«Падали и теряли сознание». Врио главы МЧС Александр Чуприян поговорил с Тиной Канделаки о ЧП на шахте «Листвяжная»

Фотография: Иван Краснов / RTVI

Врио главы МЧС Александр Чуприян — новый герой программы «Специальный гость с Тиной Канделаки». В эфире RTVI он рассказал, как проходила спасательная операция на шахте «Листвяжная», чем МЧС помогают волонтеры из спасательных организаций и что происходит с климатом.

О первых минутах спасательной операции на шахте «Листвяжная». «Ближайшее подразделение было на расстоянии 25 км. Минута дается на сборы, и отряд в пути. Расстояние они преодолели за 37 минут. Всего 270 спасателей было на месте в первые сутки», — рассказал Чуприян.

По словам главы ведомства, в течение двух часов на шахте, где произошел взрыв, было уже около 200 спасателей. Чуприян отметил, что с погодой подразделениям МЧС не повезло — бушевала сильная метель.

«Я сам в это время приземлялся и с трудом добирался до шахты, почти 100 километров от Кемерово», — сообщил врио министра.

Он отметил, что в первые сутки на месте ЧП работало 270 спасателей.

Кто принимал решение по выводу спасателей из шахты. Чуприян заявил, что самая активная роль в спасательной операции лежит на руководстве горноспасателей.

«Это не я принимал решение, оно мне доводится. Вообще, на шахте существует план [план ликвидаций последствий ЧС], который утверждает главный инженер. И главный инженер шахты является главным должностным лицом, которое руководит спасательными операциями. Горноспасатели входят в этот штаб, и руководство горноспасателей играет самую активную роль в принятии [решения]. Но последнюю точку ставит именно главный инженер», — пояснил он.

Чуприян вспомнил прошлые трагедии на шахтах. «У нас, к сожалению, были на той же Распадской11 лет назад там же, в Кузбассе, относительно недавно у нас на шахте Севернаябыло, где наши отделения после пожара, после взрыва заходили и вновь попадали под вторичные взрывы», — отметил он.

Чуприян добавил, что принятое решение [о выводе горноспасателей] — абсолютно правильное. «Мне его довели, и я сказал, что поддерживаю это решение, еще даже не прилетев. Со мной беседовали на борту самолета», — рассказал врио главы ведомства.

О причине гибели спасателей на «Листвяжной». «С одним отделением мы потеряли связь и, в конечном итоге, пять человек спасателей погибли. Они, как говорят очевидцы, просто падали. Падали и теряли сознание. Мы ориентируемся, почему это могло произойти, могут быть разные причины: технические с аппаратом, нехватка кислорода — но все это не подтверждается», — отметил он.

Чуприян предположил, что это могло произойти из-за мощного выброса оксида углерода СО. «Он особо ядовит для организма, когда люди испытывают тяжелые физические нагрузки. Учащенное дыхание способствует проникновению СО. Конечно, органы защиты существуют, это однозначно, — аппарат рассчитан на 4 часа. Но он [оксид углерода] проникает через открытые участки. Там была концентрация 7% — это очень высокая концентрация. Когда была команда на вывод, пятерых человек мы потеряли, но у нас были все шансы оставить там 215 [человек]», — пояснил врио министра.

О состоянии пострадавших спасателей. «В настоящее время в медицинских учреждениях находятся 12 спасателей, а 16 уже выписаны на амбулаторное лечение, они находятся дома. Таким образом, 28 спасателей обратились за помощью».

О выжившем медике Александре Заковряшине. «Александр Анатольевич Заковряшин сам медик, и когда я посещал одного спасателя в реанимации в первый же день, своего подчиненного, то он мне рассказывал, как действовал медик: люди падали, а он им уколы, он им вводил все мощные дозы, одному, второму... А потом говорит: Я его потерял. И меня этот спасатель спрашивает: „Как наш доктор? Я ему отвечаю: А доктора нет... И через полчаса я после этого узнаю, что его нашли», — рассказал врио главы МЧС.

Чуприян отметил, что медик продвигался самостоятельно, используя самоспасатели. «По всей видимости, там их много оказалось, вот, у шахтеров, те, которые поразлетались, у них мог находить, но он их использовал. Он, как спасатели сказали, просто уперся уже, так сказать, в разработку, в стену, уже без малейших сил вот так вот держался. И если бы туда в это время не опустились бы, то вряд ли бы мы его увидели и исправляли из неживых в живого в списке награжденных. Безусловно, это чудо», — добавил врио министра.

