Сюжет
23:43
8 Июня 2018 г.
Операция «Наставник». Как работает кремлевская кузница кадров
Поделиться:

Операция «Наставник». Как работает кремлевская кузница кадров

Операция «Наставник». Как работает кремлевская кузница кадров
Фотография:
Пресс-служба Кремля

В этом году во время «Прямой линии» Путин не просто выслушивал народ: он тут же адресовал вопросы к соответствующему министру или губернатору. Вертикаль власти, ждущая по кабинетам своей участи — символ того, как управляют Россией. Годами во власти одни те же лица, только вывески меняются. Но, как выясняется, этим уже озаботились в Кремле. На самом верху внедряется новая система подбора и воспитания кадров: наставничество. Откуда теперь начинается долгая дорога к кремлевским звездам — эксклюзивное исследование Сергея Морозова.

Вопрос о преемнике Путину задают на каждой прямой линии — скорее даже для галочки. Но в этом году в ответе проскользнуло что-то интересное.

Владимир Путин
Владимир Путин,
президент России

«Преемника в классическом смысле слова нет, его определит российский народ, избиратель Российской Федерации. Но, конечно, я думаю о том, чтобы у нас подросло новое молодое поколение управленцев, ответственных людей, которые будут в состоянии взять на себя ответственность за Россию»

«Путин — наставник?» Проект с таким названием возник в интернете только что; его автор — директор экспертно-аналитического центра Академии госслужбы. Идея: дать каждому рассказать, чем он обязан Владимиру Путину, чему у него научился. Отклик пока на удивление вялый.

Николай Калмыков, председатель «Объединения наставников», директор экспертно-аналитического центра РАНХиГС: «Предложений конкретных страниц, как мы говорим, их не так много. Это несколько десятков, честно скажу. Есть попытки просто написать о своей жизни без привязки «нравится — не нравится». Мы здесь не спрашиваем, нравится или не нравится. Здесь не вопрос просто похвалить, что все хорошо. Запрос на сбор именно практики».

А ведь это фактически открытый конкурс в преемники Путина: Николай Калмыков возглавляет еще и общественную организацию «Объединение наставников». Смысл такой: талантливая молодежь присылает на сайт свои проекты, а им в помощь совершенно бесплатно находят опытного наставника, который продвигает и самого человека, и его проект.

Николай Калмыков, председатель Объединения наставников, директор экспертно-аналитического центра РАНХиГС: « У нас на сайте сейчас размещено около пятисот ключевых человек, но помимо этого, у нас очень большое количество наставников, которые себя не афишируют специально: списком, показывать. Но готовы работать. Идея возникла у наших общественных активистов, которые есть у нас в общественной организации. После того, когда Владимир Владимирович пообещал поддерживать дальше нашу деятельность популяризации наставничества, что было после инаугурации, ребята, действительно, предложили, в почему мы не написали ничего и не пригласили именно в систему наставничества, не рассказали о том, чему можно учиться у разных лидеров. В том числе и у нашего президента».

Идея зрела уже давно: во-первых, наставничество было в Советском Союзе. Во-вторых, есть хорошие азиатские примеры, где Дэн Сяопин или Ли Куан Ю становились «наставниками» всей нации — ну и в Европе, пусть и не в таких масштабах, наставничество используют. Сейчас изучением вопроса занимается близкое к Кремлю Агентство стратегических исследований.

Светлана Чупшева, генеральный директор Агентства стратегических инициатив: «Есть вообще форма наставничества, не привязанная абсолютно ни к какой профессиональной деятельности. Но человек становится неким ориентиром, помощником в жизни, другом, который так или иначе формирует твою целостную структуру, твое восприятие жизни».

Любопытно, что Москва, среди прочего, исследует опыт Испании и Чили — там наставничество использовалось для перехода от крайне жестких политических режимов к мягким — но интерес Москвы в другой области: в области создания социальных лифтов.

Светлана Чупшева, генеральный директор Агентства стратегических инициатив: «И здесь для нас ориентиром была чилийская методика фонда Belén Educa, когда для ребят из бедных семей фонд подбирал наставников — тоже известных и успешных государственных деятелей, крупных предпринимателей, которые благодаря абсолютно короткой программе наставничества за год помогали ребятам поступить в высшие учебные заведения. Дальше — трудоустроиться. Выпускники этой программы, которые просто из трущоб, когда в семье несколько поколений никто вообще не учился в университетах, и, конечно, доходы были ниже прожиточного минимума, они стали первыми, кто прорвался через этот стеклянный потолок».

Тема наставничества в политике остается для Путина глубоко личной, подтверждают в АСИ.

Светлана Чупшева, генеральный директор Агентства стратегических инициатив: «Да, конечно, здесь для Владимира Владимировича тоже это очень абсолютно понятное направление в жизни — наставничество, потому что Владимир Владимирович сам говорил, что у него были такие наставники в жизни. И, безусловно, для многих он тоже является наставником».

