Фотография: Софья Сандурская / Агентство «Москва»

Дискуссия вокруг законности обязательной вакцинации продолжается по всему миру. Там, где одни находят прямое нарушение своих конституционных прав на труд, другие видят скорейший путь к выработке коллективного иммунитета, а следовательно, возвращению к нормальной жизни. RTVI рассказывает истории россиян, которые решили в суде оспаривать требования властей и работодателей.

Очередной прирост заражений COVID-19 и предельная загрузка медучреждений вынудили власти России пойти на решительные меры. Несмотря на заверения президента Владимира Путина о том, что вакцинация остается делом добровольным, сейчас во всех субъектах страны введена обязательная вакцинация от коронавирусной инфекции для отдельных групп граждан. Почти везде это требование распространяется на сотрудников образовательной и медицинской сферы, общепита, туристического бизнеса и сферы услуг, пожилых людей в возрасте 60+ и людей, имеющих хронические заболевания, отягчающие течение болезни.

В ноябре по аналогии с петербургским Роспотребнадзором скорректировали прежние свои постановления власти многих регионов, существенно расширив список профессий, для которых теперь потребуется прививка. Туда попали сотрудники промышленных предприятий и производств, люди, занятые в строительной и транспортной сфере, а также студенты, проходящие практику вне своих вузов и колледжей. При этом документами строго регулируются сроки, когда граждане должны получить первую и вторую дозу препарата. На основании такого рода постановлений, многие работодатели поставили сотрудников перед выбором: либо сертификат о вакцинации, либо медотвод, либо отстранение от работы без сохранения заработной платы.

Кроме того, отсутствие QR-кода во многих регионах станет преградой для посещений кинотеатров, непродовольственных магазинов, музеев, театров, развлекательных центров и заведений, фитнес-клубов, бассейнов, ресторанов и кафе. Согласно новому законопроекту, внесенному на рассмотрение в Госдуму, с 1 февраля по 1 июня 2022 года граждане старше 18 лет будут обязаны предъявлять QR-код о вакцинации либо справку о медотводе при посещении большинства общественных мест и на транспорте. Соответствующие поправки правительство предлагает внести в Воздушный кодекс и устав железнодорожного транспорта. Документ предусматривает переходный период: до 1 февраля вместо сертификата о вакцинации можно будет предъявлять ПЦР-тест.

Беглов и Нюрнбергский кодекс

В сентябре активисты движения «‎За свободу выбора» подали иск о признании недействующим постановления №121 правительства Санкт-Петербурга «‎О мерах по противодействию распространения новой коронавирусной инфекции» (главный документ об ограничениях для бизнеса, связанных с распространением COVID-19). По словам общественного деятеля и юриста Анны Царевой, некоторые пункты этого документа нарушали Конституцию, Трудовой кодекс и целый ряд федеральных законов. Например, одну из истиц, гендиректора центра Kids Up, Ирину Кехву возмутила формулировка постановления, обязывающая работодателя нести ответственность за вакцинацию сотрудников. В своем иске заявители ссылаются и на международные документы — Всеобщую декларацию прав человека и даже Нюрнбергский кодекс, первый принцип которого гласит, что необходимым условием проведения любого эксперимента на человеке должно быть его добровольное согласие.

Буквально через неделю после подачи документов в суд положения, которые и пытались оспорить активисты, из постановления главы города Александра Беглова исчезли, и таким образом вопрос был решен в досудебном порядке. На руки Царева получила определение о прекращении дела за неимением предмета спора.

«На основании постановления Беглова многие работодатели обязали своих сотрудников предоставить сертификаты о вакцинации. В противном случае их обещали отстранить от работы. ‎Этот документ дает возможность работникам вернуться на свои места. Это основание для отмены приказов, которые были вынесены работодателями, потому что они ссылались на те пункты, которые мы обжаловали. Это касается не только наших истцов, а всех, кто попал в такую ситуацию, — пояснила RTVI Анна Царева. — Это создает определенный прецедент для других регионов, это показывает, что те формулировки, которые есть в таких постановлениях, являются антиконституционными. Мы считаем это небольшой победой, признанием городом своей неправоты».

Правда, пока активисты воевали с требованиями правительства, глава санкт-петербургского Роспотребнадзора Наталья Башкетова внесла свои коррективы в постановление ведомства, сделав вакцинацию обязательной для пенсионеров и еще целого круга профессий, продублировав некоторые вызывающие споры формулировки. Общественники уже подали коллективные заявления на Башкетову в прокуратуру.

