Истории
13:49
12 Сентября 2019 г.
Отец ребенка, которого увез из России предполагаемый агент ЦРУ Олег Смоленков: фактически у меня похитили сына
Поделиться:

Отец ребенка, которого увез из России предполагаемый агент ЦРУ Олег Смоленков: фактически у меня похитили сына

Видео
Отец ребенка, которого увез из России предполагаемый агент ЦРУ Олег Смоленков: фактически у меня похитили сына

Евгений Агафонов — отец одного из детей, которых увез из России предполагаемый агент разведки США Олег Смоленков. Иван — сын Агафонова и супруги Смоленкова Антонины. Мальчик жил в семье Смоленковых, в 2017 году они уехали в Черногорию. В эксклюзивном интервью RTVI Евгений Агафонов рассказал, что Ивана, которому тогда было 13 лет, увезли обманом. Мы публикуем интервью с отцом ребенка — а также фотографию Олега Смоленкова, которая оказалась в распоряжении редакции RTVI.


Олег Смоленков
Олег Смоленков
Фотография:
RTVI

Евгений Агафонов: Что касается отношений со Смоленковой, то в 2009 году она, откровенно говоря, похитила ребенка, препятствовала встречам, пыталась лишить меня родительских прав, незаконно не давала видеться, несмотря на решение суда от 2014 года, все равно препятствовала встречам. Соответственно, в 2017 году обманом получила от меня согласие на выезд ребенка в Черногорию на отдых без изменения страны пребывания на срок в два месяца. И обманом вывезла ребенка в Соединенные Штаты, где скрывается до сих пор.

Сергей Морозов: Когда вы говорили с Иваном в последний раз?

Евгений Агафонов: С Иваном я разговаривал 8 июня 2017 года в последний раз, потом Смоленкова под надуманным предлогом, что я якобы настраиваю ребенка против нее, отключила либо отобрала телефон у него, либо заблокировала мой телефон на входящие вызовы. В общем, после этого возможность общаться с ребенком у меня отсутствует.

Сергей Морозов: Что было дальше? Как вы поняли, что ребенок пропал?

Евгений Агафонов: Дальше — соответственно, где-то 1 августа — уже по истечении согласия на выезд, из органов (я связывался с органами) мне сообщили, что в настоящее время они не вернулись. Соответственно, я обратился в правоохранительные органы с заявлением о том, что ребенок не вернулся в срок. Было возбуждено уголовное дело, собственно говоря, дело до сих пор продолжается. Я надеюсь, что все-таки справедливость восторжествует и я смогу нормально общаться со своим сыном.

Сергей Морозов: Все эти годы не было никаких известий о нем?

Евгений Агафонов: Нет, она категорически против, чтобы я общался с ребенком. Ей хочется, чтобы ребенок называл другого человека папой.

Сергей Морозов: Я имею в виду, что вы предполагали вот эти два года?..

Евгений Агафонов: Еще перед разводом она мне прямо сказала, что она лишит меня сына и что мой сын будет называть ее любовника папой.

Сергей Морозов: Но ведь получается, что действительно могло быть что угодно. Дело было открыто по факту исчезновения.

Евгений Агафонов: По факту исчезновения никаких данных не поступало. То есть до сегодняшнего момента никакой информацией я не располагал.

Сергей Морозов: То есть вы уже из прессы, получается, стали узнавать, что там такое было?

Евгений Агафонов: Совершенно верно.

Сергей Морозов: Собираетесь ли вы бороться дальше за право видеться?

Евгений Агафонов: Да, конечно же. Это без срока давности.