О мотивации спасателей. «У спасателей повышенная мотивация к жизни, и не ради собственной жизни, а „ради други своя”. Вот они проживают две жизни, если не смогут спасти. И они знают, что если я не смогу, то я тогда и себя загублю, и загублю того, к кому пришел на помощь. Поэтому они обязаны выжить, они живут, чтобы была другая жизнь, вот в этом вся философия. Это, кстати, не только горноспасатели, это философия МЧС, всех, кто приходит на помощь».

О семьях погибших. «Да проревели вместе, да и все. Нет, конечно же, мы общались, что тут говорить. У нас есть список семей погибших и у нас учтены фамилии 561 вдовы в МЧС России за 30 лет. Сейчас плюс пять, 566. Их глаза видеть было сложно, поскольку они все утонули в слезах. Я должен объяснить почему, вот должен объяснить, почему это произошло. У каждого этот вопрос читается. Они не истерили, они не кричали, а вот этот немой вопросительный знак, от которого по спине холодок так пробегает, он же ведь абсолютно точно нарисован», — поделился Александр Чуприян.

О женах спасателей. «Вот эти смелые жены, отважные жены отважных спасателей, они абсолютно точно другие. Они вот это потенциальное горе, мне кажется, они пропускают просто постоянно, ежесуточно, когда уходят на службу. Ведь сама профессия добычи топлива под землей сопряжена с очень большими рисками для людей, а спасать тех, кто связан с большими рисками, — это дважды риски», — рассказал врио главы ведомства.

Он подчеркнул, что супруги спасателей точно так же это все проживают, «ощущают и сознают, все понимают, что мужья все сделали правильно, и в то же время задают себе вопрос — „почему?"».

О встрече с семьями погибших. «Достаточно нервозно, но предоставили слово мне. И я даже сейчас не помню, что в деталях сказал, но я объяснил, что резко повысилась концентрация метана, оксида углерода, пошел ацетилен, водород появился, что взрыв. <...> И я объяснял, что спасти мы уже не спасем, а убить — убьем, такая возможность есть, убить спасателя. И никто мне из толпы плачущих людей не возразил, более того, появилась некая такая пауза, молчание. И в это время, я думаю, многие согласились с моими выводами», — отметил Чуприян.

Он рассказал, что руководство МЧС показало родным спасателей шахту, схему, рассказало все действия абсолютно откровенно, где кто находился, что кто видел, где кто искал, где продвигались.

«Нам позадавали вопросы, даже на профессиональном уровне, ну потому что это же семьи шахтеров, там и родственники есть, и все это восприняли, как мне показалось, ну с великим горем, с огорчением, но адекватно», — отметил врио главы МЧС.

О работе МЧС на шахте «Листвяжная» после аварии. «Каждый день утверждается план, каждые сутки утверждается, каждую ночь. Берутся пробы — как внешние, забором воздуха из шахты, но они наиболее точные. Прогноз определяется из забора внутри тела шахты. Вот для этого спасатели спускаются, делают забор, и, как вы понимаете, чем ближе туда, к эпицентру, тем точнее эти концентрации, поэтому это в любом случае у тебя риск. Но именно разведчики, которые идут, поднимают нам эти все пробы, на основе пробы сразу выстраиваются и принимаются управленческие решения. [...] Мы будем работать круглосуточно сейчас и по подъему тел», — рассказал Чуприян.

Об оборудовании горноспасателей. «Оно все современное. Наверняка есть лучше, наверняка есть подороже. Но я вам так скажу, что в ряде стран в шахтах работают роботы по добыче. Но это, как правило, не метаносодержащие. У нас, к сожалению, очень много шахт с метаном, вот этот убийца-метан... там пласты пойдут, у него сразу другой поток, этого метана, поэтому мы все равно обречены на риск».

О компенсациях семьям погибших. «Сейчас много источников финансирования: это и федеральный, это и субъектовый, это муниципальный, это и собственники. Я знаю, это, допустим, и у нас есть ФГУП ВГСЧ, который заключает договора с шахтами, вот это все, вот ФГУП спасателям, семьям погибших сразу перечислила по 5 миллионов», — отметил врио главы ведомства.

О ненависти к деньгам. «Мы, чиновники, все равно вынуждены говорить о деньгах, что будет компенсация. Но в этот момент семьи ненавидят эти деньги. Вот когда мы на следующий день уже говорим, что вот вам выдадут деньги, это все равно выглядит какой-то откупной, верно? Все говорят: „Да не нужны нам ваши деньги, верните!”»

О гибели главы МЧС Евгения Зиничева. «Если касаться Зиничева Евгения Николаевича, то изначально я для себя сказал, что он ушел в отпуск, в длинный отпуск. И мне как-то на первых порах это было легче воспринимать. Но, кстати, о министре — он же ведь пытался спасти человека. <…> У него и прежняя служба заточена была на это, на спасение, на охрану человека», — поделился Чуприян.

