Реклама
Сюжеты
00:27
15 Сентября 2018 г.
Попасть в «Сеть» и выжить. За что 11 молодых людей подозревают в организации «террористического подполья»
Поделиться:

Попасть в «Сеть» и выжить. За что 11 молодых людей подозревают в организации «террористического подполья»

Видео
Попасть в «Сеть» и выжить. За что 11 молодых людей подозревают в организации «террористического подполья»

В Пензе оставили под арестом фигурантов дела о «Террористическом сообществе „Сеть“» (запрещенная в России организация). Подозреваемые якобы готовили вооруженное восстание во время президентских выборов. Фигуранты утверждают, что их пытали электрошокером, требуя дать признательные показания, но Следственный комитет не нашел повода открыть уголовное дело о пытках. Сергей Морозов отправился в Пензу и встретился с теми, кому не повезло «попасть в сеть».

По версии ФСБ, обвиняемые — опасные террористы. Судебные заседания по их делам закрыты, свидетели закрыты, сами обвинения секретны. По отрывочным данным, «создали в Москве, Петербурге, Пензе и Белоруссии террористическую сеть», «пытались поднять вооруженный мятеж» и даже «взорвать мавзолей». Два уголовных дела, 11 подозреваемых. Один из главных — Дмитрий Пчелинцев. Ему уже предъявили обвинения: «организатор террористической группы».

Дмитрий Пчелинцев, обвиняемый: «Следователь предъявил мне два обвинения на выбор: по первой и по второй части. Он сказал: „Признаешь все — уходишь на вторую, не признаешь ничего — я тебе предъявляю первую, и ты едешь на 20 лет“. Я говорю: „Ну, посмотрим“. [Адвокат] Ванин спрашивает: „Вы какую все-таки ему предъявляете?“ И он прям два постановления дал в руки — мне и Ванину. Мы ознакомились. По идее, это незаконно».

крупняк.jpg
Дмитрий Пчелинцев
Фотография:
RTVI



Поддержать подозреваемых в терроризме пришли их друзья, многие из них — местные анархисты, антифашисты, зоозащитники. Именно из этого круга основные подозреваемые. Также арестованных объединяет то, что они играли в страйкбол: обвинение считает, что это были боевые тренировки. Мама Дмитрия Пчелинцева говорит, что это были обычные игры молодых людей.

Светлана Пчелинцева, мама Дмитрия Пчелинцева: «Во-первых, Дима после службы в армии получил специальность, он служил в артиллерийском училище, и у него появилась специальность по обслуживанию оружия. Когда он из армии вернулся, он был инструктором по стрельбе: участвовал в соревнованиях, играл с ребятами и как инструктор мог их научить. Плюс, придя в лес, собирались они совершенно стихийно — не то, что у них были какие-то планы. Они там созванивались: „Мы сегодня идем? — Идем“. И, придя в лес, они встречали таких же людей, которые играют в страйкбол».

У Дмитрия на руках шрамы от порезов. По федеральному телеканалу показывали видео из СИЗО, где он пытается вскрыть себе вены, чтобы покончить с собой. Позже он передаст через адвокатов, что в СИЗО его пытали сотрудники ФСБ — душили, избивали, пытали током.

Дмитрий Пчелинцев, запись адвокатского опроса от 15 мая 2018 года: «Последовал удар током, от которого я потерял сознание. Мне сняли с лица мешок, чтобы я мог подышать, и показали ампулу и шприц со словами: „Ты враг, и ты был жив только потому, что начальство сказало, что ты еще нужен. Но сегодня ты убьешь себя, и на камерах будет видно, что ты убил себя сам“. Затем меня снова несколько раз ударили током».

Впоследствии Дмитрий отказался от этих показаний и сказал, что сделал их для того, чтобы избежать обвинений. Но его адвокаты заявили, что и этот отказ он подписал под пытками.

Светлана Пчелинцева, мама Дмитрия Пчелинцева: «Адвокат нам потом уже сказал об этом. Причем это было так страшно и печально, а потом во время беседы с Димой, когда в очередной раз его пытали и он свернул к первоначальным показаниям, он сказал своему адвокату: „Вы понимаете, что я больше этого не вынесу? Я сильный человек, но я просто этого не вынесу, и просто что-то случится здесь со мной, и все“».

Пытки якобы производились по вечерам в пензенском СИЗО. По этому поводу произведено следствие: следователь опросил сотрудников СИЗО и медчасти, а также изучил камеру, где якобы шли избиения. Доказательств пыток он не нашел. На этой неделе Гарнизонный суд Пензы (в закрытом режиме) снова отказал в возбуждении уголовного дела о пытках.