«Мы не антиваксеры, мы лишь за право добровольно вакцинироваться, чтобы не было дискриминации в сфере труда. Сейчас мы видим, что власти создают все условия для вакцинированных, а остальных ущемляют в правах. Пусть тогда работодателей обяжут обеспечить всех равными возможностями на труд, сделать два разных входа: для привитых и нет, два разных помещения», — подчеркивает Царева.

Признать незаконным отстранение от работы за отказ от вакцинации сейчас пытаются и в других регионах страны. Так, в Татарстане 11 человек обратились в Верховный суд республики с требованием отменить соответствующий пункт постановления главного санврача региона Марины Патяшиной. Аналогичные дела в ближайшее время будут рассматривать суды в Липецке и Волгоградской области, Перми, Кургане, Якутии, в Алтайском и Забайкальском краях.

Победы на местах

«Я категорически против поголовной принудительной вакцинации. Никто всерьез не интересуется, есть ли у тебя медицинские противопоказания, какой уровень антител. Медотвод на практике получить невозможно, даже если у тебя серьезные заболевания, онкология. Гарантий, что не будет никаких осложнений, мне не может дать даже мой лечащий врач», — рассказала RTVI Юлия Богданова, которая работает логопедом в детском саду в Московской области.

В сентябре в Якутске суд признал незаконным отстранение от работы Лоры Акимовой. Женщина трудилась в отделении паллиативной медицинской помощи детям и имела постоянный медотвод от прививок. В анамнезе у Акимовой была сильная аллергическая реакция на вакцину, которая вызвала у женщины анафилактический шок. Однако главного врача Государственного автономного учреждения «Медицинского центра города Якутска» медотвод не убедил, она решила, что не может допустить к работе с детьми невакцинированного сотрудника. В качестве компромисса Акимовой предложили делать каждые три дня тест ПЦР. Женщина отказалась выходить на работу на таких условиях. 23 сентября суд признал Акимову потерпевшей и взыскал в ее пользу с работодателя заработную плату за время «простоя» в размере 275 тысяч рублей и компенсацию морального вреда в размере 10 тысяч рублей.

Прецедентное решение вынес суд в Смоленской области, признав незаконным отстранение от работы мужчины из-за его отказа вакцинироваться. Его профессию слесаря работодатель ошибочно отнес к категории, где прививка обязательна. Мужчину отстранили от работы без сохранения зарплаты еще в августе. В суде было установлено, что профессия слесаря не входит в сферы деятельности, представители которых по действующему законодательству должны проходить обязательную вакцинацию. Приказ работодателя, «Объединенной вагоноремонтной компании», суд признал незаконным, однако иск удовлетворил частично, обязав выплатить пострадавшему заработную плату за время вынужденного отпуска и моральную компенсацию — три тысячи рублей вместо запрашиваемых пятидесяти.

В сентябре еще одному россиянину удалось признать свое отстранение от работы незаконным. Согласно решению Углегорского городского суда Сахалинской области, мужчина получил уведомление об обязательной вакцинации, но отказался делать прививку. Работодатель нарушил процедуру отстранения сотрудника, так как не получил от него письменный отказ.

Политический, а не трудовой спор

Истории, когда суд встает на сторону сотрудников в таких делах, по-прежнему остаются единичными. В основном положительного решения удается добиться тем, кто столкнулся с «техническим» несоблюдением процедуры отстранения от работы. В большинстве случаев заявителям таких исков отказывают в удовлетворении, ссылаясь на действующее федеральное законодательство. Например, еще в апреле Мосгорсуд отклонил иск к мэру столицы Сергею Собянину от жителей, оспаривающих законность введения цифровых пропусков в городе. Не увенчался победой коллективный иск к работодателю сотрудников ООО «Камышинтеплоэнерго» с требованием признать незаконным отстранение от работы из-за отказа прививаться.

«Категория таких дел относится больше к политической сфере, чем к индивидуальному трудовому спору. Поэтому результат может быть любой, а тенденция в любой момент может измениться. Хотя как показывает международная и российская практика, формально обязательная вакцинация действующее законодательство не нарушает», — считает юрист коллегии адвокатов «Ижевская» Вероника Федорова.

Права антипрививочников пытаются отстоять и в партии «Справедливая Россия — За Правду». По информации издания «Фонтанка», руководство партии считает, что вакцинироваться нужно, но увольнять сотрудника за отказ от прививки — нельзя.

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!