных сначала по статье о пиратстве, а потом о хулиганстве, был и фотограф Денис Синяков.

Через несколько дней телеканал «Дождь», интернет-издания «Лента.ру», «Русская планета», «Большой город», радио «Эхо Москвы» и даже НТВ опубликовали вместо фотографий к материалам черные прямоугольники-заглушки. Так журналисты выразили поддержку Синякову. Кроме того, журналисты из самых разных изданий подписали открытое письмо в поддержку фотографа, где назвали его арест «ударом по свободе слова и журналистскому иммунитету от преследования за освещение событий».

В ноябре Синякова отпустили из-под ареста под залог. Как предположил сам фотограф, это решение спустили «сверху», чтобы избежать назревающего конфликта.

8/10

Угрозы в адрес замглавреда «Новой газеты» Сергея Соколова (2012)

4 июня 2013 года заместитель главного редактора и глава отдела расследований «Новой газеты» Сергей Сколов опубликовал статью, в которой поставил под сомнение справедливость приговора по делу о массовом убийстве в станице Кущевской, фигуранта которого оштрафовали на 150 тысяч рублей и признали невиновным в убийстве. После этого глава Следственного комитета Александр Бастрыкин пригласил Соколова на совещание следователей в Нальчике, где обсуждалась и ситуация в Кущевской.

С момента публикации прошло несколько дней, когда главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов опубликовал в издании открытое письмо к Бастрыкину. В нем он рассказал, что глава СК после перелета обратно в Москву вывез Соколова в лес и, как утверждают в «Новой», угрожал его жизни. В тот же день журналисты устроили одиночные пикеты у здания Следственного комитета в поддержку коллег из издания. В частности, на улицу вышли Владимир Варфоломеев, Ольга Бычкова, Алина Гребнева, Нателла Болтянская, Александр Подрабинек, Филипп Дзядко, Сергей Пархоменко и другие.

Вскоре глава СК извинился за свои слова в Нальчике, при этом не подтверждая факт угроз в подмосковном лесу. Конфликт завершился примирением сторон.

9/10

Нападение на Олега Кашина (2010)

Нападение на Олега Кашина
Фотография:
Митя Алешковский / ТАСС

В ночь с 5 на 6 ноября 2010 года на журналиста Олега Кашина, который тогда работал в «Коммерсанте», в Москве напали двое неизвестных. Его жестоко избили: журналист попал в больницу с переломами голени, обеих челюстей и кисти, а также черепно-мозговой травмой. Кашина ввели в искусственную кому и провели две операции, а пришел в себя он только 10 ноября.

Сразу после нападения активисты и журналисты провели серию одиночных пикетов у главного управления МВД по Москве с требованием наказать виновных, которые переросли в стихийный митинг. О собственном расследовании заявили в союзе Журналистов России.

После выздоровления Кашина уволили из «Коммерсанта», а уже в начале 2013 года он вместе с женой уехал в Женеву. В 2016 году журналист переехал в Лондон, где продолжает жить и сейчас.

10/10

Нападение на саратовского журналиста Вадима Рогожина (2009)

5 марта 2009 года на руководителя саратовского медиахолдинга «Взгляд» Вадима Рогожина напали в подъезде его дома. Журналиста жестоко избили, и он оказался в больнице в тяжелом состоянии. Больше двух недель он находился без сознания.

Спустя почти две недели на центральной площади Саратова собрались больше ста человек. В их числе были и представители местного Союза журналистов России. Они выступили против цензуры и террора в отношении журналистов.

Уже в конце 2018 года саратовское МВД возобновило дело о нападении на Рогожина, который стал депутатом местной областной думы от «Единой России». Во время первого расследования полиция не смогла найти заказчика, только двух исполнителей и организаторов.