О чувстве вины. «По крайней мере, у меня ощущение вины всегда существует перед вдовами, перед населением. Справку читаю каждое утро о последних событиях и каюсь», — рассказал врио главы МЧС.

Чуприян призвал не верить, что те, кто видят постоянно смерти и горе, абсолютно к этому привыкли. «Мы из того же сотканы материала, как все оставшиеся люди, из того же теста сделаны, но при этом у нас повышенное внутреннее состояние, чувство ответственности. Оно существует, оно обязательно есть», — добавил он.

О трех случаях спасения женщин во время службы. «Вот лично мне выпало счастье спасти трех человек, вот прямо на руках, на руках. Причем это все были три женщины, мужиков не спасал, ну вот не довелось. Одна фамилия была Гробовская, другая Погорелова, третья Бессмертная. Они мне запомнятся на всю оставшуюся жизнь», — рассказал Чуприян.

По его словам, одна из спасенных оказалась женщиной крупного телосложения, около ста килограммов весом.

«Еле дотащил волоком», — признался врио главы МЧС. Спасатели считали, что женщина скончалась, как вдруг она захрипела.

Другая спасенная по фамилии Бессмертная была бывшей балериной, «уже бальзаковского возраста». Ее Чуприян нашел, когда отправился в одиночку в задымленную зону, думая, что его догонят другие спасатели. Он наткнулся на женщину в дыму и поднял ее на руки. «"Хорошо, легенькая", думаю», — рассказал Чуприян.

Внезапно спасатель обнаружил, что не работает подача кислорода. Оказалось, что Бессмертная пережала гофрированный шланг, несмотря на то, что в нем было девять стальных колец оплетки.

«Я на вдох – кислорода нет. У нас есть кнопка аварийной подачи кислорода, так называемый „бай пасс", резко промывает легкие воздухом. А он не поступает. Перед глазами пошли желтые круги, потом почему-то во рту сладко стало. И подумал, что я ухожу и что не больно совсем уходить. Потом мне приходит мысль, что я нарушил технику безопасности, и завтра на разводе начальник скажет: „Сколько вас можно инструктировать, из-за таких, как вы, мы не выиграем социалистическое соревнование"», — рассказал врио МЧС.

Спас Чуприяна хорошо освещенный Московский проспект (Санкт-Петербург). «Он в советское время тоже хорошо освещался ночью. Я увидел перед собой белое пятно, дернулся, попал в дверную ручку балкона, рванул стекла, вывалился с ней, сорвал маску, вдохнул воздуха, а она закричала», — рассказал спасатель.

Об обновлении спасательной техники в России. «Техника обновляется ежегодно, нам выделяют и правительство, и президент этим занят непосредственно. <…> Нам постоянно выделяют допы, это миллиарды рублей. И я не знаю ни одного министра, который сказал бы, что ему денег хватает», — отметил Чуприян.

По его словам, этот вопрос актуален во всех странах. «Все вспоминают финансистов в это время. Такова реальность в этой жизни», — добавил он.

О новых технологиях в работе МЧС. Чуприян рассказал, что 15 лет занимал должность заместителя главы МЧС, и с первого же дня службы ему было поручено заниматься наукой. «Особенно когда был [главой МЧС] Сергей Кужугетович [Шойгу], он с такой требовательностью подходил. И роботы первые появились еще при нем, и они сейчас [работают]: роботы по тушению, роботы по разминированию, роботы-стволы», — отметил врио главы ведомства.

Он уточнил, что в МЧС массово используются дроны. «Сейчас мы работаем над тем, чтобы они сами тушили», — подчеркнул Чуприян.

Спасатель также рассказал о работе искусственного интеллекта, без которого сейчас невозможно принимать адекватные управленческие решения. «Это работает в системе прогнозирования, предупреждения, моделирования и ликвидации», — добавил Чуприян.

Врио главы МЧС отметил, что по технике Россия еще догоняет Европу. «Я увидел самолет пятого поколения, на него посмотрел и заболел. Я хочу иметь спасательную технику пятого поколения. И мы встречались с КАМАЗом, я поднял своих всех ученых. Мы будем все это делать», — рассказал он, добавив, что за рубежом эта техника энергонасыщеннее, многофункциональнее. «А вот в отношении тактики, в отношении ликвидации ЧС все учатся у нас», — добавил Чуприян.

О разливе топлива в Норильске. По словам врио главы МЧС, никто в мире не собирал такое количество разлитого нефтепродукта. «А МЧС России со своими коллегами из других министерств это смогли сделать. И как бы там не нападали зеленые, мы это все смогли организовать и сделать», — пояснил он, добавив, что этого могло бы и не произойти, если бы средства объективного контроля выдавали информацию на центры.