Эльдар Лузин, адвокат Дмитрия Пчелинцева: «Есть обращение уполномоченного по правам человека в России, уполномоченного по правам человека в пензенской области, которая посещала Пчелинцева, члены ОНК посещали Пчелинцева. На мой вопрос к следователю, почему не были опрошены как минимум члены ОНК, которые видели следы побоев на теле Пчелинцева, он мне задал встречный вопрос: „А кто это?“»



Илья Шакурский, по версии следствия, еще один организатор террористического сообщества. Заметный человек в городе, активист, но совсем не радикал, как говорят знакомые.

Наталья Фемьяк, знакомая обвиняемых: «Заметные в городе Илья и Дима, они прямо известные. Вот Илья особенно — он активист. В Пензе он устраивал и кинопоказы, и бесплатные ярмарки, кормил бездомных, помогал в приюте… За что? Уж кого-кого, но их… Это нонсенс какой-то».



«Он был известен Центру ФСБ по борьбе с экстремизмом, — говорит мама Ильи, — они даже пытались его вербовать, но безуспешно». После ареста она убеждала сына сотрудничать со следствием — адвокат убедил ее, что иначе будет хуже.

Елена Богатова, мама Ильи Шакурского: «Со следователем я неоднократно разговаривала, и он мне говорил, что Илюша должен давать признательные показания, все подписывать, и тогда ему на суде будет снисхождение, и у него будет вторая часть, а так — будет первая. Ему очень тяжело было. Для него мало того, что физические пытки. Когда я его прошу: „Илюш, подпиши“, он отвечает: „Мам, ты понимаешь, что я ни в чем не виноват? Как я могу подписать то, чего я не делал?“ Я говорю: „Ну ты же понимаешь, что иначе мы вообще отсюда с тобой не выйдем. Я просто боюсь за тебя“».

При обыске в квартире Ильи нашли баллон, похожий на газовый, и еще пистолет под диваном. Мама говорит, что каждый день бывала в этой квартире, чтобы помогать с уборкой, — и ни пистолета, ни баллона никогда не видела.





Елена Богатова, мама Ильи Шакурского: «Я говорю: „Вы зачем нам оружие подкинули? Для чего вы нам его подкинули?“ — „Мы не подкидывали. Вы что, за руку нас поймали?“ Я говорю: „Нет, не поймали, но это факт, что оно подкинуто, потому что его реально не было“.

Илья тоже утверждает, что его пытали током. Он отказался сотрудничать со следствием. Вместе с Дмитрием Пчелинским он перекочевал из рядовых участников в «лидеры террористического подполья».

Скоро начнется процесс, и обвиняемые один за другим отказываются от прежних показаний. Совсем недавно это сделал Арман Сагынбаев, он арестован в Петербурге, — при обыске у него нашли сырье для производства взрывчатки.

Арман Сагынбаев, обвиняемый: Меня посадят, тут ожидать даже нечего. Это же очевидно.



Совсем недавно Сагынбаев разрешил опубликовать свои показания: он утверждает, что его пытали сразу после задержания — в микроавтобусе — несколько человек с динамо-машиной. Хотя задержание происходило в другом городе, Сагынбаев описывает те же действия, что и другие заключенные в Пензе. В ожидании суда он продолжает учиться и просит прислать в камеру учебники.

наручникик.jpg
Арман Сыгынбаев
Фотография:
RTVI

Арман Сагынбаев, обвиняемый: «Там какой-то прокурор по надзору заходил, я спросил по поводу книг. Я очень хочу, потому что я очень тупею, и там какие-то женские романы, Донцова. Сказали, чтобы прислал список книг, и они будут думать, как это сделать. Мне предлагали учебники, я спросил, есть ли у них что-то по генетике и биоинформатике, и они так… (показывает широко раскрытые глаза)».

На этот процесс не смогли приехать родные Армана, но рядом родители других арестованных: они договорились, что будут действовать теперь вместе и поддерживать всех, кто проходит по этому делу, как своих детей.



RTVI направил вопросы в Федеральную службу исполнения наказаний об условиях содержания заключенных в пензенском СИЗО, но ответа пока нет. Есть сведения, что два дела о «террористической сети» объединят в одно. Но поскольку никаких действий эта организация предпринять не успела, а процесс и свидетели засекречены, неизвестно, узнаем ли мы когда-нибудь, в чем обвиняли десяток молодых людей, даже если они получат за это реальные сроки заключения.


Авторы сюжета: