Сюжет
16:34
8 Мая 2019 г.
«Спасибо стюардессам, они спасли меня». Катастрофа SSJ 100 в Шереметьеве глазами выживших и очевидцев
Поделиться:

«Спасибо стюардессам, они спасли меня». Катастрофа SSJ 100 в Шереметьеве глазами выживших и очевидцев

«Спасибо стюардессам, они спасли меня». Катастрофа SSJ 100 в Шереметьеве глазами выживших и очевидцев
Фотография:
Сергей Ведяшкин / Агентство «Москва»

5 мая при аварийной посадке в аэропорту Шереметьево самолет SSJ 100 авиакомпании «Аэрофлот» несколько раз ударился о взлетно-посадочную полосу и загорелся. В катастрофе погиб 41 человек, 33 пассажира и четыре члена экипажа выжили. Что говорили люди, которые сумели выбраться из охваченного пожаром лайнера, как они оценили действия экипажа и слова очевидцев трагедии — в материале RTVI.


Татьяна Касаткина, бортпроводница SSJ 100

По словам бортпроводницы SSJ 100 Татьяны Касаткиной, в самолет ударила молния, «была вспышка и хлопок». На борту возникли проблемы со связью. «Все вообще было очень быстро, был черный дым. Прямо ни секунды не было времени. <...> Все начали соскакивать с кресел и продвигаться к выходам, хотя самолет еще был на скорости». Касаткина сказала, что сразу же после остановки самолета начала эвакуацию. «Я выталкивала ногой дверь, а потом пассажиров выталкивала, чтобы они не задерживали эвакуацию. Прямо каждого за воротник [вытаскивала]». Она добавила, что люди кричали о пожаре, но самого пламени в салоне бортпроводница не видела.

***

Дмитрий Хлебников, пассажир  

«Я благодарен Богу, что случилось все именно так. Спасибо стюардессам, они спасли меня. Девочки стояли рядом. Помещение, где был газ и темно, самая высокая температура, они оттуда помогали выбраться людям, помогали спуститься на трап», — сказал пассажир Дмитрий Хлебников. По его словам, пожар начался «после второго удара о землю».

***

Михаил Савченко, пассажир

Еще один пассажир, игрок клуба «Что? Где? Когда?» Михаил Савченко тоже отметил профессионализм бортпроводников. Он поблагодарил экипаж, «который все сделал оперативно и четко», а также сотрудников МЧС, врачей, пожарных и психологов.

«Я не знаю, что сказать про людей, которые выбегали с сумками. Бог им судья. Но очень хочу попросить не травить их, уверен, им и так очень тяжело сейчас. Я не думаю, что хоть один человек в этом горящем аду хладнокровно и обдуманно тащил чемоданы», — написал Савченко на странице «ВКонтакте».

Так он прокомментировал сообщения о пассажирах, которые после посадки стали забирать с полок ручную кладь и затрудняли эвакуацию. Но, по словам представителя «Аэрофлота» Максима Фетисова, эвакуацию провели за 55 секунд при норме в 90 секунд.

***

Владимир, очевидец 

«Я собирался на рейс из Москвы в Саранск и переходил от одной стойки регистрации к другой, когда сотрудница аэропорта сказала, что самолет горит, и убежала. Я сразу подошел к окну и увидел черные клубы дыма, при этом открытый огонь был не так заметен. Но было непонятно, что горит. Оперативные службы аэропорта сработали оперативно и очень быстро затушили пожар», — сказал радиостанции «Коммерсантъ FM» свидетель катастрофы по имени Владимир.

***

Олег Молчанов, пассажир 

35-летний предприниматель из Мурманска Олег Молчанов вместе с женой были на борту SSJ 100. Они сидели на 12-м ряду. По его словам, паника на борту началась после первого удара о землю. Некоторые с задних рядов побежали вперед — относительно слабый удар позволил им сделать это», — сказал Молчанов. Он добавил, что видел  «как во время ударов разрушается обшивка, как начался пожар».

По его словам, огонь моментально распространился по салону самолета, а на его глазах плавился иллюминатор. Салон был в дыму, а сам Молчанов чуть не потерял сознание, когда полз к аварийному выходу. «Никакой давки в самолете не было» — уточнил пассажир.

Он помог вытащить из дыма трех человек, а потом выполнил указание бортпроводницы и съехал вместе с женой по надувному трапу.

***

Антон Шилов и Василий Печников, пассажиры 

«Маски не вывалились, зато половина багажных полок открылись при ударе и вещи выпали. Не было такого, что кто-то остановился, создал пробку...», — сказали Антон Шилов и Василий Печников, которые были на борту самолета.

По их словам, никто не сказал об аварийной посадке: «Паники не было, <...> люди заулыбались, было полное ощущение, что мы уже сели. Потом было первое касание <...> довольным жестким и нас подкинуло и был второй удар. Я вижу, как двигатель загорается с нашей стороны <…>. Сплошной дым и жар в лицо...».

***

Марина Ситникова, пассажирка

«Я сидела в десятом ряду. Мы заходили на посадку, и дальше все произошло сразу, молниеносно: один сильнейший удар — у меня чуть глаза из орбит не вылезли, второй чуть потише, третий, а потом дым и сразу начало гореть», — сказала пассажирка Марина Ситникова. Она добавила, что давки при эвакуации не было, «был только дым».

***

После катастрофы Следственный комитет России завел уголовное дело по статье о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта. Следователи рассматривают три основных версии, которые могли привести к трагедии. Это плохая подготовка пилотов, диспетчеров и людей, которые осматривали самолет перед вылетом, техническая неисправность и плохая погода. 

7 мая газета «Коммерсантъ» со ссылкой на источники, близкие к расследованию, написала, что приоритетная версия — ошибка пилотов, которые сначала решили лететь через грозовой фронт, а после возникновения технических проблем сразу пошли на посадку, а не продержались несколько часов в воздухе, чтобы сжечь топливо. Во время приземления в ручном режиме они не справились с так называемым отскоком от взлетно-посадочной полосы, что, возможно, свидетельствует об их недостаточной подготовке.

В министерстве транспорта России заявили, что не видят оснований для приостановки полетов самолетов SSJ 100.

Загрузка...