О работе единой дежурно-диспетчерской службы. «Все, что касается единых диспетчерских служб, как органа повседневного управления, это лоскутное одеяло, а мы его должны сделать единым целым, сопряженным со всеми системами. Это абсолютно точно прорабатывается, выполняется. Конечно, нам хотелось бы, чтобы это произошло быстрее».

О молодых специалистах. «Они хотят быть полезными стране. Мы консолидируемся, страна консолидируется. Молодое поколение хочет быть востребованным и полезным для России», — отметил Чуприян.

О добровольцах. По словам врио главы МЧС, отряд «Лиза Алерт» — это уникальные люди.

«Добровольцы разные. Например, в Германии, если вы к 15-16 годам не определились, то вас просто не уважает общество, вы не можете вообще публично заявить А я никуда не вступил, понимаете», — отметил он.

О престижности МЧС. «Кстати, престиж — это все же задача наша, меня и моих подчиненных, повышать этот престиж», — рассказал Чуприян.

О философии ведомства. «У нас философия в МЧС, она же ведь заточена на человека, она же супергуманная вообще по себе, эта служба. Когда мы вытаскиваем Ваню Фокина, пролежавшего 37 часов в Магнитогорске под руинами, вы знаете, сколько нам бросило: Дайте нам поработать на этих завалах! Я уже отбивался, сказал: „Пожалуйста, как-нибудь избавьте меня, мне надо группировкой руководить, а к нам просятся люди...”», — отметил врио главы МЧС.

О коррупции в МЧС. «Да, есть [коррупция]. Есть уголовные дела, есть все, конечно», — сообщил Чуприян.

По его словам, в ведомстве нет уголовных дел за превышение должностных полномочий, за взятки. «Мы же контактируем постоянно с бизнесом. Более того, бизнесу гораздо выгоднее заплатить, чем общаться с нами на профессиональную тематику, поэтому это вот такие торги существуют. Кто-то окажется без стержня, и такое есть, это печальная статистика», — добавил врио главы ведомства.

О женщинах-начальницах. «Женщины на руководящих должностях — это наиболее ответственные люди», — отметил Чуприян, добавив, что в МЧС работает небольшой процент женщин — примерно 15%.

О работе МЧС России в других странах. «Это [МЧС] есть бренд и это абсолютная мягкая сила. И существует братство среди пожарных, среди спасателей, оно реально существует. Так получилось, что я возглавляю Международную федерацию пожарных и спасателей, в которую входят 27 стран. <…> Туда много стран НАТО входят, но мы там одна семья, там никому в голову это не приходит обсуждать [санкции], там мы все едины, мы все заточены, и все эти риски — это не риски России, это риски всего мира».

Об изменении климата. «Болота превращаются в сухой порох, в торф... Действительно, такое есть. Ветры, ураганы», — рассказал Чуприян. Он также напомнил об Арктике, где идет просадка зданий, сооружений, свай, вечной мерзлоты, деформирование трубопроводов.

О жизни без трагедий. «Невозможно одним министерством победить все пожары и ЧС. Это задача общества, это задача культуры безопасности, которая [идет] из детского сада, через школу, высшие учебные заведения, через потребность общества понимать и осознавать. Это комплексная задача всего общества. Но то, что мы должны возглавить эту работу, я согласен. Силовиков в нашем министерстве немало, и у каждого свой чемодан, но мы будем всячески стремиться, чтобы меньше горя людского было в нашей родимой стране».
________________

Александр Чуприян родился 23 марта 1958 года в городе Ухта Коми АССР (сейчас Республика Коми). После службы в армии работал пожарным в Ленинграде. В 1980 году его назначили начальником караула, в 1982 году он стал заместителем начальника пожарной части, а спустя год ее начальником. С 1987 года работал замначальника отряда пожарной охраны, а с 1989 года начальником отряда.

В 1993 году Чуприян стал заместителем начальника Управления государственной противопожарной службы Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Затем с 1997 года он работал начальником этого управления.

В 2003 году Чуприяна назначили начальником Главного управления государственной противопожарной службы МЧС России, а также начальником Северо-Западного регионального центра МЧС. С 2006 года занимал должность замминистра МЧС, а в июне 2018 года его повысили до первого замглавы ведомства.

В сентябре 2021 года, после трагической гибели главы МЧС России Евгения Зиничева, Александра Чуприяна назначили временно исполняющим обязанности главы ведомства.

Чуприян имеет звание заслуженного спасателя России, награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, орденом Почета, орденом Дружбы, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени, медалями «За отвагу на пожаре», почетными грамотами президента и правительства России.

По теме:

Новости партнеров

реклама

У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!