Реклама
Сюжеты
20:07
20 Марта 2020 г.
Изоляция или свобода: общество спорит, какой способ борьбы с пандемией этичнее и эффективнее
Поделиться:

Изоляция или свобода: общество спорит, какой способ борьбы с пандемией этичнее и эффективнее

Фотография:
Zuma / TASS

Пандемия коронавирусной инфекции поставила перед многими странами вопрос о стратегии борьбы с заболеванием. Где-то ввели жесткий карантин и выпускают людей из дома только в магазин или аптеку, а где-то считают, что такие меры сделают только хуже — общество не сможет сформировать иммунитет к новому вирусу, а экономика потерпит крах. RTVI рассказывает, какие аргументы выдвигают сторонники одной и другой теории.


Две стратегии

Эпидемиологи из Имперского колледжа в Лондоне выделили две стратегии борьбы с коронавирусом. Первая — это смягчение последствий эпидемии, что позволит снизить нагрузку на систему здравоохранения. Такая стратегия защитит людей, подверженных риску тяжелого заболевания. В этом случае пик эпидемии наступит в течение трех-четырех месяцев.



Если следовать первой стратегии, то можно ограничиться социальной изоляцией пожилых людей, а также соблюдать домашний карантин для больных членов семьи. Ученые отмечают, что этот подход может сократить количество смертей вдвое, но все еще ведет к гибели сотен тысяч человек.

Вторая стратегия — подавление заболевания с помощью максимально жестких мер. Она снижает число заражений до низкого уровня и сохраняет эту ситуацию на неопределенный срок. Правда, после отмены жесткого карантина заболевание может вернуться. Эпидемиологи считают, что при второй стратегии новая вспышка коронавируса произойдет уже следующей зимой.

В своей работе ученые из Лондона намерено не касаются финансовых и прочих аспектов пандемии, но нужно понимать, что политика изоляции предполагает серьезную нагрузку на экономику: страдают многочисленные бизнес-проекты, целые отрасли (от туризма до авиации) и государственные бюджеты.



Самоизоляция и массовое тестирование на коронавирус

Строгий режим карантина уже ввели в Италии, где на 20 марта 41 тысяча человек заболели и 3,4 тысячи умерли. В условиях карантина передвигаться по стране можно только на работу, для лечения и в других неотложных случаях. В Испании ввели общенациональный карантин на 15 дней. Ограничения на передвижение в стране есть и во Франции, а Чехия объявила чрезвычайное положение и запретила гражданам выезд за пределы страны.



В России обязательный двухнедельный карантин действует для всех, кто возвращается из-за границы. Кроме того, на трехнедельные каникулы закрыли школы и колледжи.

Коллективный иммунитет и миллионы смертей

Чтобы остановить эпидемию коронавируса, нужно, чтобы у значительной части населения появился иммунитет. Это может быть результатом естественной иммунизации — проще говоря, болезни — или вакцинации. Но когда именно появится вакцина, пока неясно. Хотя испытания уже начались, разработка препарата и его тестирование займет не один месяц. Медицинские специалисты в США, например, прогнозируют, что на выпуск вакцины потребуется от 12 до 18 месяцев. А глава российского Федерального медико-биологического агентства Вероника Скворцова предполагает, что создание препарата займет 11 месяцев.

В таких условиях возникает вопрос: насколько длительными могут быть меры изоляции, чтобы не вызвать серьезную нестабильность? «Мы не знаем, как долго могут поддерживаться меры по социальному дистанцированию и ограничения без серьезных последствий для экономики, общества и психического здоровья. Это может привести к непредсказуемым переменам, включая финансовый кризис, беспорядки, гражданские столкновения, войну и разрушение социальной структуры», — рассуждает профессор медицины Джон Иоаннидис из Стэнфордского университета.



Иоаннидис также предполагает, что при низкой эффективности сдерживающих мер попытка «сгладить кривую по зараженным» (то есть растянуть эпидемию по времени) может только усугубить ситуацию: вместо того чтобы мобилизоваться во время короткой, острой фазы, система здравоохранения надолго останется в перегруженном состоянии.

блог.svg
На графике: вишневая кривая — число случаев в день без профилактических мер, голубая кривая — число случаев в день при карантине и профилактике, горизонтальная линия — «пропускная способность» системы здравоохранения.

По словам Иоаннидиса, самый пессимистичный сценарий, в который он сам не верит, предполагает, что от вируса умрут около 40 млн человек. Столько же человек погибли, например, от испанского гриппа в 1918 году.

«Можно надеяться, что, как и в 1918 году, жизнь продолжится. И напротив, при изоляции на месяцы, если не годы, жизнь по большей части остановится. Краткосрочные и долгосрочные последствия совершенно неизвестны, и в итоге на карту могут быть поставлены миллиарды, а не миллионы жизней», — резюмирует Иоаннидис.



Власти некоторых стран уже взяли на вооружение подход, который дает вирусу относительно свободно распространяться среди населения.

