Реклама
Сюжеты
19:09
11 Ноября 2020 г.
Сибирские ученые предложили лечить COVID-19 ягелем и корой березы. Почему это не сработает, объясняем с биологом Ириной Якутенко
Поделиться:

Сибирские ученые предложили лечить COVID-19 ягелем и корой березы. Почему это не сработает, объясняем с биологом Ириной Якутенко

Фотография:
ГУ МЧС России / ТАСС

В Якутии ведутся клинические испытания биопрепарата «Бетукладин» для лечения коронавируса на основе ягеля (лишайника) и коры березы. Однако молекулярный биолог и научный журналист Ирина Якутенко сомневается в его эффективности. Она объяснила RTVI, почему история с «Бетукладином» не заслуживает доверия.


По словам доктора биологических наук Сибирского отделения РАН Бориса Кершенгольца, в первой серии испытаний препарата приняли участие медики и пациенты из республиканской больницы в Якутии. Из 33 тестируемых, принимавших препарат, заболел только один человек. В другой группе, которая не принимала лекарство, заболели больше 10%.

Кроме того, проверялась эффективность препарата в реабилитации больных, переболевших коронавирусом. Здесь была отмечена «быстрая и эффективная регрессия остаточных явлений», а пациенты выходили из «постковидного состояния» за 10 дней.

На основании этих данных, рассказал Кершенгольц, Минздрав Якутии дал добро на проведение расширенных клинических испытаний на базе медучреждений. Врачам уже передали 6,4 тысяч доз препарата. Ожидается, что испытания продлятся до конца года. Затем документы на «Бетукладин» направят в Роспотребнадзор для утверждения в качестве биоактивной добавки при борьбе с коронавирусом.

Якутенко в разговоре с RTVI отметила, что утверждения сибирских ученых, что «Бетукладин» обладает общим противовирусным действием, не обладают научной достоверностью. По ее словам, она не видела никаких публикаций, объясняющих возможный о механизм действия ягеля и березовой коры против коронавируса.

«Должна быть исходная гипотеза, которая объяснила бы, почему этот препарат действует <...> Прежде чем что-то испытывать ученые выдвигают предположения, на какой из вирусных ферментов или белков, необходимых для проникновения вируса в клетку, может действовать это вещество, затем проводят эксперименты “в пробирке” и только потом – испытания на животных и людях», — объяснила биолог.

Якутенко подчеркнула, что все вирусы — разные. У каждого из них разные механизмы проникновения, разные ферменты, которые отвечают за их репликацию. Не бывает противовирусных препаратов вообще, любое эффективное вещество блокирует какой-то конкретный процесс, отмечает она.

Также Якутенко раскритиковала процесс испытания препарата. «Мы не видели ни одной статьи, в которой было описано исследование, его дизайн и методология: сколько человек участвует, что и как они получили, кто получил плацебо, кто получил препарат, каковы были критерии оценки эффективности», — добавила она.

Кроме того, Якутенко обратила внимание на утверждение, что биопрепарат влияет на некие «шесть механизмов патогенеза действия SARS-CoV-2» – это некая загадочная константа, неизвестная научному сообществу. По ее словам, все препараты, которые показали хоть какую-то эффективность в отношении коронавируса, делятся на три группы: первая мешает вирусу размножаться, вторая — снижает патологическую активацию иммунитета, третья не дает развиться тяжелым последствиям такой гиперактивации, прежде всего снижает риск тромбозов . В случае с COVID-19 лекарства разные важно давать в определенной стадии болезни. Например, противовирусное ремдесивир эффективен на ранней стадии, а стероиды – на поздней, когда уже имеет место гиперактивация иммунитета. «А этот препарат [„Бетукладин“], получается, на всех стадиях эффективен. Такого не бывает», — заключила эксперт.

На эффективность в борьбе с коронавирусом проверяют и другие природные средства. Так, 10 ноября на сайте «Наука из первых рук» вышла новость, что ученые Центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» в Новосибирске доказали эффективность экстракта березового гриба (чаги) в подавлении размножения частиц коронавируса в пробирке. Именно этот центр разработал российскую вакцину от коронавируса, которая в начале 2021 года должна поступить в продажу.

Экстракт чаги часто используют в народной медицине для профилактики и лечения желудочно-кишечных заболеваний. Специалисты центра «Вектор» утверждают, что доказали эффективность экстракта на вирусах иммунодефицита 1-го типа, простого герпеса 2-го типа, вирусе Западного Нила и вирусе натуральной оспы. При этом извлеченные из чаги водные экстракты также подавляли ВИЧ.

В случае с коронавирусом ученые нанесли на культуру клеток экстракты чаги в разных концентрациях, затем к ним добавляли коронавирус. Исследования показали, что чага понижает патогенные частицы инфекции. В центре «Вектор» считают, что на основе экстракта можно создать препарат против коронавируса и уже подали патент.

В публикации отмечается, что водный экстракт чаги можно приготовить и в домашних условиях, а сам гриб, по мнению ученых нетоксичен. Такой способ испытала на себе соавтор исследований специалист-миколог Тамара Теплякова и ее родственники, когда заболели COVID-19. У них симптомы инфекции прошли через 5–7 дней.

11 ноября материал об березовом грибе вышел на ТАСС в разделе «Наука». Правда, агентство добавило пометку, что «исследование не проходило проверку независимых экспертов», поэтому к выводам ученых необходимо относится осторожно. В пресс-службе Роспотребнадзора заявили, что результаты экспертизы эффективности чаги против коронавируса появятся к конце года.

В случае березового гриба Якутенко считает, что это больше похоже на научное исследования, так как эффективность экстракта проверяли “в пробирке”, а у «Вектора» есть опыт и база для работы с коронавирусом.

«Вполне может предположить, что экстракт чаги демонстрирует противрвирусный эффект в экспериментах на культурах клеток, но от „эффективности в пробирке“ до получения препарата — гигантский путь. И далеко не всегда из эффективного в пробирке вещества возможно получить реальный препарат. Потому что может оказаться, что вещество, например, эффективно только в концентрациях, токсичных для человека».

Якутенко отмечает, что разработка лекарств на основе природных компонентов не является чем-то необычным. Например, в 2015 году Нобелевскую премию в области медицины получила китайская исследовательница Ту Юю за разработку новой антималярийной терапии. При этом вещество, которое она открыла, — экстракт из китайской полыни — был известен в качестве антималярийного препарата в третьем веке нашей эры. Ту Юю работала над лекарством с конца 60-х годов, на клинические испытания препарата потребовалось десять лет. Ежегодно антималярийный препарат, разработанный ее группой, спасает миллионы жизней.


Авторы сюжета: