Сюжет
21:46
2 Августа 2019 г.
Дети протеста: истории подростков, которых задерживали на московских митингах
Поделиться:

Дети протеста: истории подростков, которых задерживали на московских митингах

Видео
Дети протеста: истории подростков, которых задерживали на московских митингах
Фотография:
@aban_in / Twitter

Ядро московского протеста составляют люди от 20 до 40 лет. Но на последней акции в Москве задержали 47 несовершеннолетних. Социологи уверены, что теперь школьники — полноправные участниками протестов, по крайней мере в столице и других крупных городах России. Почему подростки все чаще оказываются на митингах и шествиях, что они говорят о политике и как их родители относятся к задержаниям, разбирался корреспондент RTVI Артем Филатов.


Символом акции перед мэрией на Тверской стала 17-летняя Ольга Мисик. Она читала Конституцию России полицейским и бойцам Росгвардии.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста: «Я решила, что неплохо было бы напомнить им, что мы собрались мирно и без оружия, а они нет. Поэтому мы на площади законно, а ОМОН — не очень».

Девушку задержали, а ее фотографии попали в международную прессу, и всю неделю Оля раздает интервью журналистам.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста: «Мне пишут разные люди, очень много людей, много сотен. Пишут, что я их вдохновила, что это геройство, что это невероятно. Для меня это очень странно, потому что я такого не ожидала. Я вообще не ожидала ни фотографий, ни журналистов».

16-летний Степан в тот же день оказался на Трубной площади в плотном оцеплении сотрудников Росгвардии. Школьника посадили в переполненный автозак и отправили в отдел полиции Москворечье-Сабурово.

Степан Струнков, задержанный на акции протеста: «У меня взяли паспорт, все мои данные. Спросили, из какой я школы. Потом меня начали спрашивать, но я отказался отвечать, сославшись на 51-ю статью Конституции».

Родители Степана поехали в полицию с подмосковной дачи. Прорваться к сыну им удалось не сразу.

Тимофей Струнков, отец Степана: «Были закрыты ворота, закрыта дверь. Сначала нас не хотели пускать. Но после звонка инспектору по делам несовершеннолетних пустили только меня, и охранник отказался пропускать Наташу».

В итоге на Степана составили протокол и отпустили после часа ночи. Школьника вызвали к районному инспектору по делам несовершеннолетних. Задержанная в тот же день Ольга Мисик говорит, что ее тоже вызывали в полицию. Причем ее спрашивали об участии в нескольких акциях в присутствии сотрудника центра по борьбе с экстремизмом.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста: «Скорее это была дача показаний и объяснения, что происходило 27-го, 26-го и 12-го — все три раза, когда меня задерживали».

Про участие школьников в протестах впервые заговорили в 2017 году, после акции «Он вам не Димон». Тогда несовершеннолетних участников снисходительно прозвали «школотой». Однако сейчас социологи убеждены: на наших глазах происходит мощный поколенческий сдвиг.

Олег Журавлев из Лаборатории публичной социологии исследует подростковые настроения последние несколько лет.

Олег Журавлев, Лаборатория публичной социологии: «Это не маргиналы. Это люди, которые становятся гражданами раньше, чем 10 лет назад».

Артем Филатов, RTVI: «Что их мотивирует?»

Олег Журавлев, Лаборатория публичной социологии: «Во-первых, их среда становится более политизированной. Они смотрят не просто видео на ютьюбе, а политические дебаты. И во-вторых, политический климат ухудшается, и экономическая ситуация ухудшается. То есть страна становится более авторитарной и более бедной».

Степан подтверждает: почти все его сверстники смотрят ютьюб-канал Навального и обсуждают увиденное. Степан перешел в 11-й класс, он учится в хорошей физико-математической школе и занимается программированием. Даже написал код для нескольких приложений. Говорит, что среди его знакомых почти нет тех, кто смотрит телевизор и доверяет Владимиру Путину. Что касается акций протеста, Степан уверен, что люди имеют право на них выходить.

Степан Струнков, задержанный на акции протеста: «Впечатление вообще у меня осталось очень приятное. Туда выходят лучшие люди города, которые готовы что-то менять, готовы проявлять свою позицию и не боятся это делать. А с точки зрения полиции и закона это неприемлемо. Были очень жесткие задержания, необоснованно жесткие. На моих глазах человек во время задержания очень сильно разбил себе лоб, ему вызвали врача».

Слова про то, что в России появилось «непоротое» поколение, социолог Олег Журавлев считает чересчур заезженными. Но у школьников, по его оценке, нет страха перед автозаками.

Олег Журавлев, Лаборатория публичной социологии: «Это довольно быстро становится таким ритуалом посвящения, обрядом. Вот, я теперь стал протестующим, стал гражданином».

При этом школьники не всегда встречают понимание родителей. Ведь забирать детей из полиции и платить штрафы приходится именно им.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста: «Моя мама крайне отрицательно относится к митингам и последствиям митингов, то есть судам, штрафам и прочим проблемам. Но мой брат поддерживает меня и мои политические взгляды».

Родители одиннадцатиклассника Степана подчеркивают: они на стороне сына. Тем более, что, по их словам, он не участвовал в акции протеста целенаправленно, а вышел погулять в центр Москвы. Объяснить младшему ребенку, что именно произошло с его братом, Наталья и Тимофей пока не смогли.

Наталья Стрункова, мать Степана: «У нас традиция: каждый вечер Тимофей перед сном сидит с детьми, укладывает спать».

Тимофей Струнков, отец Степана: «Да, вчера я укладывал ребенка. Младший сын спросил нас: „Что такого сделал Степа, за что его взяли в полицию и собираются судить?“ И у нас нет нормального ответа на этот вопрос».


Авторы сюжета:
Загрузка...