Реклама
Сюжеты
18:55
15 Июля 2019 г.
Госизмена с ведома министерства образования: по делу ЦНИИМаш привлекают третьего ученого
Поделиться:

Госизмена с ведома министерства образования: по делу ЦНИИМаш привлекают третьего ученого

Фотография:
Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Лефортовский суд Москвы отправил до 3 сентября под домашний арест ученого из Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ФГУП ЦНИИмаш) Сергея Мещерякова. Он стал уже третьим сотрудником из этого научно-исследовательского института, кого подозревают в государственной измене. RTVI собрал подробности уголовного дела против российских ученых.


Под домашним арестом 77-летний Мещеряков проведет два месяца. Информации о самом ученом немного. Известно, что он кандидат технических наук, сотрудник Центра теплообмена и аэрогазодинамики ФГУП ЦНИИмаш. В суде не стали комментировать сведения о Мещерякове, поскольку материалы дела находятся под грифом «секретно». «МБХ медиа» со ссылкой на сотрудников института пишет, что 4 июля дома и на рабочем месте ученого прошли обыски.  

Раньше по той же 275 статье Уголовного кодекса арестовали научного сотрудника института Виктора Кудрявцева и его ученика, начальника Центра теплообмена и аэрогазодинамики института Романа Ковалева. По обвинению в госизмене ученым может грозить до 20 лет лишения свободы. По данным адвокатов из «Команды 29», ФСБ заинтересовалась международным проектом Transhyberian, над которым в 2011-2013 годах сотрудники ЦНИИмаш работали вместе с Германским центром авиации и космонавтики, бельгийским Фон-Кармановским институтом гидродинамики и еще двумя российскими НИИ. При этом Министерство образования и науки России, как уточнило «МБХ Медиа», одобряло гранты, которые ученые получали от Евросоюза.

роман кудрявцев
Виктор Кудрявцев
Фотография:
Максим Поляков / Коммерсантъ


По окончании проекта в 2013 году Кудрявцев отправил иностранным коллегам два отчета о результатах исследования. При этом каждый из них успешно прошел внутреннюю комиссию института, а также комиссию экспортно-технического контроля. Эксперты не обнаружили в работе Кудрявцева секретных данных. 

Однако через несколько лет, летом 2018 года, против Кудрявцева завели уголовное дело по статье о госизмене. Следствие считает, что ученый передал бельгийским инженерам данные о российском гиперзвуковом оружии. Это при том, что результаты исследований опубликовали в открытых научных журналах как в России, так и за рубежом. Одним из аргументов обвинения стало спам-письмо, которое следователи нашли в электронной почте Кудрявцева. В нем ученому якобы предлагали получить американский вид на жительство.

Сейчас переживший инфаркт 75-летний Кудрявцев находится в СИЗО Лефортово. Там он провел уже около года. Как говорят защитники ученого, у него диабет, сердечно-почечная недостаточность, гипертония и другие заболевания. По словам адвоката Кудрявцева, ему разрешают видеться с защитником раз в две недели, с родственниками общаться запрещено.

Спустя год, 5 июня, по тому же обвинению ФСБ задержала Романа Ковалева. Он вместе со своими учителем Кудрявцевым работал над проектом Transhyberian по программе FP7-SPACE. Доступа к государственной тайне у Ковалева также не было.

По мнению руководителя правозащитного проекта «Команда 29» Ивана Павлова, в России с 2014 года наблюдается тенденция, что власти заводят дела по статье о госизмене. Он рассказал RTVI, что сейчас «Команда 29» ведет четыре подобных дела. Павлов уверен, что цель такой политики — посеять страх и заработать какие-то очки сотрудникам правоохранительных органов.

«Делается это для того, чтобы сейчас люди понимали: любой иностранец — это враг, а контакты с иностранцем — вредная для государства вещь», — объяснил адвокат. Павлов также рассказал, что запросы в Россию неоднократно направлял Европейский суд по правам человека. Например, в апреле 2019 года ЕСПЧ обязал Россию отправить Виктора Кудрявцева из СИЗО в гражданскую больницу и предоставить ему все необходимые лекарства.

В мае Кудрявцева перевели в Московскую городскую больницу №20. Но меньше чем через неделю его уже отправили обратно. Врачи не обнаружили у него заболеваний, из-за которых он мог бы покинуть изолятор.