На конкурсе «Лидеры России» (один из организаторов — первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко) из тысяч участников отбирали будущих государственных руководителей. Испытания непростые: не только проявить себя лидером, но и показать, что умеешь выдерживать психологическое давление. Победителей всего 103, им обещана карьера на госслужбе, и главное: они получат своих менторов, — говорит Андрей Колядин, который и сам участвует участвует в движении наставников.

Андрей Колядин, политолог: «Я думаю, что и наставничество играет свою роль, потому что, к примеру, у тех же самых победителей «Лидеров России», у них сразу появились наставники. Это Кириенко, Греф и премьер в том числе, Силуанов. То есть целый ряд ведущих персон, которые занимают серьезные посты, имеют серьезный опыт. Они стали передавать свой опыт и таланты тем людям, которые прошли этот суровый отбор. Плюс к этому, есть интересные конкурсы и отбор, своеобразный коучинг, для потенциальных губернаторов, которые ложатся под танки, прыгают с больших скал в холодную воду и, вообще, ведут самые различные объединительные мероприятия».

В конце прошлого года Кремль назначил нескольких губернаторов-технократов. Это было воспринято как знак грядущих перемен. Один из новых губернаторов — Андрей Никитин — в прошлом возглавлял Агентство стратегических исследований. Он говорит, что и у него в политике были свои наставники. Не стоит ли ввести советскую норму, по которой которой наставник отвечает за действия своего протеже?

Андрей Никитин, губернатор Новгородской области: «Я сторонник все-таки свободной воли людей. Каждый человек должен нести ответственность за себя сам. Безусловно, моральную ответственность за своих учеников мы несем. Это правда, и я понимаю, что мои наставники несут за меня моральную ответственность. То есть надо понимать, что кто-то придет тебе на смену. И надо понимать, что твоя оценка не столько в том, как ты работал, а в том, как твое дело продолжается после тебя». 


Наставничество позиционируется как социальный лифт. Но он не очень вместительный — наставников ограниченное количество. И сколько один человек может взять учеников? С другой стороны, это и неплохо, потому что свободных мест наверху немного, вниз на этом лифте никто не едет.

Андрей Колядин, политолог: «В результате все основные ключевые посты заняли люди, в принципе, не старые, мои ровесники, которые еще могут долго прожить, и которые не хотят эти посты покидать. И, соответственно, те социальные лифты, которые существовали недавно, а они существовали в разных видах... Например, стал ты членом правящей партии, у тебя появляется шанс войти в элиту. Стал ты депутатом Государственной Думы, значит ты становишься неким запасным для каких-то серьезных назначений: министров, губернаторов. Или ты закончил, например, МГИМО или МГУ, и тоже у тебя есть шанс на получение работы. А сейчас эти социальные лифты исчезли. Депутат Государственной Думы никоим образом не рассматривается на какие-либо посты, как и любой другой человек. То же самое с выпускниками МГУ, МГИМО. Если ты не родился в семье генерального прокурора, твои шансы очень невысоки. Однако, кадровый голод есть, и от него никуда не деться».

Вспомним недавние попытки социальных лифтов. Молодежные движения: «Наши» обещали своим активистам места во власти, но до верха доехали немногие: пожалуй, самый громкий случай — депутат Думы Роберт Шлегель, который запомнился борьбой с прессой и иностранными фильмами. С другой стороны, участвовать в молодежных акциях не так сложно, как делать свой проект — а это условие для получения Наставника. Тут не всякий (да вообще почти никто) не справится.

Николай Артамонов, руководитель Департамента оборота ядерных материалов Международного Конгресса промышленников и предпринимателей: « Я видел очень много проектов, которые разрабатываются и впоследствии реализуются госкорпорациями. И очень много из этих проектов — они содержат критические ошибки. Они проработаны на крайне низком уровне. Надеются, что какое-то молодое дарование сумеет сделать проект на каком-то высоком уровне полностью, да еще и защитит его. В первую очередь, наставник должен увидеть, наверное, какое-то зерно в человеке».

Николай Артамонов тоже участвует в общественной организации «Наставники», в прошлом ему самому в поиске наставников помогли родственные связи.

Николай Артамонов, руководитель Департамента оборота ядерных материалов Международного Конгресса промышленников и предпринимателей: «С первым наставником мне повезло. Это был один из соучредителей этой компании, в которой я работал, друг отца. То есть здесь наставничество граничило с таким профессиональным воспитанием. Я пришел, мне было неполных восемнадцать лет. Позже у меня появился другой наставник — это бывший помощник президента Ельцина. То есть, если первый наставник был как профессиональный воспитатель, то есть воспитатель и профессиональный коучер, второй наставник — это политический лифт».

Родные — это по-прежнему социальный лифт, который никогда не ломается. Трудно, чтобы наставник полюбил вас как родного сына или дочь. Но путь во власть и не должен быть легким. Хотя есть варианты. Например, в 2011 году начальник цеха «Уралвагонзавода» Игорь Холманских на прямой линии с Путиным предложил выехать с мужиками в Москву и разобраться с антиправительственными демонстрациями. Стал полпредом в Уральском федеральном округе. Так что прямая линия с президентом - это тоже социальный лифт. Правда, туда большая очередь.


Авторы сюжета: