Фотография: Евгений Софронеев / ТАСС

Когда про горящую в России тундру упомянул на саммите по климату в Глазго президент США Джо Байден, многие подумали, что он оговорился. Но в тот же день пришли новости, что в Магаданской области при температуре -15°C горит тундра. О ситуации с природными пожарами в России и о проблемах с их учетом рассказал RTVI руководитель противопожарного отдела «Гринпис» Григорий Куксин.

О том, что в Магаданской области при минусовой температуре загорелась тундра, стало известно 3 ноября. Куксин объяснил, что пожары в северных российских регионах и на заполярных территориях стали далеко не редким явлением, и это новая реальность, к которой придется адаптироваться.

«Происходит это обычным образом, люди оставляют костер или специально поджигают траву, что, к сожалению, тоже принято повсеместно во всех наших регионах. Сама по себе минусовая температура не мешает гореть. Если нет снега, то природные горючие материалы, такие как трава, кусты, торфяники могут гореть. К сожалению, для нашей страны в последние несколько лет зимние пожары стали совершенно обычным делом, — рассказал Куксин. — Надо учиться тушить такие пожары. Конечно, это сложно, потому что на севере много труднодоступных территорий».

Эколог особо отметил, что если бы не серьезная политическая повестка, которую активно обсуждали на саммите в Глазго, пожар в Магаданской области могли бы вовсе не заметить. «Я думаю, что если бы не экологический саммит, его бы так никто и не заметил», — сказал он, подчеркнув, что сейчас горит не только Магаданская область, но и Приморье, Хабаровский край и Амурская область.

Куксин считает, что природные пожары являются одним из мощнейших факторов, которые сильно влияют на изменение климата, тем самым ухудшая и без того сложную ситуацию. «Тенденция такая, что мы еще несколько десятилетий и даже столетий будем жить в условиях, когда пожаров будет становиться намного больше, и мы сами это вызвали», — заключил он.

«У нас прямо в новогоднюю ночь начинаются пожары»

По словам эколога, много пожаров происходит зимой и на юге России. В тех регионах, где сохраняются плюсовые температуры, сохраняются условия для жары и засухи.

«В последние годы стало таким обычным делом, что у нас прямо в новогоднюю ночь начинаются пожары в Краснодарском крае, в Приморье. И сезон практически ни на один день не прекращается. То есть пожароопасный сезон стал практически круглогодичным», — отметил Куксин. Он пояснил, что зимой при минус 10-15°C пожары на юге России тушить также сложно, поскольку вода замерзает.

«Это такой тренд в условиях изменившегося климата»

Эколог добавил, что на севере также может гореть торф, и такие пожары происходят все чаще. «В этом году все новые и новые регионы стали сталкиваться с проблемой торфяных пожаров. Если раньше это была проблема для европейской части России и немного для северо-запада, другие регионы не очень хорошо знали об этой проблеме. Все больше северных и заполярных территорий. Это такой тренд, который есть в условиях изменившегося климата. Поэтому придется учиться тушить торфяные пожары, в том числе на севере, в тех регионах, которые раньше этого не делали», — отметил Куксин. Он привел в пример Свердловскую и Тюменскую области, где осенью бушевали торфяные пожары.

Никто не знает площадь природных пожаров в России

По данным Куксина, статистику по природным пожарам по всей территории России сейчас никто не ведет. Он отметил, что впервые это удалось сделать лишь в прошлом году.

«Это было сделано силами сотрудников-волонтеров, когда мы по космическим снимкам отрисовали все выгоревшие площади во всех природных зонах России. Тогда получилось примерно 26 млн гектаров, пройденных огнем. Это, конечно, не только леса, это еще степи, тундры и другие территории», — заключил эксперт.

Куксин также рассказал, что сейчас в российском подразделении «Гринпис» создают специальный инструмент, который сможет ежегодно отрисовывать пострадавшие от природных пожаров территории. Он надеется, что новая разработка появится уже в этом году.

Эколог объяснил, что в России ведут учет далеко не всех природных пожаров, а только тех, которые находятся на территории лесных ведомств и охраняемых территорий. «В этот учет не попадают самые южные и самые северные территории. Но такие объективные данные, которые собирает государство, собираются, по сути, одним ведомством, Россельхознадзором, силами его подведомственного учреждения — Лесоохраны, — рассказал Куксин. — У них есть официальная система космического мониторинга, а также информационная система дистанционного мониторинга».

«Этот год был самый плохой»

Подводя предварительные итоги 2021 года, Куксин пояснил, что общая площадь природных пожаров могла составить 18 млн гектаров, но если прибавить пожары в тундре, степях и в других экосистемах, то она может достичь 30 млн гектаров. По его словам, сезон пожаров еще не закончен, поэтому цифра будет расти каждый день.

«Это рекордно много. Это больше, чем за любой другой период в истории наблюдений. Этот год был самый плохой. Но реальные площади, считая степи и тундру, будут еще больше. Я думаю, будет больше 30 млн гектаров, но, к сожалению, никто этого точно не считал», — подытожил Куксин.

По теме:

Новости партнеров

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!