К практике коллективного иммунитета решили прибегнуть, например, власти Нидерландов. Премьер-министр Марк Рютте заявил, что в ближайшем будущем большая часть жителей страны будет заражена вирусом. «На создание группового иммунитета могут уйти месяцы или даже больше, и в течение этого времени мы должны максимально защищать людей от повышенного риска», — отметил он.

Одним из первых такой подход провозгласил и премьер-министр Британии Борис Джонсон. Еще 12 марта он сказал, что вспышка коронавируса — «худший кризис системы общественного здравоохранения для нашего поколения», и предупредил, что «многие семьи потеряют своих близких раньше времени».

Но слова Джонсона и отсутствие жестких мер возмутили многих британцев, в том числе из научной среды. Больше 200 ученых в открытом письме призвали правительство активнее реагировать на распространение коронавируса. Ну а активисты, одетые в защитные костюмы, устроили протесты у официальной резиденции премьер-министра на Даунинг-стрит.



london
Фотография:
Alberto Pezzali / NurPhoto / Getty Images


В итоге 16 марта Джонсон выступил с новым заявлением, призвав британцев все же избегать ненужных контактов и держаться подальше от пабов, ресторанов и прочих мест массового скопления людей, а также, если это возможно, работать из дома. Рекомендации властей страны — в сравнении со многими другими государствами — остаются довольно мягкими, но не исключено, что в ближайшее время меры могут быть усилены.

«Карантин — это привилегия для одних, связанная с повышенной опасностью для других»

Дискуссия о том, какая из стратегий этичнее и эффективней для борьбы с коронавирусом, ведется и в русскоязычном мире. Биолог и журналист Ирина Якутенко, как и профессор Джон Иоаннидис, задается вопросом: как долго общество сможет пробыть на карантине? Ведь если остановятся заводы, «не будет товаров, а значит и магазинов, которые ими торгуют, и логистических фирм, которые их возят, и много кого еще».

Глобально выход из ситуации действительно только один — обеспечить популяцию иммунитетом. При полном отсутствии карантина Якутенко оценивает риски в десять миллионов смертей. «Очевидно, это недопустимые потери», — пишет биолог. По ее мнению, самой правильной в этой ситуации может быть тактика, при которой в изоляции останется группа риска (прежде всего — люди в возрасте), а остальным дадут переболеть.



В комментариях к посту Якутенко журналист Майкл Наки отметил: «Принять решение просто убить своих граждан — это деградация». Позже он написал отдельный пост о том, что никакие проблемы в экономике не могут быть оправданием стратегии, при которой приходится жертвовать человеческими жизнями. «Где та грань отсечки, когда тебя кинет государство? Каждый житель страны рассчитывает, что государство выполнит свои обязательства по спасению его жизни, ведь именно для этого оно и нужно <...> Общество, позволив пренебречь жизнями части себя, буквально принести в жертву огромное количество народу, — развязывает руки. Если можно пожертвовать чьей-то жизнью, то можно и твоей. Да, конкретно твоей. Потому что жизнь либо ценна, либо нет», — подчеркнул Наки.

Тем временем российские правозащитники, врачи и журналисты подписали обращение к правительству и президенту, в котором призвали принять срочные меры, чтобы остановить распространение болезни по стране. В частности, они потребовали провести полномасштабное тестирование россиян на коронавирус, запретить все массовые мероприятия и перенести голосование по поправкам к Конституции.



В поддержку идеи самоизоляции выступили «Ведомости», которые поменяли логотип одного из выпусков газеты на «Вседомой». «Остановить распространение заразы мы можем только вместе, если будем соблюдать необходимые в таких случаях меры предосторожности. Например, чаще мыть руки, дезинфицировать смартфоны, клавиатуры, дверные ручки и другие предметы, избегать массового скопления людей и тем более не появляться в людных местах с недомоганием», —перечислили возможные меры авторы текста.

А вот один из основателей Либертарианской партии России Михаил Светов поддержал теорию коллективного иммунитета. «Здравый смысл по борьбе с уханьским вирусом пока показывают только англичане и голландцы. Там решили переболеть всей нацией, чтобы выработать коллективный иммунитет. Выйдут из кризиса с живой экономикой», — написал он в твиттере.

В свою очередь журналист Юрий Сапрыкин размышляет не только о выборе между «нормальной» жизнью и ограничениями, но и о другой этической дилемме, связанной с вирусом: пока одни могут комфортно самоизолироваться, рапортуя об этом в соцсетях, другим приходится работать с увеличенными нагрузками. Сотрудники служб доставки, продавцы в магазинах и аптеках вынуждены подвергать себя повышенной опасности, чтобы поддерживать стабильность инфраструктуры.



Кроме того, Сапрыкин отмечает, что по угрозой находятся пожилые люди, у которых просто может не быть доступа к смартфону, с помощью которого можно заказать еду или лекарства. «Возможно, прежде чем окончательно окуклиться под уютным пледом, стоит посмотреть на людей, живущих рядом — кто из них не в состоянии обеспечить себе такой режим и следовательно, нуждается сейчас в помощи?» — пишет журналист. Впрочем, на эту проблему обратили внимание уже многие: в домах появляются специальные анкеты для соседей, которые готовы помочь с самым необходимым пожилым людям в самоизоляции.